Шмелёв Н. - С малых высот

Вторая Мировая Война



Шмелёв Николай Александрович

С малых высот

 

Под Москвой

На аэродроме Тамбовской авиационной школы шли обычные учебные полеты. В синеющей выси раскатисто гудели моторы Мы, курсанты, сидели в «квадрате», терпеливо ожидая своей очереди на вылет. Полуденная жара и духота клонили ко сну.

Костлявый, длинный курсант Лева Слободин изливал душу:

— Эх, братцы! Чем больше смотрю на технику, что нас по небу возит, тем сильнее на «ястребок» тянет. Не улыбается что-то быть бомбером! Везу! Везу! У-у-у! — изобразил он гудение бомбардировщика.

— Позавчера, — продолжал Лева, — на нашем аэродроме приземлилась парочка «яков» Походил я вокруг одного из этих красавцев, в кабину заглянул Вот это машина! Мечта! Бомбардировщик взлетает — земля стонет! А «ястребки» раз — и ввинтились в небо. Проводил я их глазами и стою... Они уже из глаз скрылись, все смотрю и смотрю. Может, думаю, еще разок над полем пройдут. Вдруг откуда-то, как нарочно, вынырнул с тарахтеньем У-2. Тьфу ты, окаянный! Ни вида, ни скорости! Как только его небо терпит? А ведь недавно был летательный аппарат хоть куда...

— Почему был? — удивился кто-то. — Он и сейчас не хуже других.

— У-2 — это наша летающая парта! Мы на нем впервые воздуха глотнули. А ты — окаянный...

Ребята засмеялись Лежавший на траве Лева приподнялся на локте и, добродушно улыбаясь, взмолился:

— Братцы, я ничего плохого про У-2 не хотел сказать. Просто мне на истребитель хочется, скорость люблю... У-2 тоже на своем месте хорош: колхозные посевы опылять, врачей по деревням возить.

— А на границе он разве не несет службу? — спросил Игнатов, сидевший рядом с Левой.

— Несет! — согласился Слободин.

— Стало быть, тоже боевую задачу выполняет?

— Ну, это ты брось, — заупрямился Лева. — У нас всякая служба считается боевой: хоть штаб охранять, хоть дрова караулить.

— Правильно! — поддержал я Слободина. — Сказано — учебная машина — такая она и есть! Но без нее на «ястребок» не попадешь!

— Глядите! — крикнул кто-то из курсантов. — Фиолетов на посадку идет!

К аэродрому планировал СБ. У самой земли самолет резко нырнул вниз и, ударившись о грунт колесами, подпрыгнул, словно на пружинах.

— Козла дал, — комментировал Слободин.

Все вскочили.

Скоростной бомбардировщик, точно ванька-встанька переваливаясь с хвоста на нос, быстро катил по взлетно-посадочной полосе. Почти у самой границы поля он замедлил бег, неуклюже развернулся и, накренившись набок, остановился, словно наскочил на невидимое препятствие. И тотчас же над кабиной машины показалась фигура инструктора.

— Начинается внушение! — безошибочно определил Игнатов.

Мы засмеялись.

— Сейчас скажет: «Летчика ценят по посадке!»

— Пусть говорит, — добродушно ухмыльнулся кругленький Анатолий Тябут. — Как-нибудь переживем. Осталось всего три месяца.

Инструктор опустился в кабину. Самолет развернулся и медленно порулил на стоянку.

— А по-моему, три месяца — долго! С тоски посинеешь, — неожиданно заявил Агейчик, высокий парень из Ростова. — У меня счет короче. Каждому осталось выпить по сто компотов. Выпьем — и можно в боевой полк двигать. Только тебя. Лева, на истребитель не возьмут, — сказал он серьезно.

— Это почему же? — удивился Слободин.

— Лоб у тебя широковат малость. Стремительности в обличии не хватает! Ребята зашумели.

— Точно!

— Посадить его на «ишака»! Лева растянулся на траве.

— Ладно, я на чем угодно летать согласен. Лишь бы взяли. А вот вы куда пойдете?

— Лично я — в отпуск! — честно признался Агейчик. — Съезжу на месячишко к матери в Ростов, молочка попью, лещей половлю. Знаете, какие у нас лещи! Чебаками зовут.

Он оживился, будто на самом деле увидел этих чудо-рыбин.

— Знаем! Во! — шутя ответил кто-то и ударил по руке выше локтя.

— И такие бывают, — не стал возражать Агейчик.

— Что вы его слушаете, — перебил Агейчика Лева. — Врет он все. Молоко ему нужно... У него невеста в Ростове! Ему только отпуск дай — сразу женится!

Агейчик покачал головой и, приподнявшись, прыгнул на Слободина.

— Жми сало!

Кто-то навалился на них сверху, кого-то толкнули... Таких вольностей на аэродроме мы обычно не позволяли. Командир отряда требовал, чтобы все оставшиеся на земле курсанты внимательно наблюдали за полетами товарищей, анализировали их ошибки. Но сегодня, в солнечный субботний день, мы никак не могли сосредоточиться. Видимо, потому, что учеба в военной школе подходила к концу, впереди нас ожидало много нового, волнующего. Как тут не помечтать и не порезвиться!

Утром 22 июня мы, как обычно, пришли в столовую. Голубоглазая официантка Нина подала завтрак. За столом сидела наша компания: Лева Слободин, Анатолий Тябут, Эдуард Торский, Виталий Рысев, Евгений Игнатов. Мы, москвичи, держались всегда вместе.

В столовую, запыхавшись, вбежал старшина эскадрильи:

— Всем в казарму! Война! Германия напала на нашу страну!

— Война?!

В столовой стало тихо.

Война! Ход мыслей застопорился. Откуда-то издалека, словно из-под земли, прозвучал неузнаваемо глухой голос старшины отряда Фиолетова:

— Встать, бегом в казарму!

«Война! Война!» — в такт бегу отдавалось в ушах...

Неужели и в самом деле война? Не конфликты с самураями на Дальнем Востоке, не кампании по освобождению Северной Буковины или западных районов Белоруссии и Украины, не военные действия с белофиннами, а настоящая, большая война?..

И так вот сразу, неожиданно... А может, не вдруг и не совсем уж неожиданно? Разве мы не готовились к ней все эти годы? А последние события?.. Странная война в Западной Европе с «чудесным» спасением англичан из Дюнкерка, с прекращением огня в дни рождественских праздников, туманные газетные сообщения о переброске немецких войск с запада на восток, высадка гитлеровской дивизии в Финляндии...

Все это настораживало, тревожило, предвещало приближение большой войны.

А что же еще? А еще — твердая убежденность, что война, если она начнется, будет вестись на чужой земле.

И вот война началась. На нас напала фашистская Германия, та самая Германия, с которой совсем недавно был заключен Пакт о ненападении.

Быстрей в казарму!

Экзамены закончились через неделю. Без торжественных церемоний выпускная комиссия объявила приказ об окончании школы. Всем нам присвоили сержантские звания.

Человек тридцать выпускников, среди которых были Игнатов, Слободин, Емельянов и я, назначались летчиками-инструкторами в Чебоксарскую школу пилотов.

Вот и первая военная дорога. Пока она ведет нас в тыл. У железнодорожных мостов выросли небольшие, еще не успевшие почернеть деревянные навесы, а под ними — красноармейцы. Когда мимо проносятся воинские эшелоны, бойцы подтягиваются, некоторые машут вслед. Из открытых дверей воинских теплушек в ответ несется: «Дан приказ ему на запад...» Эшелоны торопятся на фронт.

Прибыли наконец в Чебоксары — небольшой городок на берегу Волги. Сразу началась напряженная работа. Летали ежедневно с рассвета до темноты. Учили курсантов, доучивались сами.

Налетаешься до «черного подворотничка», поболтаешься в воздухе часиков шесть — все больше круг да зона, — думаешь: «Ну все! Последняя посадка — и отдых», — а тут командир отряда показывает два пальца: «Сделай, друг, еще парочку полетиков!» И снова круг да зона. Взлет, первый разворот, второй, третий... расчет, посадка, и снова... до того, что самому впору «скозлить».

Но после трудового дня всегда казалось, что сделать можно больше. Вертелась надоедливая мыслишка: как ты ни старайся, настоящая работа будет только на фронте, туда и надо стремиться.

А оттуда приходили неутешительные вести. Наши войска отступали. Враг захватил Прибалтику, часть Белоруссии и Украины, ожесточенные бои развернулись на подступах к Ленинграду, враг рвется к Смоленску. Разбойничает фашистская авиация.

Комиссар не успевает передвигать на восток флажки на карте, путая названия все новых и новых направлений. Война идет не на чужой, а на нашей земле, той самой, ни клочка которой мы еще недавно не собирались отдавать никому.

Клинья вражеских танковых колонн ползли все дальше в глубь советской территории. Но все-таки где-то на западном Буге дралась Брестская крепость, насмерть стояли защитники Одессы... Когда наступали сумерки, с наших аэродромов поднимались в воздух тяжелые бомбардировщики для нанесения ударов по глубоким тылам фашистской Германии.

Затаив дыхание, мы слушали сводки Совинформбюро... Не на жизнь, а на смерть дрался наш народ на фронтах, самоотверженно трудился в тылу. И всюду в первых рядах были коммунисты и комсомольцы. Геройски погиб экипаж бомбардировщика капитана Николая Гастелло, врезавшись в колонну немецких танков и бензозаправщиков. В ночь на 7 августа на подступах к Москве Виктор Талалихин таранным ударом сбил вражеский бомбардировщик. Тысячи коммунистов добровольно встали в ряды действующей армии. Росло народное ополчение, которое возглавляли московские коммунисты.

В тылу врага разворачивалась партизанская борьба. День и ночь двигались на восток эшелоны с эвакуированными заводами. У каждого из нас крепла твердая убежденность, что недалек тот день, когда вражеские полчища получат сокрушительный удар...

Наступила сырая осень. Деревья почернели, словно их зеленый наряд смыли холодные непрекращающиеся дожди.

Погожие дни теперь выпадали редко. Обычно с утра небо над аэродромом затягивалось облаками и в воздухе повисала свинцовая кисея, сотканная из мелких дождевых капель. Учебные полеты сразу прекращались, занятия переносились с аэродрома в классы. По десять — двенадцать часов в сутки изучали мы с курсантами теорию полета, штурманское дело, материальную часть.

В октябре ударили заморозки. Небо очистилось. Пытаясь наверстать упущенное время, командование школы разработало дополнительный план полетов. Но обстановка неожиданно изменилась. Школу расформировали. Нас с Виктором Емельяновым зачислили в 710-й ночной ближнебомбардировочный полк.

На аэродроме, в казармах, на складах с утра до поздней ночи суетились красноармейцы и командиры. Встречали прибывшее пополнение, получали обмундирование, укомплектовывали эскадрильи и звенья. Часть самолетов для полка перегнали из Горьковского аэроклуба. Это были старенькие У-2. С наступлением темноты начинались полеты. Опыта пилотирования самолета ночью еще никто не имел. Работа была напряженной. И, как во всяком новом деле, не обошлось без происшествий.

Выполняя второй самостоятельный полет, сержант Михаил Федоров высоко выровнял машину, и примерно с четырех метров она рухнула на землю. Сидевший в задней кабине Виктор Емельянов и сам Федоров получили ранения и попали в госпиталь. Емельянова вылечили довольно быстро, и он успел вылететь с нами на фронт, а Федоров остался долечиваться.

Наш полк был двухэскадрильного состава: двадцать летчиков, двадцать штурманов, двадцать самолетов У-2. 28 ноября мы вылетели на фронт. Я расстался со многими товарищами по школе. За первый день преодолели два больших маршрута: Чебоксары — Горький, Горький-Владимир.

Когда поднялись из Владимира, термометр показывал минус три, увеличилась облачность. Метеорологи предупредили: возможно обледенение. Но командир полка капитан Куликов, бывший работник аэроклуба, подумав, сухо ответил: «Мне приказано быть в Ахтырке...»

Вот и первые авиационные сюрпризы. Шедший впереди командир эскадрильи старший лейтенант Беличенко неожиданно отвернул со снижением в сторону и пошел на посадку. Его маневр мне был непонятен. Командир первого звена старшина Покидышев вышел вперед и повел группу дальше.

Пролетев четверть пути, я стал замечать, что с самолетом начинает твориться что-то неладное. Он отяжелел, стал плохо слушаться рулей. Видимо, так же вели себя и другие машины. Над полями они вдруг, словно по команде, переходили на бреющий, а при подлете к лесу медленно набирали высоту.

В чем дело? Я снял крагу и протянул руку к стойке центроплана. Пальцы ощутили холодок льда. Обледенение!

Из рассказов бывалых авиаторов я знал, что из-за обледенения самолета погиб не один замечательный летчик. Теперь вот мне самому пришлось с этим столкнуться. Что будет?

В этот момент переговорное устройство донесло до меня взволнованный голос механика Васи Коновалова:

— Машина покрывается льдом. Что делать?

— Все летят и мы будем лететь!

При подходе к небольшой рощице самолеты медленно поползли вверх. Моторы работали на максимальных оборотах.. Когда лесок кончился и впереди показалась равнина, я заметил торчащий из снежного сугроба хвост У-2. В нескольких метрах от него стоял, свалившись на крыло, второй самолет. Что такое? Перевел взгляд на ведущего и увидел, что эскадрилья пошла на посадку. Стал осторожно снижаться и я. Приземлился и вижу: товарищи, которые сели раньше, бегут туда, где лежат разбитые машины.

Едва самолет закончил пробег, я выскочил из кабины. От волнения забыл даже выключить зажигание. Около кустов рядом с разбитыми машинами стоял политрук Жарков. На голове у него был только белый подшлемник.

Я сразу выяснил, что случилось. Пройдя деревню, Покидышев повел звено с набором высоты, чтобы перетянуть через лес. Правый ведомый Иван Третьяков не справился с обледеневшим самолетом и оказался под хвостом у Покидышева. Чтобы не врезаться в лес, он потянул ручку на себя и винтом отрубил хвост самолету Покидышева. Машины пошли к земле...

Летчики растаскивали обломки самолетов и освобождали из-под них своих товарищей. К месту катастрофы стали собираться жители деревни. Подъехала пара лошадей, запряженных в сани. Старики, женщины и дети вместе с летчиками помогали пострадавшим. Штурмана младшего лейтенанта Волкова посадили к березе. Его голова чуть наклонилась на правое плечо. У него была сломана левая рука и ключица. Старшина Покидышев лежал на снегу. Он тяжело дышал. У него было разбито лицо, сломана нога. Иван Третьяков изредка вскрикивал: «Ой, ребята, жжет!» — и хватался за ноги.

На лошадях отвезли пострадавших в ковровский госпиталь. Было совсем темно, когда мы добрели до деревни.

Утром нам сообщили, что старшина Покидышев скончался. Это была наша первая потеря. Теперь уже не по рассказам, а на собственном опыте мы испытали, что такое обледенение.

Утром прилетел командир полка. Разобрав накоротке причины происшествия, он дал указания, и эскадрилья перелетела на аэродром Кольчугино.

Дальнейший путь тоже проходил не гладко: экипажи теряли ориентировку, совершали вынужденные посадки. Сказывался недостаток опыта.

На 30 ноября был назначен перелет к конечному пункту маршрута — на прифронтовой аэродром Ахтырка. К вечеру ударил мороз. Сковывая движения людей, он мешал готовить самолеты. Ламп для подогрева моторов было мало. Бензина тоже оказалось недостаточно для полной заправки всех машин. Поэтому была дана команда заправляться горючим настолько, чтобы долететь до Ахтырки.

Быстрее других подготовили самолеты младшего лейтенанта Голованова, сержанта Евтушенко и мой. Командир полка разрешил нашему звену самостоятельно следовать в Ахтырку.

Вначале полет протекал нормально. Наблюдая за местностью, я все время сличал ее с картой. Эти места мне были хорошо знакомы. Ведь Кольчугинский район — моя родина. Вот справа показалась деревня Фомино, вот река Шорна, где я в детстве ловил с ребятами рыбу. Вот лес, в котором собирал грибы. А вон там, вдали, виднеется деревня Блудово, где я родился. Слева осталась станция Желдыбино, откуда я девятилетним мальчиком первый раз поехал в Москву.

Знакомые, милые сердцу места остались уже далеко позади, а я все еще находился во власти нахлынувших воспоминаний. И вдруг-что такое? Замечаю, что станция Карабаново, которая должна быть слева, оказалась в семи километрах справа. Значит, звено уже уклонилось от намеченного маршрута?

Неожиданно впереди показались дымящиеся трубы, а затем и город. «Ахтырка! Прилетели!» — обрадовался я.

Видимо, так подумал и командир звена младший лейтенант Голованов.

— Где аэродром? Куда садиться? — спросил он у своего штурмана.

— Аэродрома не вижу, — взволнованно ответил Осокин. Он только до станции Карабаново вел самолеты точно по маршруту, потом где-то «проморгал» и потерял ориентировку.

— Что за город?-уже крикнул Голованов и стал вводить самолет в разворот.

— Мне кажется, это еще не Ахтырка, — оправдывался штурман.

— Осокин, горючее кончается, надо немедленно садиться, где аэродром? — строго повторил командир звена.

— Вон слева, между последней улицей и лесом, на самой окраине — площадка. Надо садиться там! Аэродрома не вижу! — ответил Осокин.

Голованов распустил строй и первым пошел на посадку. Приземлившись, все три самолета подрулили к большому дому. Осокин выпрыгнул из кабины и, заметив группу людей, подбежал к ним.

— Что за город?-спросил он, стараясь скрыть смущение.

— Пушкино, Пушкино! — наперебой закричали несколько человек.

Командир рассердился:

— Шляпа ты, Осокин, а не штурман. Не из Блудова ли ты? До Блудова ты соображал...

— Нет, это Шмелев из Блудова, — попытался отделаться шуткой Осокин.

— Товарищ командир, у меня еще есть горючее! — послышался голос Николая Евтушенко. — До Ахтырки долечу. Разрешите?

Эти слова обрадовали всех. Ведь если он долетит, значит, в полку сегодня же будут знать о нашей вынужденной посадке.

Командир разрешил экипажу Евтушенко продолжать полет и посоветовал строго держаться железной дороги.

Николай так и поступил. Добравшись до Ахтырки, он нашел заместителя командира эскадрильи лейтенанта Мишина и доложил ему о вынужденной посадке звена.

Утром нам на автомашине привезли бензин и лампы для подогрева. Толстый, неповоротливый лейтенант Михайлов — штурман полка — строго отчитал младшего лейтенанта Осокина за потерю ориентировки. Он сделал замечание и командиру звена.

Пока техники трудились возле машин, мы под руководством Михайлова готовились к полету.

— Пойдем на прямую Пушкино — Ахтырка. Следовать строго по маршруту, — предупредил нас штурман полка. И убежденно добавил: — Район Москвы я знаю как свои пять пальцев. Захочешь заблудиться не заблудишься.

Через час мы взлетели. Вначале шли точно по маршруту. Затем стали уклоняться вправо, чем дальше — тем больше. Михайлов это заметил, но не признался командиру звена. В конце концов он потерял ориентировку. Время шло. Голованов продолжал спокойно пилотировать самолет. Наконец Михайлов по внутреннему переговорному устройству сказал Голованову:

— Что-то не узнаю эти деревни. Может быть, сядем и спросим?

— Чтой-та, ктой-та... ездил бы ты на телеге, милый, — проворчал Голованов и, обернувшись назад, помахал левым кулаком над козырьком второй кабины.

Уж очень не хотелось верить, что мы опять заблудились. Впереди за лесом показалась большая снежная поляна, а за, ней такая унылая деревенька, которая, попадается, наверно, лишь тогда, когда потеряна ориентировка. Осмотрев поляну, командир звена пошел на посадку.

Самолет Голованова остановился около крайнего дома деревни. Дети сразу же окружили его. Грузный Михайлов вылез из кабины, направился по глубокому снегу к женщине, одетой в дубленую шубу.

— Как называется деревня?-спросил Михайлов.

— Новденская, Новденская, соколик! — охотно ответила женщина.

«Соколик» отыскал на карте деревню, находившуюся далеко правее линии маршрута, поблагодарил женщину и быстро зашагал назад к самолету.

— Это Новденская! Вправо уклонились! — весело крикнул он Голованову, будто тот только и мечтал попасть в эту деревню.

Минут через десять после взлета Михайлов снова потерял ориентировку. Пришлось Голованову второй раз садиться в поле у деревни Жары и тем же «способом» восстанавливать ориентировку. «С этим зазнайкой и болтуном горя хлебнешь», — подумал я, наблюдая за Михайловым, уткнувшим пухлые щеки в планшет.

Взлетели, взяли намеченный курс и вскоре пересекли железную дорогу.

— Что это за станция справа? — спросил Голованов у Михайлова.

— Не знаю, — виновато ответил штурман. Не сказав больше ни слова, Голованов повел самолет на посадку. На этот раз мы приземлились в Карабаново, а вскоре добрались наконец и до места назначения.

Не знаю, как для Голованова, а для меня этот полет явился хорошим уроком. Стало ясно, что дальше так летать нельзя. Мыслимое ли дело: на маршруте в тридцать километров уклониться в сторону на семьдесят? Нужно было учиться искусству ориентировки, и учиться настойчиво!

1 декабря 1941 года весь наш 710-й полк собрался в Ахтырке, в каких-нибудь ста километрах от Москвы... Враг стоял у ворот столицы. Захватив Клин, Яхрому, Истру, его отборные танковые и моторизованные дивизии под прикрытием авиации стремились любой ценой прорваться к Москве. Но все попытки противника «выровнять» линию фронта за счет нового наступления, предпринятого во второй половине ноября, разбивались о беспримерную стойкость наших войск.

Все чаще горели «юнкерсы» и «хейнкели» в подмосковном небе. Страну облетела весть о героическом подвиге двадцати восьми панфиловцев, задержавших немецкие танки на Волоколамском шоссе, у разъезда Дубосеково. Из уст в уста передавались слова политрука Клочкова: «Отступать некуда, позади Москва».

Московский комитет партии писал в листовках:

«Над Москвой нависла угроза, но за Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови!»

Ходили слухи, что восточное Москвы накапливаются наши свежие резервы, собирается ударный кулак. Казалось, что на подступах к столице войска Красной Армии сжимаются в огромную пружину, чтобы развернуться для ответного удара.

Ждали: обстановка вот-вот должна круто измениться. Наш 710-й авиаполк был одним из многих частей, прибывших под Москву. Он влился в состав военно-воздушных сил 1-й ударной армии, только что прибывшей из Сибири.

И вот то, о чем думали, чего так долго ждали, свершилось: 6 декабря войска Западного фронта перешли в контрнаступление.

Вначале мы помогали наступающим частям поддерживать связь со штабом армии. Первыми включились в боевую работу командиры эскадрилий, их заместители и некоторые командиры звеньев. Рядовые летчики пока на задания не ходили.

Но с увеличением темпов наступления самолетов для связи требовалось все больше. Поэтому и мне вскоре пришлось вылететь на фронт. Нам с Гарифуллиным приказали доставить в стрелковую бригаду пакет.

Когда мы, выполнив задание, пошли перелеском к своему самолету, внезапный взрыв колыхнул землю. Неподалеку фонтаном взметнулись вверх комья снега и мерзлого грунта. Воздух наполнился частыми выстрелами зениток и пронзительным воем бомб. Потом перелесок утонул в грохоте разрывов.

Налет «юнкерсов» застал нас в трехстах метрах от землянки начальника штаба. Ни я, ни Гарифуллин, к счастью, не пострадали. Пришлось только некоторое время побыть санитарами: перевязать раненного в ногу пехотинца.

После бомбежки к нам подошел майор и сказал:

— Готовьтесь к вылету. Ваш полк сегодня перелетел в Клин. Вот сюда, — ткнул он карандашом в карту.

Размаскировав самолет, мы со штурманом прогрели мотор и взлетели. Под крылом замелькали украшенные инеем деревья. На душе посветлело. Во-первых, в воздухе не так страшно, как на земле. А во-вторых, мы как-никак выполнили первое задание: пакет доставили точно в срок.

Некоторое время летели над дорогой, загроможденной разбитыми автомашинами, трупами лошадей, исковерканными орудиями. Кое-где на обочинах чернели сгоревшие вражеские танки. Мрачная дорога войны...

Впереди показались развалины завода. Самолет шел точно по курсу. Минут через десять слева должно появиться Ленинградское шоссе. Перевалили через лес и действительно увидели внизу широкую автостраду, по которой двигались колонны людей и машин. Это шли на запад наши войска.

А вот и Клин. Сделав круг над городом, быстро нашел аэродром и без труда сел на ровном поле, неподалеку от зенитной батареи. Возле орудий стояли артиллеристы. Гарифуллин окликнул их:

— Братцы! Где стоит семьсот десятый авиаполк?

— Не знаем! Поищи на той стороне аэродрома, — за всех ответил рыжеусый солдат.

На малом газу мы повели машины на другую сторону аэродрома, по пути высматривая стоянки У-2. Их, однако, нигде не было. У самого леса увидели остроносых «мигов» и группу людей возле них.

— Товарищи! — снова спросил штурман. — Где тут стоит семьсот десятый авиаполк? Техники переглянулись.

— Семьсот десятый? Не слыхали о таком. А где он базируется?

— Здесь, в Клину, — пояснил штурман. Техники захохотали.

— Эк куда хватил! Да разве это Клин? Это же Солнечногорск.

Штурман смутился, но быстро овладел собой и тоже рассмеялся.

— Значит, малость не дотянули?

— Оно и видно! — добродушно заметил чумазый техник.

— Горючего-то хватит до дома добраться? — спросил другой.

— Хватит.

— Ну, тогда попутного ветра! Через несколько минут мы сели в Клину. Подрулив к стоянке, сразу увидели знакомые лица.

— Снова вместе, — обрадовался подошедший Виктор Емельянов.

На следующий день получили приказ перелететь на озеро, расположенное неподалеку от деревни Теряева Слобода. Взлетали поочередно с интервалом в десять минут. Шли примерно на пятидесятиметровой высоте курсом на Ярополец.

В Теряеву Слободу добрались благополучно. Большая часть деревни оказалась разрушенной. Уцелевшие дома стояли с выбитыми окнами и выломанными дверьми.

В одном из таких домов мы и разместились. Забили окна фанерой, поставили железную печку. Стало по-домашнему тепло и уютно, хотя линия фронта проходила всего в двадцати километрах отсюда, по реке Лама.

Однажды вечером мы собрались после полетов у затопленной печки. Техники зажгли коптилку, разогрели консервы и приготовили ужин. Виктор Емельянов подшучивал над сержантом Зориным, у которого в полете ветер вырвал планшет с секретным пакетом. Летчик развернул самолет и бросился на поиски. Шесть раз садился. К месту последней посадки прибежали ребятишки. Один из них сказал:

— Дядя летчик, это не ваш самолет потерял прозрачную сумку? Мы нашли ее...

— Ты ребятам-то сказал спасибо? — под общий смех спросил Виктор у Зорина.

Но Зорин не успел ответить Емельянову. Входная дверь внезапно отворилась, пламя в печурке заметалось, огонек коптилки, сделанной из снарядной гильзы, потух. На пороге появился лейтенант Ноздрачев. Обернувшись, он стал вежливо приглашать кого-то войти:

— Проходите, проходите, вот сюда, ближе к печке, здесь теплее.

В комнату вошли три человека в летном обмундировании. У каждого кроме пистолета ТТ висел на плече маузер. Незнакомцы прошли к печке. Емельянов и Зорин предложили им свои табуретки. Ноздрачев поздоровался и объявил:

— Товарищи, это наши боевые друзья. Всех троих приказано срочно доставить в штаб фронта. Полетим втроем — Емельянов, Шмелев и я. К рассвету техникам подготовить самолеты!

Мы окружили гостей, зажгли потухшую коптилку. Предложили с нами поужинать, но те отказались:

— Спасибо, нам нельзя есть.

— Это почему же? — удивился Виктор.

— Причина уважительная,-ответил один из них.- Двенадцать суток голодали, мотаясь по тылам врага. То, что было положено на сегодня, уже съели. Так что, спасибо за угощение...

Все, кто находился в комнате, с любопытством смотрели на пришельцев. Емельянов и Манеров подсели поближе к ним и стали расспрашивать:

— Как вы забрались к фрицам?

Один из ночных гостей — старший лейтенант Синиченко не спеша начал рассказывать.

Большую группу десантников-коммунистов и комсомольцев-выбросили на парашютах в тыл врага, чтобы они разведали, где противник строит оборону, где у него склады с боеприпасами. Им было приказано также узнать, где расположены вражеские танки и огневые точки.

— Выбросили нас ночью. Приземлились мы около деревни. Пятеро мужчин и одна девушка — радистка. Остальных разыскать не удалось. Шли днем и ночью. Наблюдали за передвижением немцев. Вдали от линии фронта было довольно спокойно. Раз в сутки заходили в деревню. Нас тепло встречали колхозники, кормили, рассказывали все, что знали о противнике. По мере продвижения к фронту становилось все труднее. Деревни были забиты фашистами. Днем отсиживались в лесах, ночью шли дальше. Питались сухарями. Костров не разводили. На пятые сутки кончились и сухари. Голодные, озябшие, мы рискнули зайти в деревню.

Тихо подошли к крайнему дому, постучали. За дверью послышался старческий голос: «Вам кого надо?»

Я ответил по-немецки: «Открывай».

Вошли в сени и шепотом спросили: «Немцы в доме есть?» — «Трое, — ответила старушка, — спят, вчера пьяные были, свиньи».

Вшестером быстро покончили с ними, оттащили в огород, забросали снегом. Когда вернулись в дом, хозяйка подала на стол две крынки молока, тарелку творогу и буханку хлеба.

Как голодные волки, накинулись мы на еду и быстро съели все. Вдруг на улице послышалась немецкая речь. Куда деваться? Решили подняться на чердак. Внизу началась стрельба. Через слуховое окно мы попрыгали в сугроб и побежали к лесу. Немцы заметили нас и открыли огонь. Шальная пуля попала в Валю-радистку. Мы унесли ее в лес. Когда стрельба прекратилась, похоронили нашу боевую подругу.

После этого в деревни не заходили. По дороге еще один товарищ умер.

На двенадцатые сутки мы совсем обессилели. Решили остановиться и ждать в лесу подхода наших частей. Вскоре умер еще один. Нас осталось трое...

К вечеру на поляне показались люди в маскировочных халатах. Кто они? Немцы или наши? Каждый на всякий случай занял позицию и положил возле себя пистолет и нож. Нас заметили и стали окружать. Кольцо сужалось.

Вдруг один из лыжников, споткнувшись, громко выругался. Свои! Нас привели в штаб дивизии, потом отправили дальше — в армию. Там мы кушали под наблюдением врачей, сначала понемногу, затем побольше. Сегодня третий день, как мы питаемся нормально. Вот и вся история, — закончил старший лейтенант Синиченко.

Когда он умолк, в комнате несколько минут стояла тишина.

— Так вот что значит война... — сказал, глубоко вздохнув, Зорин.

А мне хотелось сказать другое: «Вот что значит быть коммунистом и уметь по-партийному выполнять свой долг».

Этот вечер хорошо запомнился каждому из нас.

На следующий день мы с рассветом вылетели из Теряевой Слободы и взяли курс на Перхушково. После посадки направились в лес, где размещался штаб Западного фронта. В бараке у шлагбаума находилось бюро пропусков. Когда мы туда вошли, старший лейтенант Синиченко предложил отдохнуть и на прощание покурить.

Из двери, напротив которой мы сели, вышел высокий мужчина в меховом коричневом комбинезоне и с удивлением стал рассматривать нас.

— Синиченко! — вдруг воскликнул он. Подбежал к разведчику, обнял его.

Уткнувшись в воротник комбинезона, Синиченко тихо проговорил:-Товарищ майор, командир... жив!

— Жив, жив! — ответил растроганный майор. — Через час будем докладывать командующему фронтом...

Потом Синиченко подошел к нам проститься.

— Спасибо, — сказал он. — Будете в Москве, заходите. В дом НКО. Там меня знают.

Каждому из нас он крепко пожал руку. Распрощавшись с десантниками, мы вернулись в полк.

***

Во второй половине декабря полк перелетел в деревню Смольниково, расположенную в нескольких километрах от Теряевой Слободы. Летный и технический состав разместился в домах колхозников. Неподалеку от деревни, возле леса, батальон аэродромного обслуживания оборудовал хорошую взлетно-посадочную площадку. В сосновом подлеске мы искусно замаскировали свои самолеты.

Войска 1-й ударной армии вышли в это время на реку Ламу и стали с ходу прорывать вражескую оборону. Приданные ей военно-воздушные силы получили приказ поддержать наступление.

Все наши самолеты переоборудовали — приспособили для бомбометания. Позади штурмана, в фюзеляже, прорезали отверстие и вставили металлическое ведро, в котором помещалось пять-шесть небольших осколочных бомб.

Холодным зимним вечером летчики и штурманы 710-го авиаполка собрались на командном пункте. Наш командир капитан Куликов объявил:

— Получен боевой приказ: нанести бомбовый удар по вражескому узлу сопротивления, расположенному близ деревни Чекчино, на западном берегу Ламы. Это примерно в двадцати пяти километрах от Волоколамска. Из этой деревни фашисты ведут сильный пулеметный и минометный огонь. Надо уничтожить их огневые точки и помочь нашим войскам освободить населенный пункт.

— Вот и стали мы ночными бомбардировщиками,- задумчиво сказал Виктор Емельянов, когда командир полка, поставив задачу, разрешил расходиться.

— А почему бы и нет? Давно пора! — отозвался парторг полка Жарков. — Идет большое наступление наших войск. Нужно поддержать их всеми силами и средствами. Вот и для нас настало время стать ночными бомбардировщиками. А теперь пошли, ребята! Надо готовиться!

Жарков встал, погасил недокуренную папиросу, улыбнулся своей светлой улыбкой и направился к двери. За ним пошли все остальные.

Когда совсем стемнело, летчики и штурманы направились к своим «ночным бомбардировщикам». Предстоял первый боевой вылет за линию фронта. Мы ожидали его с нетерпением. Но каким он будет? Раньше мы летали над своей территорией. Врага можно было встретить только в воздухе. А теперь он будет стараться уничтожить нас и с земли.

Перед взлетом душевное состояние у всех было какое-то необычное. Каждый горел желанием как можно лучше выполнить первое боевое задание.

Наши старшие товарищи, воевавшие с белофиннами и на Халхин-Голе, старались передать нам свой опыт, советовали что делать в случае, если собьют или повредят самолет. Старший лейтенант Василий Слукин говорил:

— На вынужденную старайтесь садиться ближе к лесу. Он вас скроет. А потом через линию фронта добирайтесь до дома.

Но его слова не ободряли, а навевали неприятные мысли. Кому хочется помирать в девятнадцать лет?

И все-таки мы с огромным желанием, даже с азартом шли на первое боевое задание.

Механик Коновалов доложил о готовности самолета к вылету. Штурман Гарифуллин проверил подвеску бомб. Все оказалось в порядке. Запустив мотор, я вырулил на взлетно-посадочную полосу. Старт мне дали немедленно. Самолет плавно оторвался от земли.

— Забирайся выше! — сказал по переговорному устройству Гарифуллин.

Стрелка высотомера медленно поползла вверх. Через несколько минут полета внизу замелькали десятки вспышек — красных, желтых, синеватых. Вот она, линия фронта, протянувшаяся по реке Лама. Даже ночью здесь нет покоя. На вражеской стороне вспышек больше. Это рвутся снаряды нашей артиллерии.

Курс держим правильный. Вот лес, а вот и деревня.

— Цель вижу! — доложил штурман. — Держи правее! Деревня вытянулась с востока на запад километра на полтора. На снегу отчетливо видны квадратики изб, а возле них коробочки автомашин.

— Заходи вдоль деревни! — скомандовал Гарифуллин. — Еще правее, так держать! Немцы в избах! Греются, гады!

— Сейчас зашевелятся, — ответил я.

Мотор работал на полную мощность. Вдруг впереди, у самого винта, темноту прошила огненная строчка трассирующих пуль. И тотчас же с земли навстречу самолету протянулись новые трассы. Стреляли из крупнокалиберного зенитного пулемета. Казалось, мы неминуемо должны напороться на одну из этих смертоносных струй. Я откинулся на спинку сиденья, невольно стараясь затормозить движение самолета, и потянул ручку на себя. Машину качнуло. Слева тяжело ухнул зенитный снаряд. В этот момент в ушах раздался голос Гарифуллина:

— Сбросил!

Я тут же свалил самолет на левое крыло и, отворачивая от огненной трассы, стал терять высоту.

— Разворотило сарай, из которого бил пулемет! Загорелись автомашины! Фриц — капут! — кричал штурман.

— Давай домой!

В это время появилась новая огневая точка противника. Трасса пуль метнулась вслед за самолетом. Опять послышались взрывы — один, другой, третий. Я бросил самолет к земле и на бреющем вышел из зоны обстрела.

— Ну как, Коля? Жив? -взволнованно спросил Гарифуллин.

— Жив!

— Бомб маловато! Еще бы заход сделать!

— Ничего! Им сейчас другие добавят!

Внизу знакомым пятном чернел лес. За ним, впереди, находилась линия фронта.

Неожиданно мотор резко сбавил обороты. Самолет вздрогнул и, словно раненая птица, клюнул носом. Не зная, что случилось, я, чтобы не потерять скорость, сразу же перевел машину в планирование. Рука машинально то убирала сектор газа, то до отказа посылала его вперед, но мотор не реагировал. Я как-то сразу ощутил всю трудность обстановки: ночь, мороз, внизу — занятая врагом территория и, главное, сплошной лес. Неужели первый боевой вылет станет и последним?

— Что случилось, Коля? — спрашивает Гарифуллин.

— Мотор отказал!

— У, дьявол! До линии фронта еще километра два.

Единственная надежда на шприцевание. Я с лихорадочной поспешностью пустил в ход шприц. Мотор на несколько секунд ожил и снова умолк. А самолет уже почти касался лыжами верхушек деревьев.

— Буду садиться, приготовься! — передал я штурману.

Впереди на черном фоне леса показалась поляна. Ни на секунду не переставая подкачивать бензин, начал планировать к ней. Когда до земли осталось метра три, мотор вдруг захлопал, словно захлебываясь, и самолет стал набирать высоту.

— Газ! Газ давай!-закричал Гарифуллин.-Жми на сектор!

Мотор взвыл, и машина, так и не коснувшись снега, медленно полезла вверх. Линию фронта перелетели на высоте сорока — пятидесяти метров.

Все произошло так неожиданно и быстро, что я даже не успел по-настоящему осознать опасность, которая нам грозила. Было неясно, почему мотор внезапно сбавил обороты и почему вдруг заработал.

Фронт остался позади. Самолет шел плавно, как ни в чем не бывало. Что же в конце концов случилось?

Эта мысль, очевидно, не давала покоя и штурману.

Что же там было? — спросил он через некоторое время.

— Убей, не знаю, — откровенно признался я.

— А как теперь?

— Полный порядок!

— А ну, испытай мотор на всех режимах! Я убрал газ, а затем резко подал сектор до отказа вперед. Мотор работал нормально. «Наверняка техник чего-нибудь не доглядел, — подумал я. — Вот доберусь до аэродрома — дам ему жару».

Техник Коновалов встретил нас, как всегда, возле посадочной полосы.

— Ты почему выпустил в воздух неисправную машину? Из-за тебя мы с Гарифуллиным чуть у фрицев не сели!

Коновалов, ничего не поняв, заморгал глазами:

— Что случилось?

— Машина не в порядке, вот что! Мотор отказал! — кричал я.

— Не может быть! — убежденно возразил Коновалов. — Знать ничего не знаю. Вызывай начальство.

Пришел инженер. Осмотрели мотор. Никаких неисправностей не нашли. Тогда проверили горючее. В бензине оказалась вода.

— А я думал, по твоему недосмотру что-нибудь случилось! — примирительно сказал я технику. — Ты не обижайся!

— Обойдется! — согласился Коновалов. — Только в другой раз не кричи. Мы, горьковские, за свою работу ручаемся...

— А вот с теми, кто заправлял машину — костромские они или владимирские, — придется серьезно поговорить, — заметил инженер.

Техники немедленно слили из баков испорченное горючее, заправили самолет хорошим бензином и подвесили бомбы. В эту ночь мы сделали еще три боевых вылета.

...Возвратившись однажды с завтрака, мы увидели в общежитии незнакомого человека. Он сидел на корточках в углу и перебирал в чемодане свои вещи. Когда мы вошли, он принял стойку «смирно» и четко сказал:

— Здравствуйте!

— Кто такой? — нахмурившись, спросил лейтенант Ноздрачев.

Новичок немного смутился, но все так же четко ответил:

— Младший воентехник Образцов. Прибыл в ваше распоряжение для прохождения дальнейшей службы.

— Кто, кто? — переспросил Ноздрачев.

— Техник самолета СБ. Наш полк разбили, и я получил назначение к вам. — Помолчав, Образцов спокойно добавил: — Хочу стать штурманом, летать!

— Летать хочешь? Ну что же, это хорошо! Вечером меня вызвал командир полка и объявил:

— Товарищ сержант, младший воентехник Образцов будет вашим штурманом. В его переподготовке вам поможет штурман эскадрильи.

— Есть, — ответил я, постоял немного и, чувствуя, что разговор на этом закончился, вышел.

Вскоре мы получили боевое задание. Штурман эскадрильи старший лейтенант Василий Скляренко помог нам с Образцовым подготовиться к полету. Поскольку у нового штурмана не было опыта ведения ориентировки, Скляренко приказал ему выучить весь маршрут наизусть. Это нужно было сделать еще и потому, что ночью, в слабо освещенной кабине, читать карту почти невозможно. За ночь мы с Николаем Образцовым сделали четыре боевых вылета и быстро нашли общий язык.

Как-то после первого полета меня вызвали на командный пункт полка. В землянке кроме командира я увидел комиссара Короткова, парторга Жаркова и какого-то майора.

— С прифронтовой полосой немцев знакомы? — начал разговор Куликов.

— Знаком.

— Сколько совершили боевых вылетов ночью?

— Тридцать пять.

— Значит, опыт есть! Тогда даю вам ответственное задание: будете разбрасывать листовки во вражеском тылу. За штурмана полетит политрук Жарков. Листовки получите вот у товарища майора — представителя политического управления фронта.

Я замялся. «Почему лететь с Жарковым?»-недоумевал я. Ведь он никогда не изучал штурманское дело. Какой же из него штурман? Только сделали Образцова штурманом, теперь политрука навязывают. Да и задание необычное — разбрасывать листовки. Выходит, наш У-2 становится теперь агитатором.

— Может, мне лучше с Образцовым лететь? — не удержался я от вопроса.

Куликов и комиссар полка переглянулись. Коротков нахмурился:

— Полетите, с кем приказано. Задание ответственное, и доверить его можно не каждому. А Жарков не подведет. До прихода в наш полк он служил в противотанковой артиллерии, не хуже вашего знает почем фунт лиха.

«Причем тут фунты лиха», — хотел было я возразить, но сдержался и спокойно сказал:

— Вам виднее. Политрука Жаркова я тоже уважаю... Разрешите выполнять задание? Коротков улыбнулся:

— Вот это другое дело. Идите!

А Куликов добавил:

— Смотрите, чтобы порядок был! За выполнение задания и за Жаркова отвечаете вы.

Из землянки вышли втроем. Указав на «газик», доверху набитый листовками, майор сказал:

— Тут работы на неделю, не меньше.

— А по мне хоть на месяц. Могу вообще в штатные пропагандисты записаться.

— Вы комсомолец?

— Конечно.

— Так вот, в листовках, которые вы будете разбрасывать, напечатаны сообщения об успехах нашей армии под Москвой, Тихвином и Ростовом, о славных боевых делах партизан. Советские люди по ту сторону фронта хотят и должны знать правду.

Затем майор рассказал, что есть и другие листовки, на немецком языке. В них тоже сообщается о победах Красной Армии.

— Очень ответственное задание, — заключил майор. — Если хотите знать, это боевое комсомольское поручение.

Теперь я окончательно примирился с мыслью, что вместо штурмана полетит парторг полка Жарков. Политрук, словно угадав мои мысли, улыбнулся.

Мне действительно нравился этот человек. Чуткий, отзывчивый, он был душой нашего коллектива. Каждого умел ободрить и воодушевить. И сам все время рвался в воздух, в бой. Теперь вот его желание удовлетворили. Он летит выполнять боевое задание!

«Газик» подогнали к самолету, листовки выгрузили на брезент. Жаркова усадили в штурманскую кабину и со всех сторон обложили увесистыми пачками. Я помог ему устроиться поудобнее и предложил:

— Давайте возьмем парочку бомб. Над линией фронта полетим — сбросим. Глядишь, какому-нибудь фашисту шишку набьем!

— А куда ты их возьмешь? — поинтересовался Жарков.

— Да в бомболюк, он же пустой.

— Не может быть?! — обрадовался политрук. — Вот красота! А я-то голову ломал, куда еще листовок сунуть. Ну-ка, грузи туда вот те розовые пачки! — приказал он Коновалову.

— Я вам про бомбы говорю, — упрекнул я Жаркова, — бомбы надо бы взять...

— Правильно, правильно. Парочку надо, чтобы сначала объявить фашистам тревогу, а потом провести с ними «политинформацию».

Взяли две осколочные бомбы. Больше Жарков не разрешил. Приказал и в бомболюк добавить листовок

— Успокойся, стратег! Простых вещей не понимаешь. Ну что ты своей бомбой сделаешь? Убьешь одного-двух фашистов? А эти листовки тысячи немцев прочтут. Пусть знают, как им Гитлер головы дурит. Может, кто-нибудь и повернет с фронта, когда подумает о бараньей участи.

Я промолчал, но про себя рассудил иначе: пока эти бараны решат повернуть с фронта, неплохо было бы бомбами «просветить» им головы.

— Можно взлетать? — спросил я у Жаркова.

— Поехали! — задорно воскликнул политрук.

До предела нагруженный самолет поднялся тяжело. Сразу после взлета мы взяли курс на Зубцов. Надо было разбросать листовки над деревнями Медведки, Синицыно, Ульяново, Лешихино. Все эти пункты находились восточное Ржева, примерно в пятидесяти километрах от него.

Погода неожиданно изменилась. Небо заволокло тучами, с запада дохнуло сыростью.

Я старался как можно точнее выдерживать курс и летел низко над землей: от деревни к деревне, от перелеска к перелеску. Дорога к переднему краю была знакомой.

Перед линией фронта набрал высоту, прошел ее под самыми облаками. Внизу мелькали вспышки разрывов, трассы снарядов и пуль. Где-то за лесом полыхало зарево пожара.

— Под нами Лещихино! Бросайте! — подал я команду.

Жарков высунул за борт связанную пачку, сильно встряхнул ее, шпагат разорвался — и за самолетом потянулся шлейф из листовок. С этого момента политрук работал не переставая, сбрасывал листовки над деревнями, над шоссейными и проселочными дорогами — везде, где могут быть люди. За полчаса мы облетели весь заданный район. Когда кабина Жаркова опустела, я развернул самолет на обратный курс.

— Над передним краем постарайся пролететь вдоль вражеских траншей, — напомнил мне Жарков.

К фронту подошли с юго-запада. Над позициями немцев я круто изменил курс, убрал газ и перешел на планирование. Сразу стало непривычно тихо, только снизу доносились пулеметная трескотня и орудийные залпы. На высоте сто пятьдесят метров Жарков открыл бомболюк. Вскоре на земле одновременно появились две тусклые вспышки, а в воздухе закружилось облако листовок. Задание выполнено!

В ту же ночь мы с Жарковым сделали еще один вылет. Линию фронта пересекли благополучно, но в районе Ульянове противник встретил нас сильным зенитным огнем. С двух направлений потянулись к нам огненные дорожки пуль и снарядов. Вспыхнул луч прожектора и, наскоро перечеркнув темноту, заметался в стороне, прощупывая завитки облаков. Я убрал газ и свалил машину на крыло. Самолет начал скользить к земле! Прожектор и зенитный огонь остались в стороне;

И опять сотни листовок полетели на заснеженную землю. Читайте, знайте правду!

Так мы работали две ночи подряд. Встречая нас, Коротков каждый раз жал нам руки, подбадривал:

«Молодцы пропагандисты!» Потом помогал готовиться к следующему вылету.

На следующую ночь наш самолет побывал за линией фронта трижды. Когда возвратились на аэродром, до рассвета оставалось еще часа два. Решили сделать еще один, четвертый, вылет. Заправились, набили штурманскую кабину листовками — ив воздух! Взошла луна, облака посветлели.

— Товарищ политрук! Как бы нам на «мессера» не напороться! Поглядывать надо!

— Уйдем! — успокоил меня Жарков и добавил: — У нас скорость сумасшедшая!

Шутка мне понравилась. Но мои предчувствия оправдались. Едва мы перелетели передовую, Жарков сказал:

— Смотри! Справа под нами летит какой-то чудак! Я глянул за борт. Вначале ничего не заметил, но вскоре увидел внизу полоску лилово-красных огоньков, выбивающихся из выхлопных патрубков. Самолет разворачивался. Вот появилась вторая полоска. Все ясно: под нами — двухфюзеляжный «фокке-вульф» — «рама». Надо немедленно уходить.

Я осмотрелся. Впереди — поле, справа — расплывчатое пятно леса. Не теряя ни секунды, резко развернул машину вправо и с крутым скольжением повел ее к темнеющему лесному массиву.

— Товарищ политрук! Не выпускайте «раму» из виду! — крикнул я парторгу.

— Смотрю в оба! Делай свое дело! — спокойно передал Жарков.

От «рамы» потянулись к нам две светящиеся нити трассирующих пуль. Одна прошла в стороне, другая над моей кабиной.

— Целится по нашим выхлопным патрубкам! — крикнул Жарков.-Убери газ!

Убрал. Увеличив угол планирования, резко развернул машину и направил ее прямо под «раму». Маневр удался. Очередная трасса прошла мимо, и тотчас же над нами с воем пронесся светлобрюхий самолет. Он пролетел так близко, что я даже в темноте отчетливо различил черные кресты на его крыльях.

— Молодец! Молодец! — загудел Жарков по внутреннему переговорному устройству. — Жми к лесу!

От первой атаки удалось увернуться. Я вывел самолет из крутого планирования и, наблюдая за удаляющейся «рамой», повернул к лесу. Только там, на его темном фоне, можно было рассчитывать на спасение. «Рама» тем временем разворачивалась в нашу сторону.

— Во вторую атаку заходит! — предупредил Жарков. — Приготовься...

Не успеем! — отрывисто ответил я.- Выбрасывайте груз, товарищ политрук!

— Листовки? — удивился Жарков. — Ты что? — Они ручку управления зажали! — обозлился я. — Сшибут за милую душу!

— Без паники! — успокоил меня Жарков.

«Рама» начала вторую атаку.

Я убрал газ и резко перевел машину в планирование. одновременно разворачивая ее вправо. Этот маневр позволил на какое-то время уйти из-под вражеского огня. Вот и лесная опушка! Земля стремительно несется навстречу. «Рама» тоже нырнула вниз и открыла стрельбу. Две огненные струи, одна за другой, прошли над правой верхней плоскостью. Защелкали разрывные пули. В переговорном устройстве, словно колокол, загудел бас Жаркова:

— Коля, спокойней!

Еще одна струя. Пули хлестнули по фюзеляжу. Голос Жаркова оборвался. А «рама» была совсем рядом. Снова убрал газ и свалил машину на крыло. Сразу стало необычно тихо. В лицо ударил ветер. Секунду, вторую самолет скользит в стороне от огненных дорожек. Потом я круто разворачиваю его под «раму» и над самыми верхушками деревьев на полном газу иду на запад. Я рассчитывал, что после разворота фашист непременно будет искать недобитый У-2 где-нибудь на пути к линии фронта. И не ошибся. «Рама» действительно пошла к линии фронта, на восток.

— Товарищ политрук, кажется, оторвались! Жарков молчал.

— Товарищ политрук! Вы меня слышите?

— Слышу,-глухо ответил Жарков.

— Куда прикажете лететь?

— Продолжай выполнять задание, -- чуть слышно ответил он.

Машина вела себя послушно. Мотор работал исправно, можно было восстанавливать ориентировку.

Сделав над лесом круг, снова стал набирать высоту. К деревне Салино мы подлетели со стороны лесных оврагов, на высоте восьмидесяти метров.

— Как себя чувствуете, товарищ политрук? — не удержался я от вопроса. — Не укачало вас с непривычки?

— Укачало, — невнятно промолвил Жарков.

— Это ничего! Пройдет. Мы уже над заданным районом, можно бросать листовки.

Жарков начал разбрасывать пачки. Работал он молча, медленно, над некоторыми деревнями заставлял меня пролетать по два-три раза. Наконец, разбросав все, он скомандовал:

— Давай домой!

Возвращались молча. Сели на рассвете. Я отрулил самолет на стоянку и выключил мотор. Откуда-то, словно из-под снега, перед кабиной появился Коновалов. Мельком взглянув на машину, он всплеснул руками:

— Истрепали-то вас как, — запричитал он, — чисто собаку в драке. Какие будут замечания?

— Никаких. Машину подготовил отлично, — от души похвалил я техника. — Ну и дали нам сегодня жизни, чуть душу не вышибли!

Коновалов понимающе закивал головой. Я повернулся к Жаркову. Откинувшись на спинку, он полулежал в кабине. Руки у него были в крови, глаза закрыты.

— Товарищ политрук! Что с вами? Жарков повернул голову и простонал:

— Ноги перебиты. Санитаров позовите.

Я опешил: «Укачало! Повтори заход! Еще раз повтори!» — вспомнились скупые команды Жаркова, и, обругав себя за недогадливость, закричал что есть силы:

— Товарищи! Носилки сюда! Парторга ранило!

На машине его увезли в санчасть батальона, оттуда — в госпиталь. Закончив лечение, парторг через два месяца вернулся в нашу боевую семью.

Зимние ночи длинные. Темнеет рано, а светает поздно. А тут еще морозы наступили, такие, что во время помета до костей пробирает. Особенно тяжело приходилось штурманам. В задней кабине ветер гулял как хотел. А им, чтобы наблюдать за местностью и отыскивать цели, часто приходилось высовываться за козырек. Некоторые обмораживались, несмотря на меховые маски.

...Однажды нам пришлось по пути к Спасс-Помазкину пролетать через городок Ярополец. И мне почему-то вспомнилось, что наш школьный учитель Евстафий Степанович как-то упоминал его, рассказывая об Александре Сергеевиче Пушкине. Поэт приезжал сюда в имение Гончаровых, где навестил мать своей жены- Наталью Ивановну.

Позже в одном из писем Пушкин поделился своими впечатлениями с женою. Он остался доволен и городом, и оказанным ему приемом.

В память о посещении поэтом тех мест центральная аллея Ярополецкого парка названа Пушкинской. В доме, где он останавливался, была и «пушкинская комната».

Гитлеровцы, оккупировав этот район в 1941 году, надругались над памятью великого поэта. Они разграбили дом, уничтожили большую часть сада, а в «пушкинской комнате» устроили конюшню.

Теперь нам, простым советским людям, выпала честь встать на защиту славного прошлого и великого настоящего русского народа. И не беда, что пока в моих руках — маленький, слабо вооруженный самолет! Надо уметь драться и этим оружием. Не столь уж важно, с какого самолета упадет бомба. Главное, чтобы попала в цель и поразила врага!

Конец «черных стрел»

В феврале 1942 года 1-я ударная армия была переброшена под Старую Руссу, на Северо-Западный фронт, где она вместе с другими частями должна была окружить и уничтожить 16-ю немецкую армию

К этому времени в наш полк влилось звено самолетов связи. Его штурманы — лейтенанты Андрей Рубан и Николай Султанов — были назначены к нам, в первую эскадрилью, а летчик Дмитрий Супонин — во вторую.

С тяжелыми боями наши соединения двигались вдоль реки Ловать, окружая армию противника. Напряжение росло с каждым днем. Часто нарушалась связь с частями. И снова все самолеты полка стали связными. Выручай, У-2.

15 февраля мне передали приказ командующего 1-й ударной армией генерал-лейтенанта В. И. Кузнецова — разыскать командира 1-го гвардейского стрелкового корпуса и вручить ему секретный пакет. Погода благоприятствовала полету. Несмотря на низкую облачность, видимость была хорошей. А от зенитного огня всегда можно было уйти в облака. Этими мыслями я поделился с представителем штаба 1-й ударной армии, который летел со мной.

За Александровкой мы попали в зону сильного снегопада. Неожиданно нас обстреляли из крупнокалиберного пулемета. Откуда он оказался здесь? Неужели я заблудился? Раздумывать было некогда. Резко убрал газ, развернул самолет и лег на обратный курс. Пролетев немного, восстановил ориентировку и вновь пошел к линии фронта.

Вскоре, обнаружив укатанную площадку, мы сели.

К самолету подбежали несколько бойцов и командир. Выяснилось — не туда сели, командир корпуса с радиостанцией находился на другом берегу реки.

Три раза я вынужден был сажать самолет вблизи линии фронта, пока не нашел радиостанцию. Задание было выполнено.

Возвращаясь домой, шли над правым берегом Ловати, у самой земли, на высоте пять — десять метров. Снегопад усилился. Пролетев полуразрушенную деревню Ершино, я увидел в лесу поляну, сплошь усеянную трупами. Мне стало не по себе. Убрал газ и сел прямо за лесом.

— Прилетели?

— Нет еще.

— Почему сел?

— Видимости нет, — смущенно ответил я майору.

Вылезли из самолета. Отошли за хвост.

— Товарищ майор! Вы видели эту поляну? Майор понял мое состояние и, грустно улыбнувшись, сказал:

— Что поделаешь-война. А ты испугался, сынок?..

Молчали мы довольно долго, каждый думал о своем.

Вот это война! Поляна километр на километр — вся усеяна трупами! Сотни, а может быть, тысячи человек нашли себе смерть здесь, в болотистых приильменских местах.

Снегопад утихал, видимость стала лучше.

— Полетим, товарищ майор?

— А ты как себя чувствуешь? |

— Ничего!

— Тогда давай!..

Во второй половине февраля в полк пришла телеграмма от командующего нашей армией. За успешное выполнение задания мне была объявлена благодарность.

В это время мы находились в ста километрах от линии фронта. Стоянки для самолетов оборудовали прямо в лесу, а рядом укатали взлетно-посадочную полосу.

Окружение 16-й армии противника шло успешно. Но гитлеровцы не хотели мириться с этим, стали готовиться к прорыву. Южнее Старой Руссы и западнее Демянска они создали крупные группировки войск, которые сходящимися ударами должны были соединиться.

Обстановка на участке 1-й ударной армии изменилась. А это повлияло и на характер боевых действий нашего полка. На связь мы стали летать реже, поскольку наземные войска прочно заняли оборону. Теперь главной задачей стало уничтожение противника, который пытался прорваться. А для этого требовалось перебазироваться ближе к фронту, чтобы меньше времени тратить на полет до цели и обратно. В Ожедове и Александровке были быстро оборудованы аэродромы подскока. Нашему полку приказали действовать с первого аэродрома, расположенного всего в трех километрах от переднего края.

Командир собрал весь летный состав и сказал:

— Сегодня вечером мы перелетаем на аэродром подскока. Ночью будем бомбить немецкие войска в районе Дретино и Белоусов Бор. С рассветом вернемся назад.

— Это что-то новое,- шепнул мне Виктор Емельянов.

— Наверно, подскочим, ударим и убежим, — пошутил я.

Виктор засмеялся.

— Первая эскадрилья вылетает в семнадцать ноль-ноль, вторая — в семнадцать тридцать, — заключил командир полка. — А сейчас всем изучить маршрут и подготовиться к вылету.

Летчики зашумели.

— Николай! — обратился ко мне Образцов. — Курс двести десять градусов. Пойдем через Мануйлово, Борисово и дальше на Ожедово.

— Правильно, Образцов, сейчас скакнем, — сказал Емельянов, хлопнув Образцова ладонью по плечу. Всегда веселый, жизнерадостный, Виктор любил пошутить и частенько забывал о субординации.

— Сержант Емельянов, — резко одернул его Ноздрачев. — Как вы себя ведете? Что за панибратство?

— Извините, товарищ лейтенант, я вас не заметил! — съязвил Виктор.

— Прекратите разговоры!

Лейтенант Ноздрачев был человеком добродушным, но в то же время строгим блюстителем воинской субординации. Бывший аэроклубовский летчик, надев форму лейтенанта, стал ревностно оберегать свое звание, иногда даже чрезмерно. От него часто можно было услышать такие слова и выражения, как «отставить», «прекратить разговоры», «встаньте как полагается при разговоре со старшим». То же случилось и сейчас.

В шестнадцать часов все летчики эскадрильи направились к самолетам. От деревни до аэродрома было километра полтора. Утоптанная дорожка проходила через овраг. Мы отошли метров на пятнадцать в сторону и установили лист фанеры с черным кругом, нарисованным углем. Получилось что-то вроде мишени.

Пропустив вперед начальство, Емельянов оглянулся и сказал:

— Стрельнем?

Стрельба из ракетницы была нашим любимым развлечением. Хотя нам и запрещали это делать, мы все же ухитрялись иногда произвести по два-три выстрела. Днем полеты, ночью полеты. Все время в опасности. А молодость брала свое.

— Давайте по одной, — поддержал Емельянова Андрей Рубан.

Емельянов, Евтушенко, Рубан и я, достав из унтов ракетницы, легли на снег и открыли стрельбу. Сделали по два выстрела, но в щит никто не попал. Да и мудрено было попасть. Ракета не подчиняется никаким законам баллистики: повыше возьмешь — уходит, описав крутую дугу, вверх, опустишь ствол — перед самым носом зарывается в снег. Бестолковое дело!

...Ровно в семнадцать часов мы, как было приказано, поднялись в воздух и взяли курс на Ожедово. В задней кабине каждого самолета рядом со штурманом сидел техник. Тесновато, конечно, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ведь наземным транспортом техникам куда хуже добираться. Во-первых, долго, во-вторых, небезопасно, поскольку дороги все время обстреливаются «мессерами», в-третьих, холодно. Поэтому техники предпочитали в своих самолетах перелетать на новые места, и летчикам это было выгодно.

Прилетишь и сразу передашь самолет в руки «хозяину».

Руководствовались мы и тактическими соображениями, когда брали техников на борт. При перебазировании «лётом» передовая группа техсостава эскадрильи формировалась с таким расчетом, чтобы в ней были все специалисты, необходимые для подготовки самолетов на новом месте, примерно шесть техников и механиков, два оружейника, по одному мотористу и электрику. При таком техническом обеспечении полк уже через час после перелета мог отправляться на боевое задание. А мы для того и перелетали на аэродром подскока, чтобы сразу же нанести по противнику внезапный удар.

В Ожедове сели, когда уже стало темно. Вдоль посадочной полосы мерцали тусклые огоньки. Лыжи самолета легко скользнули по снегу. Когда машина закончила пробег и я, отрулив ее на стоянку, выключил мотор, до слуха донеслись стрекот крупнокалиберных пулеметов и редкие выстрелы орудий. Фронт находился рядом.

Батальон аэродромного обслуживания сделал все для нашей успешной боевой работы: хорошо укатал взлетно-посадочную площадку, построил и тщательно замаскировал в лесу бомбосклады, оборудовал в крайнем домике села уютную столовую. А ведь люди трудились в сильные морозы, и под самым носом у противника.

Как только мы поставили и замаскировали самолеты, нас позвали на совещание. Перед нами выступил батальонный комиссар Коротков.

— Мы, — сказал он, — находимся рядом с передовой. Командир приказал при подходе к аэродрому и на кругу аэронавигационные огни не включать. Иначе немцы сразу обнаружат нас и накроют. Да и вражеские разведчики непрерывно летают, будьте осторожны и бдительны, друзья. А теперь по самолетам!

Наши У-2 еще раз «модернизировали». Теперь на каждом самолете вместо ведра были установлены настоящие балки-бомбодержатели: по две под крыльями и две — под фюзеляжем. Для повышения точности бомбометания штурманов обеспечили прицелами. Словом, «кукурузник» превратился в настоящего бомбардировщика. Бомбовая нагрузка в двести — триста килограммов тоже уже что-то значила. Пусть она была меньше, чем у «пешки» (Пе-2), зато мы за сутки производили в два-три раза больше вылетов.

Так что теперь воевать было можно. С этими мыслями я и отправился на стоянку. Подойдя к самолету, мы с Образцовым первым делом осмотрели подвеску двух стокилограммовых бомб. Николай хорошо в этом разбирался. Закончив осмотр, он похвалил оружейного мастера сержанта Сухачева. Высокий, чуть ли не в два метра, широкоплечий Василий Сухачев один брал стокилограммовую бомбу и подвешивал ее на бомбодержатель. Мы удивлялись силе этого человека. Некоторые пытались с ним тягаться, но у них ничего не выходило.

Взлетели. В Дретино и около него мелькали огненные вспышки. Крупнокалиберные зенитные пулеметы непрерывно строчили в темное небо. Восточнее Дретино мы заметили стреляющую артиллерийскую батарею противника.

— Доверни правее,-передал Образцов. Сделав доворот, я убрал газ и стал планировать на цель. Самолет чуточку подбросило.

— Бомбы сбросил! — громко крикнул штурман. — Цель поражена!

Я сам видел эти два взрыва на земле. Теперь-домой. С левым разворотом начал планировать в сторону аэродрома.

Возвратившись на базу, я доложил командиру полка о выполнении задания и показал на карте, где находилась уничтоженная нами батарея.

— Правильно! Фашистов надо выкуривать на наш русский мороз! — послышался сзади голос Ванюкова. За ним, кряхтя и хлопая крагами, в палатку протиснулся Андрей Рубан.

— Да, морозец знатный, — добавил он. — В задней кабине просто сидеть невозможно, ледяной ветрюга насквозь пронизывает.

Вошел Емельянов.

— Мы тоже накрыли немцев! — громко объявил он и толкнул плечом Рубана.

— Опять панибратство, товарищ Емельянов, — одернул его Ноздрачев.

— У него же на лице маска. Откуда мне знать, кто он? — возразил Емельянов. — Может, это сержант Ванюков.

Все засмеялись. Не успели мы отогреться, как командир полка приказал вылетать.

— Чем больше мы сбросим бомб, — сказал он, — тем лучше пехота оценит нас.

С вечера до полуночи каждый экипаж сделал по три вылета. Потом мы заметили, что самолеты стали покрываться инеем. Резкое похолодание при значительной влажности воздуха всегда грозит обледенением. Еще хуже внезапное появление тумана. В северо-западных районах, где множество озер и болот, он нередко бывает даже зимой. Ночью его не сразу заметишь.

Экипажи взлетают и садятся, а туман уже стережет их в оврагах или над лесом. И как только потянет ветерок, он врывается на аэродром.

Плохо, если экипажи в это время окажутся в воздухе. Они летают рядом с аэродромом, а не видят его. Ведь он расположен у самой линии фронта и обозначен лишь несколькими тусклыми огоньками. Люди на земле, пренебрегая опасностью быть накрытыми минометным огнем противника, стреляют из ракетниц, даже разводят костры. Но и это порой не помогает.

Хорошо, коль вблизи есть открытый аэродром. Можно уйти туда.

Большое искусство — уметь следить за изменениями погоды. Но и этого умения командиру порой недостаточно, чтобы принять решение о прекращении полетов. Ему необходимы также воля, решительность, готовность взять на себя всю ответственность за возможные последствия. А они могут быть разные. Если опасения не оправдались, командир получит взыскание от начальства за неправильное решение. Если туман застал врасплох, не исключены еще худшие неприятности.

Оценив метеорологическую обстановку, Куликов приказал временно прекратить полеты. Отогревшись в палатке, мы с Виктором Емельяновым пошли к моему самолету и достали из гаргрота (отсека за кабиной штурмана) гитару и балалайку.

— Страданем? — предложил Виктор и взял в руки балалайку.

— Страданем, — согласился я.

Попробовали взять знакомые аккорды «страдания», но что-то не получилось.

— Не клеится у вас игра, звук не тот на морозе, — сказал появившийся рядом Коновалов.

Вскоре руки у нас озябли. Мы отдали инструменты технику и пошли на КП.

Два часа ждали погоды. Внезапно подул сильный западный ветер. Ноздрачева, Голованова и Устиненко, как наиболее опытных летчиков, послали на задание. Минут через сорок они вернулись. Туман рассеялся. Снова весь полк поднялся в воздух. За эту ночь мы сделали по шесть — восемь вылетов. А на рассвете, забрав с собой техников, возвратились на основной аэродром.

Когда пришли в столовую завтракать, завязались оживленные разговоры. Вот бы в это время заместитель начальника штаба догадался записать их. Чего бы он не услышал, вместо обычного: «Задание выполнено. Бомбы сброшены на цель». Ему бы рассказали о десятках сожженных танков, о сгоревших дотла казармах, о разгроме вражеских артдивизионов, о разбитых железнодорожных эшелонах и о многом другом.

Основной темой разговора была работа с аэродрома подскока. Всем понравилось это дело. Говорили долго, но усталость от ночных полетов давала о себе знать. Едва доплелись до постелей, взяли в руки газеты и... уснули. Приснился мне какой-то странный сон: будто мой штурман сбил из ракетницы трех «фоккеров». Официантка Лида подносит ему на тарелочке большую медаль, а на меня и не смотрит. Обозлившись, я начал стучать вилкой по стакану и... проснулся. Звонил будильник-адъютантская выдумка: никогда не даст выспаться! А штурмана даже звонок не разбудил. Видно, тоже досматривал какой-то сон. Нет, брат, пора вставать и тебе!..

Вечером опять перелетели в Ожедово, чтобы оттуда производить налеты на опорные пункты врага, расположенные западнее реки Полисть. За ночь мы делали по двенадцать — пятнадцать вылетов. Уничтожали автомашины, артиллерийские и минометные батареи, пулеметные и зенитные точки, склады боеприпасов и другие цели. Всего сбросили около сорока пяти тонн бомб.

В полночь в одном из полетов со мной произошел курьезный случай. Мы шли на высоте более тысячи метров. С запада подул сильный встречный ветер. Скорость его вскоре уравнялась со скоростью самолета. Впереди виднелся лес. На его опушке горели костры. Видимо, возле них грелись фашисты. Но как ни старался я добраться до цели, не смог. Решил возвращаться.

Неожиданно мотор стал давать перебои. Я перевел машину в планирование и пошел к земле. Но сбрасывать бомбы было уже нельзя: мы находились над своей территорией.

Вскоре мотор заглох. Надо садиться. Мне ни разу не доводилось сажать самолет с бомбами. А тут еще ночь, незнакомая местность. Но рассуждать было некогда — земля стремительно приближалась. Вот лыжи коснулись снега, и после небольшого пробега машина остановилась у сарая.

— Сели! — радостно крикнул Андрей Рубан, мой штурман в этом полете.

— Да, — облегченно выдохнул я. Даже при тридцатиградусном морозе у меня выступил пот на лбу.

— Давай снимать бомбы! — предложил Андрей. Но как это сделать? Ведь они со взрывателями. Малейшая оплошность — и произойдет взрыв.

После долгого раздумья Рубан осторожно отсоединил ветрянку от предохранителя. Попробовал выкрутить взрыватель — не поддается. Стали выкручивать вдвоем. Ключа у нас не было. Руки буквально примерзали к холодному металлу.

Наконец, взрыватель повернулся на один оборот, потом пошел легче. Разрядив первую бомбу, взялись за вторую. Оба взрывателя Андрей отнес подальше от самолета.

Потом Рубан залез в кабину, дернул за сбрасыватели, и две бомбы упали в сугроб под крыльями самолета.

Начали копаться в моторе, но неисправность не нашли. Попробовали запустить — сразу завелся. Бывает же такое!

Отрулили машину подальше от бомб и пошли на взлет. До аэродрома долетели благополучно.

Посадив самолет, я вылез из кабины и задумался: что же могло случиться с мотором? Андрей о чем-то спросил меня, но я не разобрал его слов. Он махнул рукой и пошел на командный пункт.

Я подозвал техника и сказал, что мотор опять сдал, пришлось садиться на вынужденную с бомбами...

— Не может быть! — удивился Коновалов. — Два раза его проверял.

— Опять, наверно, вода в бензин попала. Подошел техник Виктор Манеров. Вместе с Коноваловым он стал проверять двигатель. Вскоре вернулся Андрей Рубан.

— Приказали вылетать, — доложил он. «Как же можно вылетать, если не выяснена причина неисправности, — подумал я. — Ведь приказами и наставлениями это категорически запрещено». Но война диктует свои законы.

— Давай опробуем мотор на всех режимах, — предложил я.

Мотор, как ни странно, работал безукоризненно...

Но подошедший старший техник эскадрильи Степан Архипович Садовой запретил вылет. Проверили горючее. Там снова оказалась вода. Откуда она только берется?..

Заправив самолет чистым бензином, мы с Андреем отправились на задание. В эту ночь нам удалось сделать пятнадцать вылетов. Мне хочется подробнее рассказать о коммунисте Рубане. Несмотря на молодость, он пережил уже немало невзгод. В гражданскую войну Андрей лишился родителей. Сначала беспризорничал, потом попал в колонию имени Горького, к Антону Семеновичу Макаренко. Оттуда поступил в авиационное штурманское училище и успешно закончил его. Теперь Рубан отважно громил фашистских захватчиков.

Перед рассветом поступил приказ перебазироваться на основной аэродром. Командир звена Василий Голованов, Виктор Емельянов и я решили лететь вместе. Я пристроился к ведущему слева, Виктор — справа.

За спиной у меня разместились двое — Рубан и Коновалов. Пролетели фанерный завод, железнодорожную станцию Пола. Земля внезапно затянулась туманом. Это произошло так быстро, что мы и ахнуть не успели. Даже с высоты ста пятидесяти метров ничего не видно.

Летим. Туман не рассеивается. Чтобы не столкнуться, я отвалил влево, а Емельянов — вправо. Голованов пошел прямо.

Бензин на исходе. Что делать? Убрал газ, вошел в туман и решил садиться. А что подо мной — не знаю. То ли лес, то ли деревня, а может быть, дорога или озеро? Ничего не видно.

Уменьшив скорость почти до посадочной, стал парашютировать. Самолет словно проваливался в колодец. В таких случаях, как говорится, душа в пятки уходит. К счастью, самолет приземлился на открытом месте.

— Сели, сели! — почти в один голос закричали штурман и техник.

— Под снегом лед. Это, наверно, седой Ильмень, — определил Рубан.

— А на какой мы стороне? — тревожно спросил я. Дело в том, что западный берег контролировали фашисты.

Вот положение! И спросить некого. Решили ждать, пока рассеется туман. Коновалов и я закурили. Рубан не травил свои легкие никотином.

Неожиданно метрах в двухстах от нас показались подводы с людьми. Андрей побежал навстречу. Мы с Коноваловым запустили мотор. Заранее договорились: если это немцы, Андрей даст выстрел, мы на скорости подрулим к нему, заберем его и взлетим.

Андрей залег у проруби. Время шло томительно медленно. Когда подводы подъехали поближе, Андрей громко крикнул:

— Стой! Кто идет?

С передней повозки хриплый, старческий голос ответил.

— Свои, сынок, тутошние рыбаки. Едем рыбку ловить!

Андрей осторожно подошел к повозкам:

— Папаша, до берега далеко?

— Берег тут рядом, километра три до него, а там и Замленье.

— Замленье? — обрадовался Андрей.

— Да, да, сынок. Там летчики есть и самолеты стоят!

— Спасибо, папаша! — сказал Андрей и побежал к

самолету.

— Замленье рядом. Почти дома! — крикнул он на бегу.

— Полетим сначала туда, может быть, бензином заправимся, — предложил я.

Все согласились.

В редком тумане я благополучно сел на замленьском аэродроме. К нашему удивлению, там оказались Голованов с Емельяновым. Они тоже сели сначала на озере и уже потом перелетели в Замленье.

В середине дня, когда туман рассеялся, все мы возвратились домой. Нас встретили так, будто мы с того света пришли. Командир и комиссар хотели уже организовать поиски.

Немного отдохнув, снова перелетели в Ожедово. Напряжение в боевой работе нарастало. За ночь пришлось сделать десять полетов. Когда мы с Рубаном, возвратившись с последнего задания, шли на КП с докладом, навстречу попался взволнованный Ноздрачев.

— Знаете, братцы, что мне приказано? — не скрывая своей радости, заговорил он. — С рассветом вылетаю в Александровку, в распоряжение подполковника Конева. Попутно отвезу туда Мишина. Он пригонит новую машину.

— А зачем ты понадобился Коневу?

Ноздрачев многозначительно поднял палец вверх:

— Будем выполнять особое задание. Особое — понимать надо!

Мы с Андреем переглянулись. Всем было известно, что Георгий Конев, герой боев в Испании, инспектор по технике пилотирования военно-воздушных сил Северо-Западного фронта» один из лучших истребителей, ас. Он летал на самых новейших скоростных истребителях. И зачем ему мог понадобиться Ноздрачев со своей «техникой»?

Самолет подготовили к полету. Начало светать. Ноздрачев пожал товарищам руки. В этот момент он забыл о правилах воинской субординации. Вместо «сержант Емельянов» он добродушно сказал: «Витя, до свиданья». Емельянов, не поверив услышанному, по привычке ответил: «До свиданья, товарищ лейтенант». Хотел добавить: «Желаю вам успеха», но не успел: Ноздрачев уже сидел в передней кабине. Мишин разместился во второй.

Провожающих набралось человек двадцать. Все, кто возвращался на аэродром с задания, спешили пожелать Ноздрачеву удачи: приятно было думать, что наш товарищ понадобился знаменитому летчику.

Помахав крагой, Ноздрачев пошел на взлет. На фоне зари мелькнули полоски крыльев его У-2.

Вдруг из-за облаков с западной стороны вынырнула пара «мессершмиттов». Они прошли над аэродромом, поочередно сделали в строю по «бочке», еще раз прошлись, словно кого разыскивая, и круто развернулись в сторону взлетевшего У-2.

Появились они так неожиданно, что никто из присутствующих сразу не сообразил, что делать. Ноздрачев, не подозревая об опасности, спокойно продолжал полет. Ведущий «мессер» вырвался вперед и открыл огонь. В морозном воздухе раскатился сухой треск пулеметных очередей.

— Тревога! — только тогда закричал кто-то.

Люди бросились в укрытия. Ахнули зенитки. Но было уже поздно. Вторая очередь, выпущенная фашистом, угодила в У-2. Самолет Ноздрачева качнулся, повалился на крыло и перешел в штопор. «Мессершмитт», преследуя его, стрелял до тех пор, пока У-2 не врезался в снег.

После этого «мессеры» дали несколько очередей по стоянкам наших самолетов и на бреющем, почти над самой землей, ушли к фронту. На их крыльях были отчетливо видны кресты, а на фюзеляжах изогнутые черные стрелы.

В воздухе истошно выла сирена, зенитчики сверлили небо искрящимися трассами очередей, к горящим обломкам У-2 бежали люди...

За три месяца боев полк не досчитался многих. Почти каждую неделю кто-нибудь не возвращался с задания. Гибли боевые друзья, горели самолеты. Но все это происходило где-то там, за линией фронта, в ночной темноте. А вот потерять двоих товарищей прямо на глазах, на собственном аэродроме — такого еще не бывало.

Товарищи быстро вытащили Ноздрачева и Мишина из-под обломков самолета. Оба они были уже мертвы.

Одна пуля попала прямо в медаль «За отвагу» и глубоко вдавила ее в грудь лейтенанта Мишина.

Подошли командир полка и комиссар. Кто-то погрозил в небо кулаком, кто-то крепко выругался. Куликов отдал несколько распоряжений и тут же подозвал меня:

— Приготовьтесь лететь на аэродром Александровка, — приказал он, — выполнять задание с подполковником Коневым будете вы.

До Александровки долетел без происшествий. Аэродром находился на восточном берегу реки Ловать, севернее большой полусожженной деревни Рамушево. Здесь стоял полк истребителей. Я отрулил самолет на одну из свободных стоянок в ельнике и пошел разыскивать штаб. Восхищение и зависть вызывали у меня быстрокрылые машины, прикрытые маскировочными сетями и молодыми елочками. Аэродром и люди тоже казались мне особенными. Не терпелось узнать, какое задание подготовил для меня Конев.

Штаб найти не удалось. За границей аэродрома я наткнулся на какую-то покосившуюся будку. К ней со всех сторон тянулись телефонные провода. «Здесь, наверное, находится КП», — решил я и вошел в будку. Там за столом сидел старшина и читал газету.

Взглянув на меня, он спросил:

— Вам кого?

— Сержант Шмелев, летчик с У-2, прибыл к вам.

— У-2? — словно ослышавшись, переспросил старшина и порывисто привстал. — И зачем только вас сюда нелегкая принесла? За своей бомбой, что ли, прилетели?

Я оторопел:

— За какой бомбой, товарищ старшина?

— Наверно, за той, что ночью потеряли, — скривил гримасу старшина. — Это надо же: их на задание посылают, а они по дороге бомбы теряют. Огородники несчастные... — и тут старшина ввернул такое словцо, от которого я совсем растерялся.

— Честное слово, ничего не понимаю, — сказал я.

— А тут и понимать нечего, — не унимался старшина. — С летящего У-2 ночью сорвалась бомба и упала чуть ли не на голову нам. Я выскочил на улицу, думал — бомбежка! Насилу разобрался, что к чему.

Только теперь я понял, почему будка покосилась, и вспомнил свежую воронку, которую видел рядом с ней.

— Товарищ старшина, я тут ни при чем, бомб не терял и сюда прибыл в распоряжение подполковника Конева.

Старшина сразу сменил тон.

— А-а, ну тогда другое дело. Сейчас найду Конева,-уже совсем дружелюбно проговорил он и позвонил куда-то по телефону.-А я, грешным делом, подумал, что ты и есть тот самый разиня, который ночью шуму наделал.

Через несколько минут в будку вошел высокий, худощавый, аккуратно одетый летчик.

— Конев, — просто представился он.

— Шмелев, — вытянулся я перед ним.

— Это вы прибыли в мое распоряжение?

— Так точно!

— Тогда вот что, позавтракаем и полетим в Лычково. У нас с вами интересное задание! В районе Торжка будем искать Бориса Ковзана с самолетом. Знаете такого?

— Нет, — смутился я.

— Это ничего,-успокоил меня Конев, — сегодня Ковзана, действительно, не многие знают. А скоро о нем весь фронт заговорит. Он таранил фашистский самолет. Мы должны его обязательно найти. Найти! — повторил Конев.

«И это все? — разочарованно подумал я. — Чего же в этом задании особого? Вот так истребители!» — чуть не сорвалось у меня с языка.

— Пойдем завтракать, а потом — в путь, — и Конев повернулся к двери. Я пошел за ним. Неожиданно вспомнились рассвет, «мессеры», гибель Ноздрачева и Мишина. А вдруг опять появятся «черные стрелы»? Страшновато стало. Не так за себя, как за Конева. Остановился.

— Товарищ подполковник! Может, мы сейчас полетим?

— Почему? Куда спешить? — удивился Конев.

— Нашим У-2 днем немцы житья не дают, — откровенно признался я, — а пока рано — проскочим.

— Чего же их бояться? — еще больше удивился Конев. — И мы не лыком шиты. Налетят — сшибем.

— Чем? На моем У-2 не то что пулемета, винтовки нет, — словно оправдываясь, возразил я Коневу. Он улыбнулся.

— А ведь верно. Я и забыл, что мы не на истребителях. Тогда, пожалуй, вы правы. Рисковать не стоит, — согласился он, — давайте-ка полетим сейчас.

Мы вышли из будки и направились к стоянке. Взлетели. Я вел машину с предельной осторожностью над самой землей, в оврагах жался к кустам, то и дело оглядывал небо. До места добрались благополучно.

На аэродроме в Лычкове базировались полки штурмовиков и истребителей. Его надежно защищали зенитки. В воздухе непрерывно барражировали истребители.

Над этим аэродромом героически погиб Тимур Фрунзе. С него вылетали на боевые задания знаменитые летчики Герои Советского Союза Александр Новиков, Николай Баклан, Петр Груздев, Борис Ковзан, мой пассажир Конев и многие другие.

— Подруливайте вон к тому дому, — указал Конев. Дом оказался командным пунктом истребительного полка.

— Выключайте мотор! — приказал Конев и стал вылезать из кабины.

Из дома навстречу нам выбежал маленький, юркий человек, одетый в черный реглан и унты. Еще издали он закричал, размахивая руками:

— Здорово, Жора, здорово, золотко!

— Здорово, Петр, — весело откликнулся Конев.

— Каким ветром?

— Есть дело! Ну, здравствуй!

Они обнялись. В маленьком Петре я без труда узнал командира 416-го истребительного полка майора Груздева, мастера воздушных поединков, хорошо известного летчика-испытателя. О нем среди летчиков ходило немало восторженных рассказов.

Друзья, очевидно, долго не виделись. Вопросы так и сыпались.

Неожиданно Груздев спохватился:

— Чего же мы стоим здесь? Идем в штаб.

— В штаб? Лучше ты нас в столовую отведи, — попросил Конев. — У нас в животах пусто — это раз.

А во-вторых, меня в полете проморозило насквозь. Полведра чаю надо, чтобы согреться. Груздев всплеснул руками:

— Все на чаек жмешь? Сразу надо было говорить, что заправка кончилась. Давно бы уже сыт был. Потом повернулся ко мне и сказал:

— Зачехляй мотор, идем скорее! Столовая-то вон!

Я проворно принялся за дело.

В столовой Конев и Груздев больше говорили, чем ели. Обсудили дела на фронте. Потолковали о самолетах, своих и противника, разобрали тактику последних воздушных боев.

Груздев жаловался:

— За последние дни много летчиков гибнет. У немцев в авиации перевес. «Мессеры» жмут. Эх, была тут у них одна пара. Приноровились, сволочи, на рассвете или в сумерках перехватывать штурмовиков. Поодиночке с задания хоть не возвращайся, чуть отстал — сейчас же собьют...

— А вы куда смотрели, истребители? — перебил его Конев.

Груздев развел руками:

— Ничего не могли сделать. Ходят низко у земли, на предельных скоростях, атакуют одиночек и скрываются. Словом, «охотники». От встреч с нашими истребителями уклоняются, бьют из-за угла, как воры.

— А аэродромы подскока использовали?

— Использовали. Все равно перехватить не удалось. Я уже тут кое-что обмозговал. Да они словно нарочно сгинули куда-то. А у штурмовиков только и слышно: «Черные стрелы! Черные стрелы!..»

— «Черные стрелы»? — невольно вырвалось у меня. До этого я сидел спокойно и любовался тремя орденами Боевого Красного Знамени на кожаной куртке Конева.

— Ну да! На фюзеляжах у них черные стрелы. А что? — в свою очередь спросил Груздев.

— Да они же сегодня у нас на рассвете в Ожедове У-2 сбили!

И я рассказал о трагической гибели Ноздрачева и Мишина. Конев слушал молча, изредка покачивая головой. Груздев разволновался, несколько раз вскакивал, подбегал к окну и опять садился на свое место.

Когда я кончил рассказ, он вдруг набросился на Конева.

— Ты зачем сюда прилетел?

— Буду искать Ковзана, — невозмутимо ответил Конев. — Он, оказывается, «юнкерса» таранил, а в полку об этом не знали. Пришла наша авиационная газета — и читаем: «Таран Бориса Ковзана».

— Знаю! А чего его искать? Он уже нашелся!

— Когда? — не поверил Конев.

— За полчаса до твоего прилета. Мне начальник штаба докладывал, что от него есть вести. Сейчас ремонтируют его самолет, дня через два-три будет здесь. Ковзан — дело прошлое. Жора! Золотко! Давай сшибем тех двух гадов! У меня на них вот как руки чешутся!

Конев задумался:

— Зачем же тогда я сюда летел? Выходит, зря?

— Что ты! Очень кстати! Давай вопрос о «черных стрелах» решим!

Конев пытливо посмотрел Груздеву в глаза и вдруг усмехнулся:

— Конечно давай! Что ты меня уговариваешь? Только как их ловить? Ты же говоришь, что они с истребителями в бой не вступают!

— А у меня план есть! — обрадовался Груздев. — План! Мы их выудим в два счета! Я уже все обдумал: ты будешь ведущим, я тебя прикрою. А дело простое. Вот он нам поможет! — он хлопнул меня по спине. Конев покачал головой:

— Фантазер ты, Петя! А в общем, попробовать можно! — оживился он. — Я, кажется, догадываюсь, что ты придумал. Надо только хорошенько все согласовать.

Груздев мгновенно выскочил из-за стола.

— Идем на КП! Там распишем все как по нотам, — скороговоркой выпалил он и вышел из столовой, увлекая за собой Конева и меня.

План, разработанный истребителями, был прост: подловить противника на приманку, обмануть его видимостью легкой добычи, до которой фашисты были весьма охочи. Приманкой должен быть мой У-2. «Охотниками» — Конев и Груздев. Все зависело от взаимодействия. А так как план был прост и о деталях мы договорились, настроение у меня сразу поднялось. Пошли отдыхать, чтобы через несколько часов приступить к выполнению необычного задания.

Под утро я перебросил Конева и Груздева на аэродром в Александровку.

Перед тем как разойтись по самолетам, Конев, положив мне руку на плечо, как бы случайно спросил:

— А ты, товарищ Шмелев, член партии?

— Нет, еще комсомолец...

— Ну что ж, значит, наша смена! Будем помнить об этом и действовать как положено. Пошли по машинам!

Завыли моторы. Над полосою закружился снежный туман. Оставляя за собой взвихренный снег, пара истребителей пошла на взлет. С короткого разбега «яки» легко оторвались от земли и, круто взмыв вверх, растаяли в предрассветной дымке.

Я вырулил на старт, взлетел и тотчас же огляделся, разыскивая истребителей. «Яки» с превышением неслись на меня справа. Я покачал крыльями. Ведущий пары Конев ответил мне тем же. От этого дружеского приветствия на душе стало теплее. «С таким сопровождением можно хоть к черту в зубы», — невольно подумал я и, взяв курс на запад, полетел в сторону Ожедова на высоте двести метров.

В плане Груздева мне отводилась довольно скромная роль.

— Как только «черные стрелы» за тобой погонятся, давай ракету! — инструктировал Груздев. — Больше от тебя ничего не требуется. Уходи подобру-поздорову!

— А немцы прилетят? — с недоверием спросил я.

— Можешь не сомневаться. Ни на минуту не опоздают! У этих господ шаблоны отработаны как надо, — авторитетно заверил Груздев.

— Хочу спросить, — снова не удержался я. — Если они откроют огонь? Что мне делать? Сшибут ведь, гады, в два счета! Как чесанут — так и отвоевался! Ноздрачева-то с Мишиным сбили.

Груздев засмеялся:

— Держись! Мы с Петром пропасть тебе не дадим! Да и сам не плошай, ты же комсомолец, орел!

— Все ясно!

Чтобы удобнее было вести наблюдение вокруг, я все время менял направление и высоту полета. То резко снижался, делая отвороты влево, то разворачивался вправо с набором высоты. Ни на минуту не выпуская из поля зрения Конева и Груздева, я пристально следил за горизонтом.

На небе появилась мутная полоса рассвета. Звезды погасли.

Чем ближе подлетал к Ожедову, тем напряженней чувствовал себя. Местность была знакомой. Где-то неподалеку лежал аэродром, а там и зенитные батареи. Я знал, что с земли за мной следят десятки глаз. Радисты держали непрерывную связь с истребителями. Но все это почему-то не успокаивало меня. Возле Ожедова «яки» скрылись за облаками, и я почувствовал себя уязвимым со всех сторон. Настроение упало. «Но делать нечего. Назвался груздем — полезай в кузов», — подумал я.

Вдруг со стороны линии фронта показались две точки. Они быстро росли. Через минуту, блеснув серебром, они вытянулись в черточки. «Ну вот и «черные стрелы» тут как тут, — мелькнуло у меня в голове. — Встретились!»

Не тратя времени, выхватил ракетницу и выстрелил в направлении приближающихся «мессеров». В тот же момент резко убрал газ и перевел самолет в глубокое скольжение с разворотом. Я не сомневался, что немцы заметили меня, и действовал точно по плану. Надо было скорее уходить в сторону леса, под прикрытие зенитных батарей. Удирать во все лопатки!

«Где Конев? Груздев где? Успеют ли прийти на помощь?»

Немцы действительно увидели У-2. Ведущий с ходу ввел свой самолет в левый разворот и со снижением пошел в атаку.

Я понял: стоит мне хоть на миг вывести самолет из скольжения, враг сейчас же прошьет его пулеметной очередью. Сжавшись в комок, всем телом ощущая наведенные мне в спину пулеметы, продолжал стремительно нестись к земле. Лихорадочно билось сердце. В висках стучало. Спасительный лес был уже близко. «Где же Конев и Груздев?» — по-прежнему не давала покоя мысль. Возле левой плоскости У-2 промелькнула огненная трасса. Вторая трасса прорезала крыло.

Меня обдало холодом: «Сейчас даст очередь по кабине — и крышка!»

Мучительно долго тянулись секунды. «Держись! — вспомнил я слова. — Ты ведь комсомолец, орел!»

«Мессершмитт» почему-то прекратил огонь. Я мельком оглянулся и застыл от изумления: ведущий «мессер», свалившись на бок, камнем летел вниз. За «мессером», не прекращая огня, пикировал Конев. Ведомый фашистский истребитель свечкой уходил ввысь. За ним, повиснув на хвосте, гнался быстрокрылый «як» Груздева.

«Неужели спасен?» — Не веря своим глазам, я снова оглянулся назад все точно! Один «мессер» сбит, второй вьюном уходит от преследования. Не помня себя от радости, я закричал:

— А, гады! Это вам не за мной гоняться! Бейте его, товарищ майор, бейте! За Ноздрачева и Мишина! За всех нас!

Забыв на секунду про все, я чуть не врезался в деревья. Спасли сила и быстрота реакции. Навалившись на ручку, перевел самолет в горизонтальный полет и сразу почувствовал такое облегчение, словно свалил с плеч огромную ношу. Теперь можно было не спешить. Передо мной в глубоком небе, как на экране, развертывался воздушный бой, хотелось досмотреть его до конца.

Обстановка в воздухе складывалась явно не в пользу врага. «Яки» наседали. «Мессер» всячески изворачивался. Несколько секунд он продолжал свечкой лезть вверх. Но скорость его быстро гасла. Немецкий ас, выбрав удобный момент, неожиданно перевел машину в вираж. Груздев устремился за ним. Не закончив виража, фашист с исключительной быстротой положил самолет на обратный курс, а затем резко пошел на снижение. Груздев не ожидал такого маневра. Его истребитель оказался в стороне. «Мессер» немедленно воспользовался этим, на какой-то момент оторвался от преследователя, дал полный газ и быстро стал уходить на запад.

«Неужели вырвался?» — подумал я.

От досады мне стало не по себе. Но в этот момент на хвосте у фашистского самолета оказался Конев и с разворота дал длинную очередь.

«Мессершмитт» сразу же клюнул носом. Конев преследовал его, не прекращая огня.

— Так! Так его! — кричал я, видя, как из-под правой плоскости вражеского истребителя вырвался черный клуб дыма. — Еще очередь!

Вдруг самолет Конева свечкой взмыл вверх. «Что случилось? Ведь все шло так хорошо!» Конев между тем сделал вираж, развернулся и со снижением на большой скорости стал догонять Груздева. Какое-то мгновение оба истребителя шли вместе, затем Груздев ушел вперед, за удирающим «мессером». По-видимому, у Конева кончились боеприпасы, об этом он передал по радио Груздеву, и тот продолжал преследовать врага.

Вскоре я потерял их из виду и полетел на аэродром. Посадив самолет и отрулив его на стоянку, поспешно выпрыгнул на снег.

— Ну как? Сбили? — спросил я у техников.

— Готово! Отлетался!

— Конец «черным стрелам». И остальных гадов перебьем! — добавил один из них.

— А ты-то молодец, — поздравляли меня техники. — Ведь на волосок от смерти висел!

— Они спасли! — улыбнулся я, оглядывая небо. Над аэродромом прошла пара краснозвездных истребителей.

— Счастливого возвращения! До новых встреч!

Броня наша — мужество

Днем 17 марта командир полка объявил:

— Вылетаем на аэродром подскока. Будем бомбить скопление войск в районе Ивановское.

В сумерках мы перелетели в Ожедово и начали боевую работу. Каждый старался сделать как можно больше вылетов. Этого требовала обстановка. Враг, не считаясь с потерями, упорно пробивался к своей окруженной демянской группировке. Нужно было сорвать его замыслы. Напряжение нарастало на земле и в воздухе. За ночь мы сделали по шестнадцать боевых вылетов. Сбросили около тридцати восьми тонн бомб. Это были рекордные цифры.

На исходе ночи в полк поступил приказ: выделить часть экипажей для связи. Эту задачу поставили Семену Ванюкову, Виктору Емельянову, Николаю Евтушенко и мне.

Днем фашистские истребители встретили над рекой Ловать самолет Николая Евтушенко. Уклоняясь от атак, летчик был вынужден посадить машину на берег. Покинув кабину, он отбежал в сторону. Фашисты пикировали до тех пор, пока не зажгли самолет. На второй день Евтушенко возвратился домой пешком.

Вечером полк снова перелетел в Ожедово. И опять всю ночь бомбили вражеские войска. Напряжение было настолько сильным, что спать не хотелось. Чтобы не терять даром времени, летчики и штурманы помогали техникам подтаскивать и подвешивать бомбы.

На следующее утро Ванюкова, Сорокина и меня послали на связь. За день мы сделали по нескольку вылетов. Не раз приходилось уходить от вражеских истребителей, прижимаясь к самым верхушкам деревьев. К вечеру от усталости стали слипаться глаза. В последнем полете не хотелось ни двигаться, ни думать. Нужно было осматриваться, а я изо всех сил боролся со сном. Кое-как добрался до аэродрома Сельцо, а там никого из наших не оказалось. Полк уже перебазировался в Ожедово. «Баста! — решил я. — В эту ночь никуда не полечу. А то еще, неровен час, заснешь в воздухе. Ведь двое суток не отдыхал».

Попросил техника зачехлить и замаскировать самолет. Тот удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Едва успел он набросить чехол на двигатель, как подошел комиссар полка.

— Зачем вы это делаете? — с недоумением спросил он.

— Хочу немного отдохнуть, товарищ батальонный комиссар.

— Не время, браток, — возразил он. — Идут ожесточенные бои, солдаты дерутся, а ты — отдыхать!

— Но я ведь тоже воюю.

— Это верно, Николай, — согласился комиссар, хмуря брови. — Но сегодня особая ночь. И я очень прошу тебя полетать... А завтра уж отдохнешь. Прямо с утра, как вернешься.

Делать нечего. Придется забыть об отдыхе. Комиссар зря не станет просить. Значит, обстановка на фронте действительно тяжелая.

— Есть, товарищ комиссар! — ответил я. А сам еле на ногах стою. Ресницы так и слипаются, будто их кто медом намазал.

Комиссар молча пожал мне руку, повернулся и скрылся в темноте.

И вот мы со штурманом Николаем Султановым снова в воздухе. Держим курс на Ожедово. Сумерки становятся все гуще. Видимость неважная. А главное — невероятно хочется спать. И мотор гудит так ровно и убаюкивающе, словно поет колыбельную песню. Так и тянет положить голову на руки и вздремнуть.

А потом случилась какая-то несуразица. Впереди что-то взвыло, на меня стремительно надвинулась темная масса... и я потерял сознание. Помню лишь потрясающей силы удар!

Спустя некоторое время я очнулся на земле, среди обломков своего самолета. Ничего не могу понять. «Неужели задремал и врезался в землю? Не может быть!» Осторожно пошевелил левой, затем правой ногой, руками. Кажется, все цело.

— Коля... жив? — слышу рядом слабый голос Султанова.

— Пока жив, — отвечаю и пробую медленно подняться. От резкой боли в ногах снова теряю сознание.

Очнулся от холода. По-прежнему лежу на снегу. Султанов сидит рядом и без конца повторяет:

— Коля, вставай, ну вставай же!

— Что-то не получается, — говорю через силу. — Дикая боль в ногах. Шевельнуться не могу... А ты как чувствуешь себя?

— Тоже не могу встать, — его голос звучит виновато.

Наконец я окончательно прихожу в себя.

— Слушай, что же случилось? — спрашиваю у Султанова и начинаю осматриваться. Впереди, примерно в ста метрах, темнеет лес. Позади видна деревня.

— Может, за дерево зацепились? — размышляю я вслух. Нет, ни одного сломанного дерева не видно.

— Не знаю, — говорит Султанов. — Я только почувствовал страшный удар. Потом резко пошли вниз... Снова удар. И вот мы лежим здесь.

Ничего не могу понять. Но валяться на снегу больше нельзя. Надо что-то делать.

— Знаешь что, — говорю, — ты посиди, а я пойду, искать людей.

— Попробуй, — соглашается Султанов. — Если сможешь. Только побыстрей возвращайся.

Пытаюсь встать, но ничего не выходит. Резкая боль буквально валит с ног. Придется ползти. Собравшись с духом, пробую. Кажется, получается. Когда дополз примерно до середины поляны, меня опять скрутила резкая боль, но теперь уже в груди. Не то что двигаться, дышать не могу. Мне стало немного страшно при мысли, что если потеряю сознание, то никто не придет на помощь. Скрипя зубами, переваливаюсь на бок и каким-то чужим-голосом кричу Султанову:

— Коля!.. Э-эй!

— Что случилось? — с тревогой спрашивает из темноты штурман. — Ползти не можешь?

— Ползу... — с трудом отвечаю я, превозмогая боль в груди.

— А ты не спеши, потихонечку, — советует Султанов.

Вдруг до слуха донесся чей-то возглас:

— Братцы... помогите.

Что такое? Значит, еще кто-то здесь? Приподняв голову, долго прислушиваюсь. Но кругом тишина. У меня откуда-то берутся силы, и я продолжаю медленно продвигаться вперед. Вот впереди показалась дорога. До нее метров сорок, но как их преодолеть? Боль разламывает все тело, от головы до пяток. На левую руку уже стало нельзя опираться. Рою снег лицом, но ползу.

Дорога все ближе. Вдруг вижу на дороге бойцов.

— Товарищи! — хриплю из последних сил. — Помогите...

Бойцы на дороге заметались, возбужденно переговариваясь. Странная реакция на призыв о помощи! Уж не вражеские ли это десантники? Нет, не может быть.

— Эй, вы! На поле! — кричит один из бойцов. — Осторожнее — там мины!

И он указал рукой на колышки, расставленные возле дороги. Этого еще не хватало! Вот так попал! По спине поползли холодные мурашки. Кажется, даже волосы на голове зашевелились от страха. Надо же! Врезаться в минное поле! И как я до сих пор не подорвался? Лежу и боюсь двинуться с места. Но мысль о Коле Султанове и о другом неизвестном товарище, которые лежат там на снегу и ждут помощи, заставляет меня забыть об опасности.

— Черт с ними, с минами! — кричу в ответ. — На поляне еще двое наших... погибают! Идите туда скорей! Ко мне подскочил молодой лейтенант-медик.

— Что с вами? — спросил он, склонившись надо мной.

— Летчик я... в аварию попал. Там еще двое лежат. Идите же быстрее...

— Так здесь же кругом мины, понимаете? — растерянно отозвался лейтенант. — Вы ползли по минному полю!

— Штурман там покалеченный, — упорно бормочу я. — Спасайте его. Не теряйте времени.

Лейтенант смотрит в темноту, о чем-то размышляет. Потом опять наклоняется ко мне:

— Есть выход, товарищ летчик, — говорит он обрадованно. — Мы пойдем по вашему следу.

Обернувшись к дороге, лейтенант называет несколько фамилий. Двое бойцов подходят ко мне и берут меня за руки, чтобы вынести на безопасное место. От боли я вскрикиваю.

— Должно быть, левая сломана, — говорю через силу.

Они берут меня более осторожно и выволакивают на дорогу. Другая группа бойцов вместе с лейтенантом пошла к лесу по тому следу, который оставил я на заснеженном поле.

Меня на носилках доставили в деревню. Вскоре принесли Султанова и еще какого-то человека в летной форме. Лицо у него было сильно разбито. Он тихо стонал и не открывал глаз.

Ко мне подошел лейтенант медицинской службы и, присев на краешек топчана, заговорил:

— Ну и попали вы в переделку, друзья. Знаете, что случилось? Вы столкнулись в воздухе с другим самолетом и упали прямо на минное поле. Просто невероятно, что вы уцелели... Правда, не все, — добавил он тихо. — Штурман другого самолета вот рядом лежит. А летчик погиб...

Позже я узнал, что мы столкнулись с экипажем из отдельной эскадрильи легких ночных бомбардировщиков. Она находилась на соседнем аэродроме.

Жаль было погибшего летчика. Нелепая смерть. Он кружил над лесом, спасаясь от «мессершмиттов», и вот наскочил на нас.

Нам оказали помощь, а на следующий день отправили в полевой госпиталь. У Султанова оказался скрытый перелом ноги, мне сломало два ребра и указательный палец левой руки. Сильно ушиб я о бензобаки и колени обеих ног.

Вскоре к нам в госпиталь приехали комиссар Коротков и заместитель командира эскадрильи Голованов. Они привезли наши вещевые мешки, шинели, а также подарки, полученные от челябинских рабочих.

В моей посылке оказались две пачки папирос «Пушки», кружок копченой колбасы, бритва «Труд», пара белья, шерстяные носки и голубой шелковый кисет. По кисету было вышито бисером: «Бойцу-молодцу от Зины Н.». Теплом родного дома веяло от этого скромного подарка. Тысячи таких посылок получали фронтовики. Незнакомые люди, рабочие, колхозники, школьники, которые сами в те дни нуждались во всем, старались хоть чем-нибудь порадовать своих бойцов.

Поговорив с нами и пожелав скорого выздоровления, Коротков и Голованов уехали. А дня через три нас перевезли на эвакопункт, в Крестцы. Там всех раненых распределили по вагонам санитарного поезда. Николай Султанов упросил врача, чтобы его и меня поместили вместе.

Наконец наш поезд отправился в путь. К вечеру следующего дня мы прибыли в Бологое. На этой станции находилось еще несколько воинских эшелонов.

Примерно через час после нашего прибытия завыли сирены — воздушная тревога! Загрохотали зенитки. В небо взметнулись лучи прожекторов. Нескольким вражеским самолетам удалось прорваться к станции. Одна из бомб попала в состав с боеприпасами. Раздался сильный взрыв. Несколько вагонов с ранеными перевернулись. Наш, к счастью, уцелел. Налет длился несколько минут. Наконец все кончилось. Наш поезд немедленно покинул Бологое. Шел он без остановок. В вагоне появился старший врач. Я спросил у него, куда нас везут.

Он ответил:

— Сначала в Ярославль, а оттуда на Урал. Раненые у нас тяжелые, потому и увозим их так далеко.

— Нет, дорогой доктор, я туда не поеду! Сойду на первой же остановке.

— Это почему же? — удивился врач.

— А потому! Раз я уже хожу, значит, должен вернуться в строй.

Николай поддержал меня.

— Доктор, — спросил я, — на какой ближайшей остановке мне можно будет сойти?

— В Удомле. Там хороший госпиталь... А сейчас, мил человек, давайте я все-таки вас осмотрю.

Я снял гимнастерку. После осмотра врач постучал пальцами по моей спине и громко сказал:

— Одевайтесь, молодой человек, скоро Удомля.

Заметив, как я морщусь, надевая гимнастерку, он укоризненно покачал головой.

Минут через тридцать поезд остановился.

— Ваша станция, молодой человек. Желаю вам всего хорошего, — по-отечески тепло простился со мной врач и крепко пожал руку.

Распрощавшись с Султановым, я сошел с поезда и долго махал ему вслед рукой. Потом не спеша отправился искать госпиталь, который размещался где-то на краю Удомли в здании школы. Мест там не хватало, и поэтому всех ходячих раненых вызвались приютить у себя жители.

Меня определили к тете Шуре. Там уже жил один выздоравливающий — лейтенант Георгий Омадзе.

Начались томительные дни лечения. Прошло больше месяца. Я стал чувствовать себя довольно хорошо и однажды сказал врачу: хочу вернуться в полк. Он ответил, что подумает. Наконец 28 апреля меня выписали, но с условием, что я буду продолжать лечение при части. Радостный, возвращался я с врачебной комиссии. Кончилось томительное лежание на госпитальной койке. На дворе вовсю бушевала весна. Хотелось петь, прыгать, кричать.

Третьего мая 1942 года я прибыл в Лычково. Здесь узнал, что наша часть расформирована. На ее базе создана отдельная эскадрилья. А большинство летчиков переведено в 707-й ближнебомбардировочный полк. Куда пойти? Командующий ВВС 1-й ударной армии разрешил мне самому решить этот вопрос.

Вечером за мной прилетели два товарища: из эскадрильи — Николай Евтушенко, из 707-го полка — Виктор Емельянов. Подумав, решил лететь с Виктором.

Встретили меня очень тепло. Командовал полком майор Куликов, комиссаром был Коротков, секретарем партийной организации — политрук Жарков. Все свои. Кроме Емельянова здесь служили летчики Ванюков, Супонин и Сорокин, штурманы Рубан, Скляренко и многие другие друзья. Я попал в звено лейтенанта Кочетова, в первую эскадрилью.

Полковой врач капитан медицинской службы Оскар Ефимович Брудный осмотрел меня и заявил:

— Раньше чем через две недели к полетам не допущу. Отдыхай.

Как я ни доказывал, что здоров, — не помогло.

К этому времени обстановка на Северо-Западном фронте резко изменилась. В тот день, когда мы столкнулись в воздухе, фашисты начали наступление из района южнее Старой Руссы на Рамушево. Они старались прорваться к своей окруженной армии. Ценой огромных потерь им все-таки удалось соединиться. Между 16-й армией и старорусской группировкой противника образовался перешеек шириною не более восьми километров.

Этот участок мы пролетали минуты за три. Но летать над ним, особенно днем, было очень трудно. Он охранялся сотнями зенитных пулеметов и малокалиберных пушек, по ночам небо прощупывалось десятками прожекторов. Реки Ловать и Пола дважды пересекали перешеек. На них были возведены переправы, через которые противник доставлял своим частям вооружение, продовольствие и боеприпасы.

Наше командование решило во что бы то ни стало ликвидировать этот, так называемый «рамушевский коридор». На земле и в воздухе шли ожесточенные бои.

А я в течение нескольких дней не знал, как убить время. По вечерам, проводив друзей на задание, бродил по аэродрому, беседовал с техниками. Одно желание было у меня — летать.

Однажды среди ночи, когда наши летчики в четвертый раз вылетели бомбить перешеек, я не выдержал и пошел на командный пункт.

— Товарищ майор! — обратился я к Куликову. — Прошу разрешить мне летать! Не могу бездельничать!

Командир полка, не поняв моего состояния, резко ответил:

— Сержант Шмелев! Лечитесь, а сейчас не мешайте! Не до вас!

Ответ меня обидел. Не сказав больше ни слова, я вышел.

Через некоторое время самолеты стали возвращаться с задания. Один за другим они садились и подруливали к лесочку, откуда им сигналили карманными фонариками техники. У каждого экипажа был свой условный сигнал. Никто не путался в кромешной темноте, рулил на «свой» огонек, к «своему хозяину».

Сразу же начиналась подготовка самолетов к очередному вылету. Люди работали в полной темноте.

Лишь изредка мелькали огоньки карманных фонариков. Это оружейники подвешивали бомбы.

Тяжело было находиться на аэродроме в роли стороннего наблюдателя. Но и не хватало сил уйти в общежитие. Увидев на стоянке комиссара полка Короткова, я подошел к нему.

— Товарищ батальонный комиссар! Не могу больше... понимаете... не могу. — Спазмы сдавили мне горло.

— Что с тобой, Николай? — удивленно спросил Коротков.

— Летать хочу. Драться. А командир меня к черту посылает.

Подошел парторг Жарков. Он всегда умел появляться в самый нужный момент.

— Чего шумишь, Коля, выпил, что ли? — вступил он в разговор.

— Не пил я, обидно мне... Не разрешают летать!

— Будешь летать, погоди немного,-успокоил меня Жарков.

— Сколько можно ждать? Я сегодня хочу, сейчас! Не могу бездельничать! Совесть не позволяет...

Жарков положил мне руку на плечо и все так же спокойно сказал:

— Перестань, тебе завтра лететь, а ты нервничаешь!

— Что? Завтра?

— Ну да, мил человек...

Мне хотелось расцеловать нашего парторга, но я поспешил уйти: боялся, что они с комиссаром передумают и изменят свое решение. Так я снова возвратился в строй.

Весна 1942 года была дружная. Снег быстро растаял, разлились реки, дороги раскисли. Движение автотранспорта почти прекратилось. Запасы продовольствия и боеприпасов у передовых частей кончались. И вот на помощь наземным войскам снова пришел наш У-2. Но теперь не с бомбами, а с колбасой, сухарями, салом, патронами, снарядами.

Большинство летчиков нашего полка стали перевозить на передний край грузы. Летали днем и ночью. Как только наступала темнота, мы поднимались в воздух и брали курс к линии фронта. Там нас ждали пехотинцы. Место, куда нужно было сбросить мешки, они обозначали «конвертом» из пяти костров. Для этого обычно выбиралась поляна с сухим грунтом. Мы снижались до тридцати метров и сбрасывали грузы. За ночь успевали сделать по три-четыре вылета.

Но и такая, казалось бы, безопасная работа не обходилась без потерь.

Вспоминаю полет, в котором мы лишились сразу двух человек. Звено вел Иван Кочетов.

В районе Молвотицы оборона противника резко вдавалась в нашу. Мы всегда обходили эту «впадину», насыщенную большим количеством зенитных средств. И на этот раз Кочетов при подходе к Молвотицам резко отвернул в сторону. За ним последовали остальные. Только Иван Третьяков, недавно вернувшийся из госпиталя, вдруг решил идти напрямик. Едва он появился над окопами, зенитчики противника открыли по нему ураганный огонь. Самолет вспыхнул и пошел вниз.

О судьбе боевых друзей мы узнали много лет спустя. Василий Слукин и Иван Третьяков были тяжело ранены и попали в плен. Долго они находились в концентрационном лагере в Демянске. Потом их перевезли в Прибалтику. Здесь Василий умер, а Ивану Третьякову удалось бежать...

К счастью, у нас произошел только один трагический случай. Экипажи в полку были опытные, слетанные, они с честью выходили из любых трудных положений.

Однажды фашисты решили обмануть нас. Узнав наши сигналы, они выложили на одной из полян «конверт» и стали ждать.

Иван Данилович Кочетов вначале не понял, что это вражеская ловушка, и стал планировать для сброса груза. Когда до земли осталось не более ста метров, штурман Алексей Зайцев по конфигурации опушки леса заметил, что под ними совсем не та поляна, на которую они раньше сбрасывали мешки.

— Давай на юг! — громко закричал он.

— Зачем? — ответил всегда спокойный Кочетов. — Бросай быстрее, а то поздно будет!

— Не та поляна, внизу фрицы!

Услышав это. Кочетов дал газ и с резким разворотом пошел на юг. Фашисты, наблюдавшие за самолетом, поняли, что их хитрость не удалась, и открыли огонь.

Кочетов и Зайцев набрали высоту, нашли своих и благополучно сбросили груз. На рассвете они вернулись на свой аэродром.

Много вылетов совершил наш полк, доставляя наземным войскам продукты и боеприпасы. Эта работа продолжалась до тех пор, пока не подсохли дороги.

Прошла первая военная зима. Подходила к концу и весна. Мы уже не раз смотрели смерти в глаза, накопили определенный боевой опыт, как говорится, повзрослели. Именно поэтому каждый из нас еще острее осознавал, что надо продолжать настойчиво учиться, чтобы в совершенстве освоить и свое оружие, и тактику его применения.

Мы старались использовать для учебы все имеющиеся возможности. Партийная и комсомольская организации полка бросили клич: «Коммунист и комсомолец — мастер своего дела, бьет врага наверняка». Этот лозунг родился в пламенных сердцах патриотов. Партийная организация многое сделала для того, чтобы претворить его в жизнь. Проводились беседы с летчиками и штурманами, выпускались боевые листки, стенгазеты. В свободные минуты, когда технический состав готовил самолеты к очередному вылету, летчики анализировали свои действия в воздухе, делились опытом. Командиры регулярно проводили разборы полетов. Лучшие образцы боевой работы становились достоянием всего коллектива полка.

Рано утром 22 мая многим нашим летчикам, в том числе и мне, приказали вылететь в Лычково для получения правительственных наград. Погода стояла солнечная, и настроение у всех было под стать погоде. Да и как не радоваться: летим получать первые ордена!

В задней кабине находился Зайчик (так ласково называли друзья штурмана нашего звена Алексея Зайцева). Ему не сиделось спокойно Он объявлял населенные пункты, над которыми пролетали, шутил, смеялся.

— Орденоносец, впереди — Лычково! — весело крикнул Зайчик и тут же предупредил:-Смотри, садись как полагается, не опозорь нас.

Сели. На аэродроме, возле двух наскоро сколоченных столов, стояли летчики. Все были в сборе. Ждали прибытия командующего генерал-майора авиации Т. Ф. Куцевалова, который должен был вручать награды. Стрелка часов подходила к десяти. Начальник отдела кадров накрыл один из столов красной материей и разложил на нем ордена и медали. В открытых коробочках лежали ордена Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды и медали. Никто не знал, кому какой предназначен. Все волновались.

Подъехала легковая автомашина. Из нее вышли двое: один — высокий, в летной кожаной куртке, другой — пониже ростом, в реглане. Что-то очень знакомые фигуры. Когда они подошли поближе, я сразу узнал их: Конев и Груздев.

Забегая вперед, скажу, что мне, к сожалению, больше не довелось с ними встретиться. Конев погиб в воздушном бою в 1943 году. Груздев тоже погиб. Память об этих бесстрашных мастерах воздушного боя на всю жизнь останется у тех, кто их знал и воевал вместе с ними.

— Становись, — отрывисто скомандовал Груздев. И уже тише добавил: — Да побыстрее, командующий едет...

Все мигом построились в две шеренги. Летчики-истребители на правом фланге, мы — на левом. Большинство награжденных было из истребительного полка Груздева, поэтому он и командовал всеми.

Вдали показалась вторая автомашина. Она остановилась рядом с первой. Встреча, рапорт.

— Читайте указ, — распорядился Куцевалов, обращаясь к начальнику отдела кадров.

Тот вышел вперед, принял положение «смирно» и четко начал:

— «Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР».

Все замерли.

— « ..Наградить младшего лейтенанта Ковзана Бориса Ивановича орденом Ленина».

«Ковзан, Ковзан, — заметались мои мысли. — Это же тот самый Борис Ковзан, за которым меня послали вместо погибшего Ноздрачева. «Черные стрелы», «приманка», Конев, Груздев...»

Среднего роста, худой, с широкими скулами, Борис Ковзан, получив орден Ленина, отчеканил: «Служу Советскому Союзу».

Глядя на героя, отчетливо вспомнил о его подвиге. ...Истребительный полк перелетал на Северо-Западный фронт. Замыкающим шел Борис Ковзан. Вдруг он заметил «юнкерса». Что делать — бить фашиста или идти вместе с полком? Борис отвалил от строя и бросился на «юнкерса». Атака, вторая, третья... Боеприпасы кончались, а вражеский самолет продолжал лететь. Тогда Ковзан смело пошел на сближение и винтом своего истребителя отрубил хвост вражескому бомбардировщику. «Юнкере» свалился на землю. В результате тарана у самолета Ковзана погнулись лопасти винта. Продолжать полет было уже нельзя, и Борис пошел на вынужденную посадку.

Кстати сказать, за время Великой Отечественной войны Борис Ковзан четыре раза таранил фашистские самолеты и всегда оставался невредимым.

...Один за другим летчики выходят из строя, получают награды и возвращаются на место. Истребители-Штурмовики...

Доходит очередь и до нас. Орден Красного Знамени получают Куликов и Голованов. Красной Звездой награждаются летчики Евтушенко и Емельянов, комиссар Коротков.

Я замер в ожидании. Сердце колотится.

Вдруг слышу:

— Старший сержант Шмелев!

Не чувствуя под собой ног, выхожу из строя и принимаю из рук командующего коробочку с орденом Красной Звезды.

Когда строй был распущен, Коротков подошел к нам и тепло поздравил каждого. Мне и Емельянову он лично прикрепил ордена на грудь. Мы тоже от души поздравили комиссара.

— Теперь — домой, и как можно скорей! И вот мы на своем аэродроме в Толокнянце. Комиссар опять рядом с нами, летчиками. Развернув газету, он говорит:

— Послушайте, как хорошо и верно написано:

Суровой тропой бесстрашья
К победной черте веди,
Звезда на кремлевской башне,
Звезда на моей фуражке,
Звезда на моей груди!

— Здорово! — соглашается Емельянов. — Но не худо было бы получить еще по квадратику в каждую петлицу.

— Далеко пойдешь, — с усмешкой отвечает ему Евтушенко. — Советую пока рифмовать старшинские треугольники.

— Не вечно же быть старшиной!

— Виктор и Николай, — прерывает нашу перепалку Коротков, — я давно хотел с вами поговорить по одному вопросу.

Редко называет нас комиссар по имени. И теперь нам очень приятно, что он обращается к нам, как отец к сыновьям.

— Мне кажется, ребята, вам пора в партию вступать.

— В партию?

— Да, в партию. В боях вы заслужили это право.

— Товарищ комиссар... разрешите подумать, — тихо отзывается Виктор.

— Надо подумать, ведь член партии... это такое звание... — повторяю я вслед за Виктором.

— Товарищ комиссар, а членам партии можно крутить глубокие виражи вокруг дымоходной трубы командирского дома? — спрашивает кто-то.

Нам с Виктором становится не по себе от этого насмешливо-колючего вопроса. Однажды зимой мы с ним выкинули такую шутку, за что и получили по «строгачу».

— Это дело прошлое, — с улыбкой отвечает Коротков. И, снова посерьезнев, заключает: — Надо вперед смотреть. Так что подумайте над моим предложением. А сейчас отдыхайте. Предстоит боевая ночь.

Когда мы пришли в общежитие, Зайцев, Ванюков, Образцов и Пахомов уже спали. Я тоже сразу же лег, но заснуть не мог. Бодрствовал и Виктор, уставив задумчивые глаза в потолок.

«В боях вы заслужили это право» — вспомнились мне слова комиссара. Потом в памяти ожили картины детства, учеба в третьей специальной артиллерийской школе, где меня в 1938 году приняли в комсомол, занятия в аэроклубе Метростроя и авиашколе. Вспомнил я и рассказ отца о том, как он вступал в партию. Умер Ленин Страну постигло величайшее горе. Партия объявила Ленинский призыв. Мой отец откликнулся на него одним из первых, навсегда связал свою жизнь с партией Ленина.

Когда наша часть находилась в Ахтырке, ко мне нередко наведывались родители. Однажды отец сказал при прощании:

— Старайся идти впереди, сынок! Эти слова крепко запали в мою память. Вспомнились первые дни пребывания на фронте. Бои под Москвой... Героические подвиги коммунистов. Каждый из них стремился быть только на переднем крае, бороться до последней капли крови... Решено, я должен быть коммунистом. Встав тихонько с постели, я подошел к Емельянову.

— Витя, — шепнул я другу, — решил подать заявление в партию.

— Я тоже, — с радостью в голосе отозвался он.

Наутро мы написали заявления и отнесли их комиссару. Коротков и Жарков дали нам рекомендации. А на очередном партийном собрании нас с Емельяновым приняли в кандидаты партии.

Коммунистов в полку становилось все больше и больше. Лучшими летчиками, штурманами и механиками пополнялись их ряды.

Через несколько дней полк перелетел глубже в тыл на аэродром Соменка. После зимних боев мы недосчитывались многих. Особенно тяжело мы переживали гибель Ноздрачева и Мишина.

Некоторые наши замечательные летчики — И. Кочетов, Ю. Сорокин, Н. Федоров — были переведены в другие части. Вместе с ними покинули полк комиссар Н. Коротков и старший политрук А. Жарков. На место ушедших приходили новые. Прибыло пополнение и в нашу эскадрилью: штурманы Михаил Скочеляс, Сергей Пахомкин и Александр Самсонов, летчики Борис Ван-далковский, Алексей Крайков, Валентин Безруков и Александр Понасюк.

Вечером 28 мая командир эскадрильи капитан Костюков вызвал меня и сказал:

— Сегодня полетите с Александром Самсоновым. Надо вводить его в строй.

Майская прохлада бодрила. Техники готовили самолеты. Летчики в ожидании приказа на вылет прохаживались по берегу реки Полометь, затянутой туманом.

Всегда веселый Михаил Скочеляс — балагур и остряк, «рог изобилия анекдотов», как успели прозвать его в полку, — объяснял Самсонову:

— Слушай, Шурик. Вот подлетаете вы к цели. Летчик убирает газ. Самолет тихо крадется. Ты мигом высовывай голову за борт и кричи: «Фриц, не стрелять, еще бомбы не сбросил!» Понял? Главное, не падать духом... не ты первый, не ты последний.

Подошел командир звена.

— Сегодняшняя цель — переправа у Рамушево, — объявил он.

Мне стало не по себе. Мост через Ловать, недавно построенный гитлеровцами на перешейке, прикрывался несколькими зенитными батареями и множеством крупнокалиберных пулеметов. Вокруг него были сосредоточены и мощные прожекторные установки. Разве можно идти в тот район с неопытным штурманом, ни разу не летавшим на боевое задание?! Мы уже потеряли там несколько экипажей.

— Разрешите мне сегодня лететь с Пахомовым, — обратился я к командиру эскадрильи.

— Выполняйте задачу с Самсоновым!

— Товарищ капитан, вы же знаете всю сложность обстановки над целью.

— Командир полка приказал вам лететь с сержантом Самсоновым, — отрезал командир эскадрильи.

— Разрешите обратиться к командиру полка!

— Обращайтесь!

Командир полка находился на КП. Пришлось идти туда,

— Товарищ майор, разрешите сегодня выполнять задачу с Пахомовым, а не с Самсоновым.

— Я приказал вам лететь с сержантом Самсоновым, и никаких разговоров! Идите и выполняйте! И вообще, я на вашем месте не стал бы обижать своего будущего штурмана. Вам теперь придется все время летать с ним.

С командного пункта я ушел удрученным. Мне приходилось летать со многими штурманами — с Пахомовым, Образцовым, Зайцевым, Рубаном. Я уже сработался с ними. Мы, как говорится, научились понимать друг друга с полуслова. А это очень важно. Ведь летает не летчик, а экипаж. Теперь вот придется срабатываться с новеньким.

Возвратившись на стоянку, я стал у своего самолета и задумался: как поведет себя этот девятнадцатилетний застенчивый Шурик, с большими серыми глазами и длинными, как у девушки, ресницами? Не растеряется ли?

Стараясь ничем не выдавать своих сомнений, я попросил штурмана опробовать бортовое оружие. Самсонов быстро залез в кабину, повернул пулемет и дал две короткие очереди.

— Оружие исправно, товарищ командир!

— Отлично! Проверь подвеску бомб и показания приборов. Будем выруливать...

Шурик все внимательно осмотрел, и, когда техник Сипин доложил о готовности самолета, мы взлетели. К линии фронта подошли на высоте двух тысяч метров. Слева и справа по небу заметались лучи прожекторов. От земли поползли вверх разноцветные ленты трассирующих снарядов. Но подход к Рамушеву оставался пока спокойным. Впереди показалась река, а на ней — переправа...

— Штурман, видишь? Будем заходить на цель, — передал я Самсонову и, убрав газ, стал планировать. Прожекторы зажглись и на противоположном берегу. Я бесшумно вывел самолет точно на переправу. Штурман сбросил бомбы. И тотчас же открыли огонь вражеские зенитки. Три прожектора вцепились в наш У-2. Развернув самолет, скомандовал:

— Шурик, ударь по прожекторам.

Штурман стал посылать очередь за очередью вдоль луча к прожектору. Он погас. Но по остальным лучам продолжали лететь вверх разноцветные трассы. Надо было скорее уходить из-под этого огненного дождя. Чтобы развернуться, нажал на педаль; она подозрительно легко подалась вперед, а самолет начал разворачиваться совсем в другую сторону. Неужели не работает управление рулем поворота? Находясь под обстрелом, в лучах прожекторов, я не мог понять, что случилось. С большим трудом перевел машину в глубокий левый крен и прекратил ее вращение.

Наконец мы вырвались из объятий прожекторов и пересекли линию фронта.

— Шурик, ты, кажется, перебил тросы ножного управления, когда стрелял по прожекторам...

Шурик молчал. Самолет продолжал полет с глубоким левым креном и терял высоту. Я решил чуть-чуть уменьшить крен, чтобы не отклоняться от курса на станцию Пола. Как только я это сделал, самолет резко повело вправо, и он начал вращаться все быстрее и быстрее.

«Ни за что погибнешь с этим штурманом», — обожгла меня неприятная мысль, и я вновь резко перевел машину в глубокий левый крен. Вращение прекратилось. Мотор работал на полных оборотах. Пока я маневрировал, машина еще раз попала в лучи прожекторов. Опять ленты трассирующих пуль потянулись к нам. Оставался один выход — немедленно идти к земле. Я резко перевел самолет в планирование и вырвался из слепящих лучей. Так с глубоким левым креном на стометровой высоте мы и подошли к станции Пола.

— Шурик, может, до Толокнянца дотянем, а?

— Попробуй, — ответил он по переговорному устройству.

Решил избавиться от крена. Только сделал это, как самолет опять стал резко вращаться вправо. Высота быстро падала. Перед глазами замелькали крыши домов, Снова перевел машину в крен.

Справа показалась большая поляна, окруженная частым ельником. Не теряя ни секунды, решил садиться. Блестевшие под луной лужи позволяли точнее выдерживать направление. Когда машина готова была вот-вот чиркнуть по земле левым крылом, я, чтобы не разбить ее, уменьшил скорость и стал ликвидировать крен. Но самолет опять резко рванулся вправо, ударился левым крылом о дерево и «клюнул» носом в землю. Выбравшись из кабины, я понял, что уцелели мы просто чудом. Крыло машины было отбито, фюзеляж отвалился по самую кабину штурмана.

Трудно описать состояние сбитого летчика. Иногда плакать хочется. Почему же самолет так сильно крутило? Эта мысль не выходила у меня из головы. Осмотрел изуродованный хвост машины. Стальные тросы, соединяющие педаль с кронштейном руля поворота, оказались перебитыми. Концами они врезались около ободка в руль и отклонили его до отказа вправо. Отсюда и непрерывное вращение самолета.

Первый боевой вылет явился для Александра Самсонова тяжелым уроком. Штурман сосредоточенно осматривал тросы, из-за обрыва которых мы чуть не погибли, и тяжело вздыхал. Чувствовалось, что случившееся глубоко потрясло его. А мне было очень жалко самолет. Новый, с хорошим мотором, он свободно с полной бомбовой нагрузкой набирал высоту до двух с половиной тысяч метров.

— Сними пулемет, часы и пойдем в Толокнянец, — сказал я штурману.

Внезапно поблизости послышались голоса. Мы насторожились и, не сговариваясь, выхватили пистолеты. Шурик щелкнул предохранителем. «Э, какой осторожный, — подумал я. — Значит, он еще перед вылетом успел загнать восьмой патрон в патронник. Как бы в темноте по своим не выстрелил».

— Тихо! — говорю, тронув его за плечо. И тут же крикнул: — Стой! Кто идет? Стрелять будем! В ответ совсем рядом кто-то пробасил:

— Ты что, сдурел?

К нам подошли несколько бойцов.

— Мы зенитчики, — сказал один из них. — Охраняем мост через реку Пола. Увидели, что вы упали, пришли помочь.

— Спасибо! — ответил я. — Какая уж тут помощь, видите, что от машины осталось, хорошо, что сами уцелели...

Сдав самолет под охрану зенитчикам, мы с Самсоновым пошли на станцию. Здесь в одном из домов располагался штаб воинской части. Зашли туда и дали в полк телеграмму: «Сбиты, утром будем в Толокнянце, просим прислать самолет».

Добравшись до Толокнянца, зашли в дом, где раньше размещалась наша эскадрилья. Хозяйка тетя Маша, увидев нас, запричитала:

— Милые мои, как же вы попали сюда среди ночи? Как живете, родненькие? Все живы у вас?

— Все живы, тетя Маша. Вот только мы чуть не угробились.

Долго мы говорили с хозяйкой. Потом вышли на крыльцо. Светила луна. В небе послышался рокот пролетающих У-2. Один за другим они шли на боевое задание. Тяжело было сознавать, что ты не в воздухе, а на земле, что твоя машина разбита. Невольно вспомнилась старая песенка, переделанная нашими летчиками:

Перебиты, поломаны крылья,
Дикой болью всю душу свело,
И зенитными пулями в небе
Все дороги мои замело.

Я хожу и лечу, спотыкаясь,
И не знаю, куда упаду,
Ах, зачем моя юность такая,
Кто накликал мне эту судьбу?

Но взметнутся могучие крылья,
И за все отомщу я врагу:
И за юность свою боевую,
И за горькую нашу судьбу.

— Брось, Николай, не тереби душу! — поморщился Шурик, когда я вполголоса пропел эту песню.

...Утром в Толокнянец прилетели два самолета У-2. Они и доставили нас в полк.

К месту аварии направили комиссию. Через несколько дней она доложила, что наш самолет подбила вражеская зенитная артиллерия. Пробоин от штурманского пулемета в фюзеляже не оказалось. Тросы были перебиты осколками зенитных снарядов. Значит, напрасно я подозревал, что виноват Шурик. Немедленно разыскал его и извинился.

После этого происшествия мы с Самсоновым сотни раз летали на задания. Он стал замечательным штурманом. Когда его принимали в ленинский комсомол, за него голосовали все наши комсомольцы.

Никогда, пожалуй, я так не рвался на задание, как в этот раз. Во время предпоследнего полета, перед рассветом, мы с Зайцевым обнаружили в овраге штабеля ящиков. Я решил, что это склад боеприпасов, и приказал штурману поточнее нанести на карту место его расположения.

— Товарищ майор, — обратился я к командиру полка после возвращения с задания. — Разрешите сделать еще один вылет. Нашли склад с боеприпасами.

Ничего не ответив, Куликов посмотрел на предрассветное небо и закурил. Потом задумчиво сказал:

— Летите! Вы нашли, вы и уничтожайте! Будьте только поосторожнее, уже светает. — Помолчав, майор, к моему удивлению, добавил: — Очень рад, товарищ старший сержант, что не ошибся, представив вас неделю назад к ордену Красного Знамени...

Как только я отошел от командира полка, ко мне подбежал Скочеляс. Он слышал наш разговор и теперь, хлопнув меня по спине ладонью, закричал:

— Поздравляю! Поздравляю!

Отвечать на его поздравления было некогда. Зайчик уже сидел в кабине подготовленного к вылету самолета.

«Неужели получу эту высокую награду?» — подумал я на взлете.

Мне было приятно при мысли, что по трудной дороге войны я иду правильно.

Сразу за линией фронта нас обстреляли из крупнокалиберного зенитного пулемета. Резким разворотом влево мне удалось выйти из зоны огня.

Вот и район цели. В овраге, возле склада, словно муравьи, снуют вражеские солдаты. Тракторы тянут по дороге прицепы, доверху нагруженные ящиками с боеприпасами. Ложусь на боевой курс.

— Сбросил! — крикнул через некоторое время Зайчик.

Лес дрогнул. Огромной силы взрыв потряс воздух. За ним последовал второй, третий. Овраг окутался густым черным дымом. Самолет подбросило вверх. От радости сердце готово было выскочить из груди.

— Давай споем?-предложил Зайчик.

— Давай запевай!

С песней перевалили через передний край. Солдаты из траншей махали нам шапками. В ответ я покачал им крыльями.

Показался аэродром. Неподалеку от посадочной площадки стояла группа людей.

Встречали нас.

— А ну, Леша, держись! — крикнул я, поддавшись на мгновение какому-то странному чувству. Захотелось совершить что-либо ошеломляющее. Убрав газ, потянул ручку управления на себя. Левая нога резко пошла вперед. Штопор. Один виток, другой. А высота — всего пятьсот метров. Снова плавно тяну ручку на себя. Петля. Земля и розовое от зари небо на мгновение поменялись местами.

— Ты что, ошалел? — крикнул Алексей, когда я, выровняв самолет почти у самой земли, пошел на посадку.

Приземлившись, я выпрыгнул из кабины и побежал к командиру полка Лицо горело от возбуждения. Запыхавшись, доложил:

— Товарищ майор, ваше задание выполнено. Склад боеприпасов уничтожен!

— Кто вам разрешил хулиганить над аэродромом? — в упор спросил Куликов. Я растерялся

— Вы лихач, а не летчик, — продолжал командир. — Я отстраняю вас от полетов! Начальник штаба, верните из дивизии наградной материал на старшего сержанта. Приготовьте приказ о разжаловании его в рядовые.

Он говорил еще что-то. Но я стоял, словно ошпаренный кипятком, ничего больше не слышал. Когда пришел в себя, командира рядом уже не было. Меня окружали лишь товарищи.

...Куликов — человек сухой и черствый. Об этом все знали. Он даже отругать-то не мог по-настоящему, просто наказывал... Полученные от него взыскания летчики, по меткому выражению Миши Скочеляса, называли «доппайком». Иной раз было просто непонятно, за что этот «доппаек» отпущен. Наказания не доходили до сознания летчиков. И обычно друзья в таких случаях сочувствовали «пострадавшим».

Но к нам с Алексеем товарищи отнеслись совсем иначе. Ни у одного из них я не прочел во взгляде сочувствия. Вокруг стояли хмурые, будто совсем чужие люди. Все молча ждали, что скажу я. Но у меня не было слов. Спазмы сдавили горло. Всего месяц тому назад из-за «воздушной лихости» чуть не погиб Иван Шепетнов.

Первым нарушил молчание командир звена Дмитрий Супонин.

— Ты что же делаешь? Кого захотел удивить? Думал, мы овацию тебе устроим? Дескать, мастер высшего пилотажа — Шмелев! Встречайте! Эх ты!

— В какое время вздумал в игрушки играть! — поддержал его Егоров. — Один машину разбил, и ты решил отличиться. Мол, страна богатая. Новую дадут! А ты забыл, что сейчас дорог каждый самолет?

Щеки у меня горели от стыда. Что можно сказать в ответ? Виноват — и все! А тут еще Скочеляс со своим острым языком подливает масла в огонь.

— Коля, Коля! А еще толковым парнем считался. Рано, видно, тебя из летной школы выпустили. Полетать бы тебе еще с инструктором. Ладно, если бы сам гробанулся, мог бы еще и Лешку за собой потащить.

— И совсем не ладно! — взорвался Супонин. — Сейчас такая смерть — хуже дезертирства. Себя бы опозорил и нас всех. Да что говорить! Все равно не поймет. Пойдемте лучше, ребята, в столовую, — закончил Супонин и повернулся так, будто я был для него совершенно чужой. Это подействовало сильнее всяких слов. Я даже вздрогнул. Одно дело, когда ругает и наказывает Куликов. Он — командир. Но почему самые близкие мне друзья ожесточились?

— Товарищи, погодите! — взмолился я — Погодите! Слово даю, партийное! Не думал я ни о каком пилотаже. Как-то все случайно получилось!

— Прихвастнуть захотелось, нас удивить!

— Мальчишка!

От этих слов я съежился. Глаза вдруг защипало, как под напором сильного ветра, во рту стало горько. Ни на кого не глядя, не выбирая дороги, я пошел с аэродрома.

Неожиданно сзади послышались чьи-то шаги. Обернулся: Зайчик.

— Куда тебя несет?

— Домой.

— Нечего там делать, пойдем в столовую. Ребята хоть и резко, зато от души поговорили с тобой, впредь умнее будешь. Ну, поворачивай, нечего дурака валять. — Он схватил меня за руку и потащил за собой.

...Темная ночь нависла над аэродромом. Уже третьи сутки я не летаю, а дежурю с ракетницей в руках у посадочных огней, встречаю и провожаю товарищей.

Разговор с друзьями глубоко запал мне в душу. Еще больше научило меня партийное собрание эскадрильи. Там не ругали, не произносили обидных слов, которые обычно в горячке срываются с языка усталых друзей, На собрании мне, как говорится, по пунктам объяснили недопустимость моего поведения.

Выступавшие коммунисты, в том числе Зайцев, Рубан и Пахомов, предлагали ограничиться обсуждением моего поступка. Но новый заместитель командира полка по политчасти батальонный комиссар Федотов и командир нашей эскадрильи требовали объявить мне выговор. Их предложение и было принято,

Через два дня меня вызвали на заседание партбюро полка. Там ко мне подошли мягче и, приняв во внимание мое чистосердечное раскаяние, решили взыскание не накладывать, а ограничиться разбором дела.

Сержантского звания меня тоже не лишили, но наградной материал из дивизии вернули, от полетов отстранили. Пришлось «тянуть лямку» в стартовом наряде.

Вот и сегодня я стою у посадочных знаков, с завистью наблюдая за полетами товарищей. Хочется подойти к Куликову и сказать: «Товарищ майор, я все понял. Разрешите летать? Если потребуется, кровью искуплю свой поступок!»

Задумавшись, я не заметил, как к границе аэродрома подкатила легковая машина. Ее у нас знали все. На ней ездил командир 242-й ночной ближнебомбардировочной дивизии полковник Кузнецов. Сегодня он был не один. Вместе с ним из машины вышел комиссар дивизии Выволокин. Приняв рапорт Куликова, комдив направился прямо ко мне. Что будет?

— Это он по ночам петли крутит? — спросил Кузнецов, кивнув в мою сторону.

— Так точно, — ответил Куликов. «

— Не ночью, а на рассвете, товарищ полковник, — попытался уточнить я.

— Тебя еще не спрашивали, — вмешался в разговор бригадный комиссар Выволокин. — И не стыдно? Боевой летчик, ко второму ордену был представлен, а теперь вот стоишь с ракетницей. Твое место не на земле, а в воздухе, в бою! Молчишь?

— Я все понял! Разрешите летать? Кровью искуплю свою вину!

— Вот это другой разговор, — заметил комдив.

— Прочувствовал? — спросил в заключение Выволокин.

— Все, товарищ комиссар!

— Товарищ Куликов, — сказал командир дивизии, — допустите Шмелева к полетам. Поверим ему.

Я со всех ног бросился к своему самолету. Надо было наверстывать упущенное.

...Ночные полеты закончились. Летчики, штурманы и техники собрались около командного пункта. Из землянки вышел майор Куликов. Он только что докладывал командиру дивизии о результатах боевой работы полка.

— Ну что ж, теперь можно идти завтракать! — отрывисто бросил Куликов, залезая в кабину пустой полуторки. Шофер дал полный газ, и машина умчалась. А уставшие до предела летчики и штурманы поплелись пешком.

Столовая находилась в крестьянской хате, расположенной на берегу реки.

— Прошу внимания, — обратился к нам командир полка, когда мы уселись за столы. -Сегодняшняя ночь прошла хорошо. Боевое задание мы выполнили без потерь. Предлагаю поднять тост за наши успехи. Выпьем и за золотые руки наших техников.

В ответ раздались редкие, вялые хлопки. Летчики так реагировали не потому, что им было неприятно слушать похвалу в свой адрес. Нет! Просто у всех перед глазами еще стояла пустая полуторка. Мы молча сидели и ждали, пока розовощекая официантка Аня разольет суп по железным мискам. Чем же сегодня порадует летчиков начпрод? В последнее время с питанием у нас стало плоховато. То ли из-за нерасторопности снабженцев, то ли по другим причинам. Нередко на стол подавали такие блюда, что на них даже смотреть не хотелось.

То же случилось и сегодня.

Скочеляс подозвал к себе Аню и тихо, но так, чтобы слышал командир полка, сказал:

— Передай начпроду, что Михаил Петрович Скочеляс это есть не будет. — И он отодвинул миску.

Куликов покраснел и, что-то буркнув себе под нос, вышел.

После завтрака мы долго сидели за столом. Говорили о том, что к прежним опасностям, к которым уже привыкли, теперь прибавились новые: наступил период белых ночей, на старте уже можно читать газеты. Самолет У-2, предназначенный для боевых действий в условиях темноты, стал уязвимым для огня зенитной артиллерии. Надо было думать о новых тактических приемах. И они нередко рождались прямо здесь, в столовой, в результате горячих споров.

Вот и сегодня во время разговоров были высказаны интересные мысли. Опытные летчики заметили, например, что на фоне светлого неба самолеты просматриваются снизу вверх очень отчетливо, тогда как наземные предметы, включая световые ориентиры, различаются с воздуха хуже, чем в темноте. Значит, от вражеских истребителей и от огня зенитной артиллерии надо уходить вниз, резким переводом машины в скольжение. Словом, решили мы, воевать можно и в белые ночи. Надо только уметь!

Поговорив и поспорив, стали расходиться по домам. Деревня только что просыпалась. Наше звено квартировало в доме полной добродушной женщины с замысловатым именем Ирюта. С разрешения хозяйки мы спали на сеновале.

Хорошо после напряженной боевой ночи зарыться в сено и полежать, ни о чем не думая. Но мысли сами назойливо лезут в голову. Невольно вспомнилось детство и такой же вот сеновал на чердаке у моего приятеля Юрки. Там мы вместе читали книги. Друг любил литературу о войне, а я про путешествия. Где он сейчас? Постепенно мысли становятся все ленивее, и вскоре тело сковывает внезапно подкравшийся сон.

После отдыха снова идем на аэродром. Сегодня будем наносить бомбовые удары по огневым точкам противника на участке Омычкино-Рамушево.

...Первые три вылета выполнили благополучно, хотя некоторым экипажам пришлось спасаться от истребителей противника.

Из четвертого полета не вернулись Пахомкин и Новиков. Близился рассвет, а их все не было.

Мы молча ждали — полчаса, час, два. Уже рассвело, а У-2 все не появлялся. Кто-то предложил пойти позавтракать. Встали и нехотя двинулись в столовую. Но есть не хотелось. Каждый лениво ковырялся в тарелке, то и дело поглядывая в окно, через которое был виден весь аэродром. Вот послышался рокот У-2. Все встрепенулись, зашумели. Некоторые бросились к окну.

— Штурман армии прилетел! — сказал кто-то унылым голосом. И опять наступило молчание.

В столовую вошел полковник Калинин. Он направился прямо к Скочелясу:

— Командир полка попросил меня слетать с тобой на поиски Пахомкина и Новикова. Собирайся!

Калинин и Скочеляс немедленно поднялись в воздух. Сначала они облетели на бреющем район севернее Омычкино, потом стали кружиться над болотами. Тут-то Скочеляс и увидел торчащий из болота хвост самолета с цифрой «9». Это был У-2 Пахомкина и Новикова.

Выбрав подходящую площадку, Скочеляс и Калинин посадили машину и направились к месту падения «девятки». С большим трудом они добрались туда по болоту. Сергей Пахомкин лежал метрах в десяти от разбитого У-2. Трясина уже успела засосать его почти по пояс. Новиков, раскинув руки, лежал невдалеке от Сергея.

Скочеляс и Калинин перенесли тела погибших друзей на сухое место. Сергею Пахомкину вражеский снаряд угодил в грудь. Михаил опустился перед другом на колени, осторожно вытащил из кармана гимнастерки окровавленный партбилет, удостоверение личности и записную книжку, в которой лежало письмо к родным.

Вскоре к месту падения самолета подошли пехотинцы. С их помощью Калинин и Скочеляс вынесли тела друзей из болота и похоронили в лесу южнее деревни Малые Дубовицы.

К вечеру летчик и штурман вернулись в полк. Это произошло 7 июля 1942 года. На митинге, собранном перед началом ночных полетов, было зачитано предсмертное письмо Сергея.

«Продолжаю воевать с фашистским зверем на У-2, — писал он родным. — Но сердце мое на скоростных бомбардировщиках».

Сережа мечтал о громадных скоростях, а погиб на тихоходной машине. Но он хорошо понимал и выполнял свой долг патриота. В конце письма говорилось:

«Родина приказала мне бить проклятых фашистов на У-2. Значит, так надо. Будьте за меня спокойны. Я не опозорю фамилию Пахомкиных. А если потребуется, я готов отдать жизнь ради свободы любимой Родины». Коммунист Пахомкин сдержал свое слово. Он всегда был впереди и отдал свою молодую жизнь дорогому Отечеству.

Обстановка, в которой нам приходилось действовать, становилась все сложнее. При подходе к цели нас старались схватить в свои объятия вражеские прожекторы, открывали огонь зенитки, атаковывали истребители. Участились и налеты авиации противника на наш аэродром. Еще 26 августа 1941 года командующий фронтом издал приказ, в котором говорилось: «На всех аэродромах для каждого самолета и каждой автомашины сделать земляные, тщательно замаскированные укрытия. Вблизи них вырыть щели для личного состава».

Майор Куликов приказал рыть земляные укрытия летчикам и штурманам. Работали мы днем после двух-трехчасового отдыха. А вечером снова отправлялись на боевые задания.

Мы не раз говорили командиру полка, чтобы рытье землянок он возложил на батальон аэродромного обслуживания. Но наши просьбы и жалобы оставались без ответа. Каждый из нас понимал, что такое перенапряжение летного состава к добру не приведет, и мы сами стали искать выход из положения.

Незадолго до этого среди летчиков нашего полка развернулось интересное движение — научить штурманов самостоятельно пилотировать самолет. И вот теперь, когда ценный почин стал давать первые результаты, кое-кто из нас решил воспользоваться ими для организации кратковременного отдыха в полете. Мне тоже такая идея показалась соблазнительной. А кончилось это... Но расскажу обо всем по порядку.

Наш полк получил приказ в сумерки перелететь в Вины. Оттуда мы должны были наносить удары по аэродрому Дно, где сосредоточились транспортные самолеты и истребители противника.

В первый полет я отправился с Михаилом Егоровым, отличным штурманом, секретарем комсомольской организации. Набрав высоту, я сказал ему:

— Миша, ты пока спи. При подходе к цели я разбужу тебя, и мы отбомбимся. Обратно ты поведешь самолет сам, а я посплю.

— Хорошо, — согласился Егоров.

Прошли озеро Ильмень, затем город Шимск. Скоро цель. По небу начали шарить вражеские прожекторы.

Я взглянул на высотометр: две тысячи восемьсот метров. Разбудил Михаила. Когда над целью погасли прожекторы и перестали стрелять зенитки, убрал газ и начал планировать на аэродром. На высоте тысяча четыреста метров штурман подал команду: «Чуть довернуть!» — и сбросил бомбы.

Резко развернув самолет по ветру, я на большой скорости стал уходить от цели. Тотчас же вспыхнули шесть прожекторов и поймали наш У-2. Сзади и по бокам замелькали разноцветные ленты трассирующих пуль, вверху стали рваться зенитные снаряды.

Продолжая снижаться, я вскоре вышел из зоны обстрела Метрах в двухстах от земли спросил штурмана:

— Жив?

— Все в порядке, — ответил Егоров. Через несколько минут с небольшим набором высоты вышли на Ильмень.

— Миша, бери управление, а я посплю.

— Давай...

Егоров повел самолет, а я, прижавшись к спинке сиденья, задремал. Проснулся от какого-то предчувствия. Схватил ручку управления, сектор газа и крикнул:

— Падаем?

— Проснись, — засмеялся Егоров, — все нормально.

Протер глаза, посмотрел на линию горизонта, спросил:

— Где находимся?

— Прошли маяк номер один. Видишь сзади работает.

— Это не тот маяк.

— Как не тот? — удивился Егоров.

— Не он! Заблудились.

— Не может быть!

Я понимал его: все внимание он уделял приборам, чтобы удержать самолет на курсе. Для наблюдения за местностью у него просто не оставалось времени.

— Заблудились, говорю!

— Возможно, — согласился штурман.

Неуверенность штурмана всегда вызывает у летчика тревогу. Этот неопределенный ответ так неприятно подействовал на меня, что, когда штурман сказал взять немного правее, я с недоверием отнесся к его предложению. Взглянул на бензомер и увидел: стрелка прибора подходит к нулю. Спорить стало не о чем.

— Давай выбирать площадку, — сказал я штурману. — Пойдем на вынужденную, горючее кончается.

— Хорошо, — тяжело вздохнув, ответил Егоров.

Нас окружала непроглядная темень. Только справа мерцал какой-то огонек.

На вынужденную мы всегда старались садиться только у населенных пунктов. Там можно найти тепло, питание, помощь и, самое главное, телефонную связь.

Мелькавший впереди огонек казался мне спасительной звездочкой. Я старался делать все возможное, чтобы дотянуть до него. Когда до огонька стало совсем близко, передал штурману:

— Подготовь белую ракету, освети место посадки. Если внизу кустарник, положу машину на крыло и садиться не буду.

Штурман приготовил ракету. Огонек все ближе и ближе. Когда до земли осталось всего метров пять? шесть, вдруг впереди зажглись стартовые огни аэродрома.

— Аэродром! — вырвался у меня возглас. Только приготовился выравнивать машину, как с земли взлетели две белые ракеты. Они осветили и посадочную полосу, и большую часть аэродрома.

— Так это наш! — крикнул штурман. — Вины!

Самолет мягко приземлился и покатился по посадочной полосе. В этот момент мотор совсем перестал работать, горючее кончилось. Довольные, мы вылезли из кабины. Подбежавшие техники и мотористы оттащили машину на стоянку. Я побежал на командный пункт доложить командиру о выполнении задания.

— Где вы были, почему так долго не возвращались? — резко спросил Куликов.

— Немного уклонились от маршрута.

— Штурман, — обратился командир полка к Егорову, — почему вы плохо вели ориентировку?

— Да вроде все делал правильно, — виновато отозвался тот.

— Не понимаю, — вмешался в разговор присутствовавший на КП командир дивизии. -Просто не верится, чтобы вы могли потерять ориентировку. Что-то вы не договариваете.

— Видите, как было, — сказал вконец растерявшийся Егоров. — До цели спал я, а на обратном пути — Шмелев. Когда он проснулся, ему показалось, что самолет падает. Он сказал, что мы потеряли ориентировку.

Решили садиться на вынужденную, случайно попали на свой аэродром.

— А почему вы спали? — обратился ко мне полковник.

— Товарищ командир, днем мы роем землянки, а ночью летаем. Уже много дней совсем не отдыхаем. Вот и решили поспать в полете по очереди...

— Ах, вот в чем дело... — задумчиво сказал комдив. — Товарищ Куликов, сколько времени летный состав отдыхал вчера?

— Точно не могу сказать... — уклончиво ответил командир полка. Ему, видимо, было неудобно признаться при нас, что в последние дни летный состав спал в сутки по два-три часа. Комдив это понял и бросил нам:

— Вы свободны...

В эту ночь произошли и более серьезные неприятности. Возвращаясь с задания, Виктор Емельянов тоже решил поспать. Машину повел штурман. Над озером Ильмень он столкнулся с другим самолетом. И там, как выяснилось позже, летчик спал. Экипаж первой машины погиб. Второй самолет был изуродован, но все-таки дотянул до аэродрома.

Командир дивизии приказал летному составу полка сутки отдыхать. Мне и Егорову дали двухнедельные путевки в армейский дом отдыха.

Вскоре почти все наши штурманы научились пилотировать самолет. Но со сном в полете было покончено навсегда.

Крылатый корректировщик

После ухода Куликова командование полком принял Александр Алексеевич Воеводин. Еще до его прибытия к нам мы многое узнали о нем. Родился он под Москвой, в бедной крестьянской семье. После смерти отца восьмилетний парнишка, чтобы не умереть с голоду, стал подпаском. В 1923 году вступил в комсомол, а через пять лет — в партию. Работал в Волоколамском укоме и Московском обкоме комсомола. В армию пошел по партийной мобилизации. Знали мы также, что Александр Алексеевич окончил Качин-скую школу пилотов, а в последнее время был военкомом авиационной дивизии.

Приняв полк, Александр Алексеевич Воеводин начал знакомиться с людьми. Беседовал он просто, по-отечески. И каждый, кто говорил с ним, откровенно выкладывал ему все, что было на душе.

Мы сразу убедились в том, что полковой комиссар Воеводин внимательный, чуткий и в то же время требовательный командир. Он добивался от экипажей творческого выполнения боевых заданий. Если раньше некоторые товарищи не особенно заботились о качестве бомбометания, думали лишь о том, как бы побыстрее сбросить бомбы, то теперь каждый летчик и штурман чувствовал ответственность за результаты вылета. На одну и ту же цель мы стали заходить по столько раз, сколько требовалось для ее надежного поражения в ночных условиях.

Как только экипажи возвращались с задания, Воеводин сразу вызывал их к себе и обстоятельно с ними беседовал. Он требовал, чтобы в полете каждый действовал не по шаблону, а применительно к конкретной обстановке, учитывал и особенности расположения целей, и систему прикрытия их огнем. Командир не только давал советы и указания, делился своим опытом, но и часто летал сам, показывая пример подчиненным.

...Наступила осень — холодная, хмурая. Белые ленинградские ночи сменились темными приильменскими. Погода теперь больше благоприятствовала противнику, чем нам. Вылетишь на бомбежку, а цель вдруг оказывается закрытой сплошным туманом. И нередко возвращаешься ни с чем.

Надо было искать выход. И мы его нашли. На одном из самолетов установили радиостанцию. Перед началом боевой работы его экипаж шел в район цели и разведывал погоду. Оттуда он подробно докладывал по радио метеорологическую обстановку. С учетом ее командир и принимал решение: поднимать ли в воздух весь полк или выполнять боевую задачу несколькими экипажами.

Еще один самолет, оборудованный радиостанцией, был выделен для корректировки артиллерийского огня в дневное время. Таких задач мы еще ни разу не выполняли. Это новшество, как любое другое, таило в себе много неясного.

Первыми на корректировку отправились заместитель командира эскадрильи капитан Зинченко и штурман Самсонов. Несколько раз они на бреющем пересекали линию фронта и уходили на три — шесть километров в глубь обороны противника.

Во время одного из полетов экипаж натолкнулся на такой сильный огонь вражеской зенитной артиллерии, что Зинченко не решился лететь дальше и возвратился на свой аэродром. Возмущенный Самсонов доложил об этом в штаб армии. Генерал Кондратюк, расценив поступок Зинченко как попытку к невыполнению задания, приказал ему вернуться в полк, а вместо него потребовал выслать надежного летчика. Решение командующего было передано командиру нашего полка. На следующий день Воеводин срочно вызвал меня к себе.

Это было 7 декабря. После напряженной летной ночи мы спали мертвецким сном. Но прибежавший в общежитие посыльный безжалостно разбудил меня:

— Товарищ старшина! Вас срочно вызывает командир полка:

Я с трудом поднялся, протер глаза. От усталости ныло все тело, голова была словно чугунная.

— А зачем? — спросил я, зная, что Воеводин не любит беспокоить людей во время отдыха.

— Не знаю, — ответил посыльный. — Наверно, полетите куда-нибудь. Приказано сейчас же готовить самолет.

Быстро оделся и побежал к командиру полка. Он встретил меня приветливо.

— Знаете, зачем я вас вызвал, товарищ старшина? Хочу поручить вам важное и ответственное задание: корректировать огонь нашей артиллерии в дневное время и вести наблюдение за полем боя. Сегодня, с наступлением темноты, вы со штурманом должны вылететь в Толокнянец.

Каждый из нас ожидал, что может быть послан на такое» задание. Но чтобы вот так, сразу, без подготовки — этого я не предполагал. И, разумеется, заколебался.

— Товарищ полковник! Я летал на связь и на разведку, бомбил, разбрасывал листовки, возил питание и боеприпасы. А вот корректировкой не занимался. Видимо, не справлюсь с таким заданием...

— Я еще не кончил, товарищ старшина. Вы слишком рано начали волноваться! — повысил голос Воеводин. — На аэродроме Толокнянец вы встретитесь с представителем штаба артиллерии одиннадцатой армии и получите от него подробный инструктаж. С этого момента будете находиться в распоряжении начальника штаба артиллерии, выполнять его задания.

— Ясно, товарищ полковник! — твердо ответил я. — Разрешите взять к себе штурманом лейтенанта Зайцева. Он уже опытный, и, главное, мы с ним сработались.

Я очень обрадовался, когда Воеводин, подумав, сказал:

— Согласен. Прошу вас только, товарищ Шмелев, как можно серьезней отнестись к заданию. И себя берегите. Вернувшись в общежитие, я разбудил Зайцева:

— Леша, вставай! Дело интересное есть. Зайчик быстро оделся. Мы вышли на улицу, и я рассказал о разговоре с Воеводиным. Алексей сразу оживился:

— Это здорово! Что ж, поработаем вместе с артиллеристами.

Вечером мы вылетели в Толокнянец. В задней кабине сидели Зайчик и техник звена Евгений Дворецкий.

Прилетев в назначенный пункт, мы приземлились на небольшой площадке, оборудованной позади колхозных сараев. С трех сторон ее окружал лес, в котором находились капониры для самолетов.

Трудолюбивый и расторопный Дворецкий стал готовить машину к боевому вылету, а мы с Алексеем направились в Толокнянец. Штаб 11-й армии размещался в землянках, вырытых в овраге за деревней.

Разыскали начальника разведотдела штаба артиллерии майора Мельникова и доложили ему о прибытии. Он очень обрадовался. Его помощник капитан Ростовцев поинтересовался, приходилось ли нам раньше корректировать огонь артиллерии. Мы признались, что дело это для нас новое. Тогда артиллеристы сразу же стали объяснять организацию и способы ведения корректировки. К концу беседы мы уже кое-что усвоили, у нас появилась уверенность в своих силах.

В штабе артиллерии армии мы пробыли несколько дней. Изучили некоторые документы, ознакомились с рядом журнальных статей, в которых освещались интересующие нас вопросы. Потом отправились в 1235-й пушечный артиллерийский полк, с которым нам предстояло вести боевую работу. Командовал им полковник Пастух.

Здесь мы провели два дня. Побывали на огневых позициях, чтобы иметь более ясное представление об артиллерии, разработали с командиром артполка план совместных действий. Уточнив вопросы взаимодействия и связи, выехали назад, в Толокнянец. Уже стемнело, когда мы возвратились туда. В небе слышался знакомый стрекот пролетающих У-2. Один за другим они шли к линии фронта.

— Сегодня наши бомбят Рамушево или Бычково, — задумчиво сказал Алексей.

— А тебе не приходило в голову, Леша, — заметил я, — что наше последнее бомбометание, когда мы делали по нескольку заходов на цель, имеет что-то общее с корректировкой? Помнишь, как громили батарею у Омычкино? Четыре бомбы за четыре захода, и после каждого ты вносил поправки...

— Удачный был вылет, — согласился Зайчик. — И мы действительно корректировали тогда, только самих себя.

— Вот видишь? Значит, ты в этом деле если не собаку, то щенка уже съел.

Конечно, в моих словах было больше шутки, чем правды. Одно дело корректировать собственное бомбометание, и совсем другое — огонь артиллерии. Тут мало общего. В первом случае штурман, пользуясь приборами, сам исправляет свои ошибки, во втором — экипаж У-2 является как бы глазами артиллеристов, вынесенными в район цели. Своими наблюдениями он лишь помогает артиллерийским батареям вносить поправки в расчетные данные.

На рассвете мы перелетели на новую площадку, поближе к переднему краю. Дозаправив машину, снова поднялись в воздух. Задача: отработать связь с командным пунктом артиллерийского полка и одновременно разведать места расположения батарей противника.

Летим на высоте тридцать метров. Над позициями наших зенитчиков делаем один-два виража. Зайцев приветливо машет им рукой. Мы заранее договорились с ними, что в случае появления вражеских истребителей будем уходить под прикрытие батарей.

Несколько раз прошли над лесом, в котором расположен командный пункт 1235-го артполка. И каждый раз Зайцев немедленно связывался с ним по радио. Слышимость была хорошей.

Проверив устойчивость радиосвязи, пошли за линию фронта и минут двадцать тщательно наблюдали за всем, что происходило в расположении противника. Добытые сведения тут же передавали артиллеристам. Выполнив задание, благополучно вернулись на аэродром.

На следующий день начальник штаба артиллерии 11-й армии полковник Ганже приказал нам вылететь на корректировку в район Васильевщины, южнее которой наша разведка обнаружила несколько артбатарей противника. Первые два вылета оказались малоуспешными. По часу барражировали вдоль линии фронта, внимательно наблюдая за землей, но фашисты, к сожалению, молчали.

Перед вечером поднялись в воздух третий раз. С полчаса ходили над заданным районом в надежде засечь хотя бы одну стреляющую батарею. И вот наконец южнее Васильевщины заметили несколько вспышек. Зайчик немедленно передал на землю координаты, и через несколько минут артиллеристы доложили о своей готовности. Я развернул самолет в сторону фронта и вошел в облака. Штурман скомандовал: «Огонь!»

Зная, что снаряд будет лететь до цели секунд тридцать, я сделал в уме расчеты и в нужный момент вывел машину из облачности. Как раз вовремя: внизу хорошо видим клубки разрывов. На бреющем, прямо над головами перепуганных гитлеровцев, проскакиваем черед линию фронта на свою территорию и тут же передаем на КП координаты. Затем снова возвращаемся в район цели.

Три раза мы так пересекали линию фронта, и всегда Алексей передавал по радио точные данные. После третьей пристрелки контрольный снаряд разорвался почти в центре расположения вражеской батареи. Нормально! Зайчик подает команду:

— Беглый огонь!

На гитлеровцев обрушился шквал снарядов. Дело сделано. На душе легко.

Вдруг слышим по радио: «В воздухе фашистские истребители!»

К такому сюрпризу мы, конечно, готовились, но, откровенно говоря, сейчас, после первой удачной корректировки, этого «свидания» не хотелось. Вся веселость исчезла. Надо уходить!

Стараясь держаться на фоне леса, выскакиваем в район, прикрываемый нашими зенитками. Оглядываемся. «Гостей» как будто не видно. На душе сразу становится легче. Алексей передает артиллеристам:

— Работу закончили, цель поражена. Возвращаемся домой!

Вдруг откуда ни возьмись над нами появляются два фашистских истребителя. Один из них с ходу открывает огонь. Зайцев отвечает из своего пулемета. Но его огонь можно лишь условно назвать ответным. Ведь наш пулемет не мог идти ни в какое сравнение с вооружением «мессершмитта».

Истребители стали делать второй заход. Я развернул самолет и, прижимаясь к земле, пошел им навстречу. Расчет на одно: скорость у «мессершмиттов» в несколько раз больше нашей. Значит, на встречных курсах у них будет очень мало времени на прицеливание и ведение огня. Пронесло!..

Ведомый истребитель пошел в третью атаку, а ведущий почему-то отвалил и скрылся в облаках. Снова разворачиваюсь и, дав полный газ, иду навстречу атакующему. Фашист тоже «дожимает» к земле свой самолет. Однако, чем резче он увеличивает угол пикирования, тем быстрее приближается к нему земля. Увлекшись атакой, вражеский летчик не успевает в нужный момент взять ручку на себя и врезается в лес.

— Ура! Вот это победа! — радостно кричит Алексей. — Истребителя сбили! Как думаешь, заметил это кто-нибудь из наших?

На радостях мы делаем над горящим «мессером» несколько кругов с набором высоты и идем домой. Там нас уже ждали. Мы доложили полковнику Ганже о выполнении задания и, довольные своим успехом, пошли отдыхать.

Несколько дней подряд мы вели воздушную разведку и корректировали артиллерийский огонь. Во время одного из таких вылетов нас вновь атаковали фашистские истребители. Опять началась игра в «кошки-мышки». Один из «мессеров» настолько обнаглел, что стал «резвиться» рядом с нами. Ну ладно, думаю, гад, сейчас ты вспомнишь, что у нас тоже есть пулемет.

Уловив удобный момент, Зайцев дал две очереди. «Мессер» задымил, резко накренился и пошел к земле. Мы торжествующе переглянулись. На боевом счету экипажа стало два сбитых вражеских самолета. Неплохо для начала!

Однажды в разговоре с майором Мельниковым мы с Зайцевым предложили производить корректировку артиллерийского огня ночью.

— Мы же ночники, — сказал я. — Ночью мы можем сделать вдвое больше, чем днем.

Мельников удивленно посмотрел на нас и ответил:

— В истории артиллерии, кажется, таких случаев не было.

— Авиационная история, конечно, короче артиллерийской, — возразил Зайцев. — Но ведь она не стоит на месте. Так почему мы должны стоять? Я уверен, что сможем корректировать огонь ночью!

Подумав, майор сказал, что доложит о нашем предложении начальству. В тот же вечер нас вызвал на беседу командующий артиллерией 11-й армии Рыжков. Мы с жаром отстаивали свою идею, но так и не убедили

На следующий день, узнав, что приехал заместитель начальника разведотдела штаба артиллерии Северо-Западного фронта подполковник Агафонов, мы обратились со своим предложением к нему. Он, говорили, очень внимателен ко всему новому. И он действительно поддержал нас. После долгих споров генерал-майор Рыжков наконец решил провести опытную ночную корректировку.

Для начала нам предложили навести огонь артдивизиона в центр деревни Савкино, где- располагался вражеский штаб. Предупредили, что точность наших данных будет контролироваться всеми имеющимися у артиллеристов средствами.

— Выйдет или нет? — тревожились мы, садясь в самолет,

— Не беспокойтесь, ребята! Все будет хорошо,- ободрял нас техник Дворецкий, хотя волновался не меньше нас.

Взлетели, набрали высоту и вскоре вышли в район цели. Зайчик связался с артиллеристами. Радиостанция работала безукоризненно. Алексей передал:

— Цель вижу. К работе готов.

Артиллеристы тоже доложили о своей готовности. Я слышал их ответ, поскольку переговоры дублировались. Немедленно развернул самолет и повел его к цели. Зайчик рассчитал, что снаряд разорвется как раз в то время, когда мы окажемся над деревней. Он был уверен, что заметит разрывы.

— Выстрел! — сообщили артиллеристы. Мы, как говорится, распахнули глаза и стали наблюдать. Через тридцать секунд метрах в трехстах западнее Савкино появился огненный фонтанчик.

— Есть! Вижу! — радостно крикнул Зайчик. На этом же месте разорвался и второй снаряд. Алексей быстро вычислил координаты и передал их на батарею. Следующие снаряды упали в ста метрах западнее деревни.

— Левее ноль-ноль два! — внес поправку Алексей.- Огонь!

Теперь снаряды легли точно в центре деревни.

— Цель накрыта! — передал Зайчик артиллеристам. — Беглый огонь!

Когда мы, ликуя, наблюдали за фейерверком над Савкином, с опушки леса, расположенного восточное деревни, неожиданно открыла огонь артиллерия противника. Штурман тотчас же засек ее и сообщил:

— Пятьсот метров западнее цели — артбатарея. Прошу начать пристрелку.

— Выстрел! — спустя несколько минут ответили наши артиллеристы.

Через сорок секунд севернее вражеской батареи разорвались два снаряда. Зайчик передал поправку, и следующая пара снарядов упала точно на артиллерийские позиции противника.

— Беглый! — скомандовал Зайчик.

Огонь нашей артиллерии нарастал с каждой минутой. Вскоре в лесу, южнее батареи, произошел взрыв. Вероятно, снаряды попали в склад с боеприпасами.

— Порядок! — радостно закричал я. — Полет удался на славу! Ночные корректировщики теперь у нас будут!

— Нормально получилось! — отозвался Зайчик. Так мы впервые за всю историю авиации произвели ночную корректировку артогня с самолета. Это произошло 22 декабря 1942 года. И все-таки нам удалось не разбить, а лишь поколебать издавна укоренившееся мнение о невозможности корректировки огня ночью. Поздравив нас с успешным выполнением боевой задачи, командующий артиллерией вместе с тем распорядился строго контролировать каждый наш вылет с помощью звукометрической аппаратуры и экономить снаряды.

Полуокруженные в районе Демянска немецкие войска снабжались только по узкоколейке, проходившей из Старой Руссы вдоль «рамушевского коридора». Одна из станций находилась на восточном берегу реки Пола. Наша разведка установила, что здесь у противника расположены основные склады боеприпасов, продовольствия и горючего.

Мы получили задачу скорректировать огонь нашей артиллерии по этой важной цели. Выполнить ее было нелегко. Железнодорожная станция находилась в тылу врага. Подступы к ней прикрывались сильным огнем зениток, взаимодействовавших с прожекторными установками.

Заранее наметив маршрут и профиль полета, мы с наступлением темноты отправились на задание. Погода благоприятствовала нам. Зайцев установил радиосвязь с артполком, и вскоре артиллеристы доложили о готовности к стрельбе.

К линии фронта подошли на высоте около двух тысяч метров. Я убрал газ, и самолет начал бесшумно планировать к железнодорожной станции. Он как бы катился с огромной горы. Заметно волнуясь, Алексей подал команду: «Огонь!» Ровно через сорок секунд неподалеку от станции разорвался сначала один снаряд, потом второй. Зайцев быстро засек эти разрывы, я развернул самолет, и мы опять «поехали с горы»-только теперь в сторону наших войск. На высоте трехсот метров пересекли линию фронта, и штурман передал на землю координаты. Потом снова спланировали к цели. «Огонь!» — скомандовал Алексей. Снаряды разорвались в центре железнодорожной станции.

— Беглый огонь! — немедленно передал Зайчик.

В стрельбу включились все орудия дивизиона. Тут и там, накрывая цель, взметались фонтаны разрывов.

Когда станция была разрушена, Зайцев передал команду перенести огонь по складу, расположенному в трехстах метрах севернее.

Снаряды легли точно в цель. В воздух взметнулся огромный столб пламени.

— Видим зарево, — передали по радио артиллеристы. — Переходим на стрельбу всем полком!

И вот заговорили все орудия 1235-го пушечного полка. Налет длился несколько минут. Над целью появилось гигантское зарево. Со складом было покончено. Тепло распрощавшись по радио с артиллеристами, легли на обратный курс. Полковник Пастух пригласил нас в гости. Мы, конечно, не отказались.

Когда наш экипаж успешно провел еще несколько десятков таких вылетов, то уже никто из артиллеристов не стал сомневаться в успехе нового дела. Воздушный наблюдательный пункт понравился всем. Подполковник Агафонов обобщил наш опыт, изучил доклады командира 1235-го артполка, контрольные записи звукометристов и весь этот материал отослал в штаб артиллерии Северо-Западного фронта.

7 февраля 1943 года мы в последний раз корректировали огонь 1235-го артиллерийского полка. На следующий день нас пригласил к себе подполковник Агафонов.

— Как вот, дорогие мои летчики, — сказал он. — Командующий приказал передать вас в соседнюю армию. Генерал вами доволен, надеется, что такую же помощь вы окажете и артиллеристам двадцать седьмой армии.

— Нам приятно это слышать, — ответил я. — Жаль только с полком расставаться, сработались.

— Ничего, — с улыбкой возразил Агафонов. — Сработаетесь и там. Мельников вот жалуется, что стрелять не по чему, все вражеские батареи разгромили.

Мы засмеялись.

Как раз в это время в землянку вошел майор Мельников.

— Чего смеетесь? Заметили, что не по форме одет? — строго спросил он. Он был ранен в правую ногу и вместо сапога носил огромный валенок.

— Нет, что вы, — отозвался Агафонов. — Мы говорим о том, что летчики вместе с Пастухом уничтожили в полосе вашей армии все фашистские батареи. Теперь вот ребята скучают без работы, и мы переводим их к Кравцову.

— Не отдам! — отрубил Мельников.

— Приказ фронта, — пожал плечом Агафонов.

— Это другое дело. Раз пришел приказ, какой тогда может быть разговор, — вздохнул Мельников.

...Начальник штаба артиллерии 27-й армии полковник Кравцов встретил нас приветливо и после недолгой беседы повез на командный пункт одной из бригад 15-й пушечной артдивизии. Эта дивизия, сформированная в Сибири, прибыла на фронт совсем недавно и расположилась восточное Старой Руссы.

Дорога, по которой двигался наш открытый «виллис», шла через лес. Она была настолько узкой, что не позволяла разъехаться даже двум встречным машинам. В таких случаях одна из них «лезла» в сугроб, вторая проезжала, и на буксире вытаскивала первую. Но нам повезло: не встретилось ни одной машины.

К нашему приезду на командном пункте собрались все командиры артдивизионов. Мы рассказали им о своем опыте корректирования артогня. Они слушали с интересом и задали много вопросов. Когда закончился разговор, стало уже темно. Полковник Кравцов повез нас обратно в штаб дивизии.

Впереди та же узкая лесная дорога. Только после небольшой оттепели она покрылась льдом. Едем без света. Тишину нарушает лишь рокот мотора. Нас убаюкало. Неожиданно впереди послышался грохот гусениц и из-за поворота выскочил танк. Он несся тоже без света. Наш водитель, молодой солдат, торопливо включил маскировочный фонарь и резко нажал на тормоза. «Виллис» начало заносить. Шофер повернул баранку в сторону заноса. Машина выровнялась и заскользила навстречу танку. Расстояние до него быстро сокращалось. Наш солдат не выдержал и выскочил из «виллиса». Хорошо, что нас вовремя заметили танкисты. Танк резко затормозил и остановился буквально в метре от нашей» машины. Мы облегченно перевели дух. Из танка показалась голова в шлеме.

— Носит тут всяких... — танкист не договорил, увидев полковника, который отчитывал подбежавшего водителя:

— Ты почему бросил машину? Людей везешь, а не дрова! Понимать надо... Испугался, герой? Солдат виновато молчал.

— Ладно, на первый раз прощаю. Садись за руль, — уже мягче проговорил Кравцов.

Шофер проворно влез в кабину и завел мотор. Танк попятился немного, затем круто повернул влево, в сугроб, и, свалив пару сосенок, с грохотом пронесся мимо нас. Полковник с улыбкой посмотрел ему вслед и сказал:

— Видать, лихой парень. Такой бы не выпрыгнул...

Примерно через полчаса мы были уже на месте. Начальник штаба дивизии подполковник Понтус созвал офицеров обсудить порядок предстоящей совместной работы. Зайцев нанес на карту вражеские батареи, вскрытые штабом артиллерии...

...С наступлением темноты мы были уже в воздухе, над линией фронта. Быстро связались с артиллеристами. Я повел самолет вдоль переднего края на километровой высоте. Прошли два раза с севера на юг и обратно, но ничего не заметили, кроме редких вспышек пулеметных очередей и ярких всплесков трехцветных немецких ракет. Но мы знали, что эта тишина обманчива. Просто противник старается ничем не выдать себя. Видимо, нас ищут в небе десятки глаз его наблюдателей, и не один зенитный расчет получил задание сбить назойливую стрекозу.

В томительном ожидании проходит минут сорок. Вдруг на опушке леса мелькнуло несколько вспышек — открыла огонь вражеская батарея. Хорошо! Есть работа! Зайчик вычисляет координаты и передает их артиллеристам. Несколько пристрелочных выстрелов с поправками — и обнаруженная батарея противника накрыта огнем нашего дивизиона.

За эту ночь мы сделали три боевых вылета.

В последнее время противник начал применять так называемые кочующие батареи. Они появлялись внезапно словно из-под земли, производили короткий огневой налет и немедленно меняли позицию. Ловить их надо было с такой же быстротой, с какой они маневрировали. И мы добились этого умения. И по «кочевникам» стрельба стала результативной.

Как-то разведка доложила, что в районе Старой Руссы появились шестиствольные реактивные минометы противника. Мы летали несколько раз подряд, но никак не могли их обнаружить. И вот однажды во мраке ночи сверкнули сине-красные огненные полосы, направленные в сторону нашей обороны. Зайцев быстро определил место нахождения минометной батареи и передал данные по радио. Артиллеристам не понадобилось делать специальных расчетов: основные ориентиры были заранее нанесены ими на карту. Через сорок секунд пристрелочные снаряды разорвались чуть севернее цели. Зайчик немедленно сообщил поправку. Вскоре вся артбригада открыла беглый огонь. Мы с удовлетворением наблюдали, как метко падали наши снаряды. Вдруг зарево большого взрыва осветило всю Старую Руссу. — Что это за зарево? — спросили артиллеристы.

— Наверное, попали в склад с минами, — ответил штурман. — Уж очень огонь необычный. Синий с желтыми пятнами.

— Вас поняли. Поздравляем!

В это время из района юго-восточнее Старой Руссы начала вести ответный огонь артиллерийская батарея противника. Видимо, гитлеровцы решили спасти свои шестиствольные минометы. Зайчик без промедления передал на землю необходимые координаты, и наш полк обрушил лавину снарядов на новую цель. Вражеская батарея замолчала.

Следующей ночью мы, ведя разведку, заметили, что в Старую Руссу прибыл воинский эшелон. Зайчик доложил об этом на КП. После непродолжительной паузы артиллеристы сообщили нам о своей готовности. Мы решили как можно точнее скорректировать эту стрельбу. Первые два снаряда разорвались недалеко от станции, где стоял эшелон.

— Перелет! — сообщил на КП Зайчик. — Ближе ноль-ноль восемь, огонь!

Снаряды стали рваться рядом с эшелоном. Тогда по команде Зайцева в стрельбу включилась вся артдивизия. Эшелон был разбит.

Выполнив поставленную перед нами задачу, мы возвратились домой.

...Неожиданно меня вызвали к телефону. Командир нашего авиаполка приказал нам срочно прибыть на аэродром, в Толокнянец. «Что они там наметили? — подумал я. — Опять какая-нибудь экстренная работа».

Мы вылетели втроем. Женя Дворецкий и Зайчик разместились во второй кабине. Вскоре показался Толокнянец. Сели, вылезли из машины и молча пошли на командный пункт. Там нас встретили друзья, с которыми мы уже давно не виделись. Не успели поздороваться со всеми, как прибежал запыхавшийся посыльный:

— Срочно к командиру полка! Воеводин и его заместитель по политической части Василий Семенович Сувид жили вместе.

— Входите, герои, входите! — весело воскликнул командир полка, едва мы появились на пороге. Я вытянулся и доложил:

— Товарищ полковник, ваше задание...

— Хватит, все ясно! — прервал меня Воеводин. — Молодцы, ребята! Садитесь к столу. Позавтракаем вместе. Я вам кое-что расскажу...

— Раздевайтесь, садитесь, — вторил ему замполит. В некотором недоумении мы разделись и сели за стол. Чувствовали себя скованно: не часто нам с Зайчиком приходилось завтракать вместе с командиром и замполитом. Заметив наше смущение, Сувид встал, собираясь сообщить нам что-то важное, но Воеводин остановил его:

— Погоди, Василий Семенович. О таких вещах положено говорить командиру... Дело вот в чем, ребята. Вчера у нас были представители штаба артиллерии армии. Они очень довольны вами. За успешную работу оба вы награждены орденами Отечественной войны второй степени. Поздравляю!

Мы встали и почти в один голос отчеканили:

— Служу Советскому Союзу!

— Гордитесь, друзья! — добавил подполковник Сувид. — Авиаторов не часто награждают командиры наземных соединений.

— Награды вам вручат сегодня, — сказал Воеводин. — В двенадцать часов будьте у командующего артиллерией одиннадцатой армии.

...Часов в десять утра мы двинулись в путь. Артиллерийский штаб находился в четырех километрах от Толокнянца. День был солнечный. Кое-где уже блестели весенние лужицы. Мы шли не спеша около железной дороги.

— Леша! — сказал я Зайцеву. — Недалеко отсюда, за станцией Пола, мы с Шурой Самсоновым потерпели аварию. Помнишь?.. Горько было тогда идти по этой дороге. Сегодня мы с тобой идем радостные, как на праздник.

— Да у нас и в самом деле нынче превеликий праздник! — весело отозвался Зайчик, хлопнув меня по плечу.

Мы оба рассмеялись.

Командующий артиллерией генерал Рыжков, начальник штаба полковник Ганже, майор Мельников, начальник отдела кадров майор Бойко — все они от души поздравили нас. Мне был вручен орден Отечественной войны второй степени номер восемьсот тридцать, а Зайцеву — номер восемьсот семьдесят. Обращаясь к нам, майор Бойко сказал:

— Вам вручили награды из первой тысячи. Положение об этом ордене объявлено всего несколько дней тому назад. Поздравляю вас!

19 января 1943 года заместитель командующего Военно-воздушными силами Красной Армии генерал-лейтенант Кондратюк издал директиву об использовании самолета У-2 днем в сложных метеоусловиях. В этом документе обобщался боевой опыт летчиков 6-й воздушной армии, куда входил наш полк. Значит, и мы с Зайцевым добыли крупицы этого мастерства. В директиве отмечалось, что «использование самолета У-2 как корректировщика значительно повысило эффективность артиллерийского огня, особенно по закрытым целям».

Так приходила к нам боевая солдатская слава. Вернее, мы сами шли к ней трудной дорогой. Никто из нас, правда, о ней не думал. Мы воевали, трудились и мечтали лишь об одном — о нашей победе.

Как ни хорошо жилось нам у артиллеристов, нас все-таки не оставляло желание побывать «дома». Хотелось доложить о проделанной работе, встретиться с друзьями, а заодно решить кое-какие хозяйственные вопросы.

В начале января 1943 года меня и Зайчика отпустили на «побывку». Наш полк к этому времени снова перебазировался на аэродром в Толокнянец. Когда-то в этой деревне насчитывалось более пятидесяти домов, теперь осталось всего пять. Все они, а также землянки в овраге были заняты штабом тыла 11-й армии. А 707-му полку отвели покосившуюся старенькую баньку. Там разместились метеостанция, узел связи и радиостанция.

Копать землянки было невозможно. Снимешь землю на глубину штыка лопаты — и сразу появляется вода. А овраг оказался перенаселенным.

Оставалось одно — разбить большую палатку и разместить в ней всех летчиков и техников полка. Так и сделали. В палатке поставили печку-«буржуйку», которая, правда, давала больше дыма, чем тепла. Постель смастерили из сосновых веток, накрыв их брезентом. Вместе со всеми размещались и командование, и штаб полка.

Коротки зимой дни, зато бесконечно длинны и холодны ночи. Две недели прошло, как, покинув благоустроенные землянки в Соменке, личный состав полка жил в палатке, которая одновременно была и столовой, и штабом полка, и кладовой технического имущества.

За ночь каждый летчик делал по десять — двенадцать вылетов. Командир БАО неоднократно жаловался в штабы дивизии и армии, что не может «напастись» на 707-й полк авиационных бомб. Батальону аэродромного обслуживания действительно приходилось очень туго. В условиях зимнего бездорожья было трудно подвозить горючее, боеприпасы и продовольствие.

Можно было «посочувствовать» и фрицам, на головы которых непрерывно, от темна до рассвета, сыпался град разнокалиберных бомб. Мы не давали им покоя. Через каждые десять — пятнадцать минут над вражеской обороной появлялись наши У-2. То тут, то там горизонт озарялся яркими снопами огня, и гулкое эхо взрывов катилось по приильменским лесам.

Нет, не зря наши солдаты прозвали этот с виду мирный самолет «старшиной фронта». Он действительно с наступлением темноты наводил «порядок» в фашистском лагере. Стоит появиться ему в воздухе — и фрицы не решаются уже не только разводить костры, но и стрелять из пушек и минометов.

...Доложив Воеводину и Сувиду о проделанной работе, мы разрешили кое-какие хозяйственные вопросы и возвратились к артиллеристам. А в середине января снова побывали в родном полку. На этот раз задержались здесь подольше: самолету требовался профилактический ремонт.

Наши боевые друзья жили теперь, можно сказать, в сносных условиях. Штаб 11-й армии освободил для них три избы.

Переезд на «новые квартиры» совпал с резким ухудшением погоды. Сначала с неба повалил густой сыпучий снег, потом дохнул теплый южный ветер, и аэродром покрылся коркой льда. Обледенели также плоскости и винты машин. Летать стало невозможно. Эти два дня ненастья летчики и техники использовали в «личных» интересах: отогрелись, отмылись, побрились и отпраздновали новоселье.

На третий день поступил приказ нанести сосредоточенный бомбовый удар по деревне Левошкино, затерявшейся в высоком сосновом бору. Там располагались штаб немецкой моторизованной части и офицерское казино.

Сообщив командиру дивизии, что выполнить задание невозможно, Воеводин вместе с тем принял меры к тому, чтобы привести аэродром в рабочее состояние. По его указанию шесть самолетов стали рулить по посадочной площадке, чтобы взломать корку льда, а все свободные от нарядов люди ходили следом за машинами и трамбовали снег ногами. Но это не давало желаемых результатов.

Район, где базировался штаб нашей авиадивизии, гололедица не захватила. Поэтому комдив, видимо не поверив Воеводину, а может по какой-нибудь другой причине, послал к нам в полк своего заместителя. Этот полет едва не окончился трагически. При подходе к аэродрому самолет начал покрываться льдом. На посадке он зарылся лыжами в снег и не перевернулся только потому, что рядом оказались два опытных техника. Заметив неладное, они повисли на стабилизаторах машины и предотвратили капотирование.

Пока заместитель комдива вел разговоры с командиром полка, на его самолете образовалась толстая ледяная корка. Пришлось оттащить машину на общую стоянку. Гость позвонил по телефону в штаб воздушной армии и, оставив свой самолет у нас, уехал на автомашине.

Мы работали на аэродроме без отдыха. Нам наконец удалось довести его до такого состояния, что самолеты получили возможность взлетать с половинной нагрузкой. Немного отдохнув, экипажи произвели в эту ночь двести пятьдесят боевых вылетов.

Вскоре командующий Северо-Западным фронтом маршал С. К. Тимошенко решил «раскусить» «рамушевский орешек». В этой операции наш полк должен был действовать в полосе 11-й армии, которой командовал генерал-полковник П. А. Курочкин.

В ночь перед наступлением мы сначала разгромили колонну вражеских войск, двигавшуюся по дороге Россино-Васильевщина. Произвели двести четырнадцать бомбометаний. Как выяснилось позже, мотомеханизированный полк противника понес такие большие потери, что даже не смог принять участие в боях.

Во второй половине ночи нас перенацелили. Мы стали бомбить артиллерийские и минометные позиции, узлы связи и штабы гитлеровцев.

На рассвете части 11-й армии перешли в наступление. Прорвав вражескую оборону на двухкилометровом участке, они заняли Левошкино. Но вскоре противник мощными фланговыми контрударами вынудил их отойти. Прикрывавший отход стрелковый батальон попал в окружение.

Заняв круговую оборону, наши бойцы сражались героически. Но силы были очень неравными. Через два дня сомкнувшееся вокруг них кольцо сузилось настолько, что стало простреливаться пулеметным огнем. Запасы продовольствия и боеприпасов у окруженных подходили к концу, вышла из строя радиостанция. Положение их стало критическим.

Командующий 11-й армией приказал любыми средствами установить связь с героическим батальоном и оказать ему помощь. И опять — в который раз! — на выручку наземным войскам пришли наши маленькие У-2.

Несмотря ни на какие преграды, они пробились к окруженным и доставили им все необходимое. Первым по этому огненному маршруту пробился экипаж Андрея Рубана. Получив боеприпасы, продовольствие и медикаменты, батальон прорвал вражеское кольцо и соединился со своими войсками. А. через несколько дней в наш полк поступило благодарственное письмо, подписанное всеми бойцами, вышедшими из окружения. Теплое, душевное, оно заканчивалось словами «Мы вас никогда не забудем, родные!»

Огонь с неба

В начале апреля 1943 года наш полк перебазировался в Клин. Впервые за все время войны мы оказались далеко в тылу. Как-то не верилось, что ночью можно спокойно спать. Мы уже так привыкли отдыхать днем, а по ночам воевать, что показалось странным, когда нам однажды вечером предложили сходить в кино, а в другой раз — в театр.

Здесь, в Клину, мы узнали, что Александр Алексеевич Воеводин уезжает в распоряжение командующего ВВС Красной Армии, а полком будет командовать майор Михаил Иванович Шевригин.

Невольно подумалось: что это за человек, останется ли все так, как было при старом командире?

Вскоре кто-то сказал, что Воеводину приказано сформировать новую, 313-ю ночную ближнебомбардировочную дивизию. И через несколько дней он действительно приехал к нам. Александр Алексеевич объявил, что наш полк составит костяк нового соединения. Вот это новость! Значит, он опять вместе с нами.

В конце месяца мы слетали на завод за новенькими машинами. Теперь они назывались не У-2, а По-2, по имени их творца Н. Н. Поликарпова. Самолеты отличались от старых легкостью планера, повышенной мощностью двигателя. На них установили настоящее бомбардировочное оборудование с прицелом и пулемет. Яркость освещения в кабинах регулировалась поворотом реостатика. Пилотажные и навигационные приборы имели шкалы с фосфорическим свечением. Это были боевые машины, созданные с учетом опыта войны. Передавая самолеты на заводском аэродроме, рабочие крепко пожимали нам руки и просили сильнее бить врага. Особенно запомнился мне смуглолицый слесарь Алеша Рахматулин.

— Смотри, лейтенант, какой это самолет! — говорил он. — Четыреста килограммов бомб свободно возьмет... Не бойся за машину, бери полтонны... Бей фрица. Будь здоров, браток!..

В мае полк перебазировался на подмосковный аэродром. Каждый день к нам прибывали молодые летчики и Штурманы из училищ. Дивизия формировалась. Воеводин организовал изучение опыта «старичков». Мы летали по аэродромам, проводили конференции, рассказывали о своих тактических приемах.

Слушали нас внимательно. Помню, в одном из полков мне пришлось рассказывать о тактике действий над целью. Я подчеркнул, что важно не только нанести меткий удар, но и быстро уйти после бомбежки. Для этого надо использовать попутный ветер и создать наивыгоднейший угол планирования. Таким путем можно достичь скорости двести пятьдесят километров в чае. А эксплуатационная, как известно, составляет лишь сто десять.

Мое сообщение встретили с недоверием. Молодых летчиков учили все делать строго по инструкции, а боевая практика обязывала выжимать из техники не только возможное, но и невозможное.

Затем мы перебазировались в Степаново. Там летали в лучах прожекторов, ездили на огневые позиции зенитчиков, чтобы лучше изучить их тактику. Дмитрий Супонин любил повторять молодежи: «Боевым опытом овладеешь — врага одолеешь».

В Степаново мы провели эскадрильскую тактическую конференцию. На ней разгорелся спор о целесообразности обучения штурманов технике пилотирования.

«Старички» уже давно научили своих штурманов Скочеляса, Зайцева, Самсонова, Егорова и Рубана водить самолет в горизонтальном полете. Теперь мы решили обучить их взлету и посадке. Командир эскадрильи Вандалковский категорически возразил:

— Раз приказами и наставлениями такое не предусматривается, прошу прекратить разговоры на эту тему. Он требовал «прекратить», а жизнь обязывала добиваться взаимозаменяемости между членами экипажа. Бывали случаи, когда штурман погибал только потому, что убивали летчика.

Шестнадцатого мая меня вызвал командир полка и приказал отвезти срочные пакеты во Владимир, где базировалась одна из частей нашей дивизии. Штурманом со мной полетел Самсонов. На обратном пути я предложил немного изменить маршрут и завернуть к Блудову. Самсонов согласился. Я понимал, что иду на серьезное нарушение, но желание пролететь над родным домом взяло верх.

Минут через сорок мы были уже над Блудовом. Деревня не изменилась. Все те же домики. Вот кривой тополь, на который я когда-то забирался. А вот большой дом Якова Лукича — самого старого жителя деревни. Здесь лет восемь тому назад я не раз стоял у изгороди с чернобровой Шурой, которой так и не успел сказать:

«Я люблю тебя!» Сделав несколько кругов над родным селом, полетел дальше...

...После непродолжительной, но напряженной тренировки 313-я дивизия была готова к отправке на фронт. Девятого июля наш полк с аэродрома Степаново перелетел на взлетно-посадочную площадку около Елизаветино, находившуюся в шестидесяти километрах севернее Волхова. Снова мы оказались на фронте, только на Брянском. Что ожидало нас на новом месте?

Нам было известно, что на Курской дуге идут ожесточенные бои. 5 июля крупные силы немецко-фашистских войск перешли здесь в наступление. Знали мы и о том, что наши части готовят сокрушительный контрудар. Чтобы ознакомиться с новым районом, каждый из нас сделал по вылету.

12 июля войска Брянского фронта перешли в наступление. Снова наш полк включился в боевую работу. Первым объектом бомбардировки стал крупный опорный пункт обороны противника Кривцово. Немцы закопали здесь в землю танки, понастроили дзотов, в лесу вырыли множество блиндажей и окопов. Нам приказали «выжигать танки, орудия и живую силу противника».

Вначале мы не поняли смысла этих слов. Как это «выжигать» танки и орудия? Чем?

Начальник химической службы полка старший лейтенант Здельник пригласил нас в лес, на «таинственную» поляну. Там, по его словам, находилось что-то новое — «выжигатель танков»!

— Удивительно! — не сдержался Скочеляс. — Ты понимаешь, Зайчик, что такое «выжигатель танков»?

Летчики засмеялись. Чем ближе мы подходили к лесу, тем больше слышалось острот. Вот и поляна. На ее обочине, в кустах, стоит зеленая, наглухо закрытая автомашина. Рядом мы увидели ведра, наполненные серыми металлическими шарами, похожими на детские мячи

Здельник взял один из «мячей», отошел в дальний конец поляны и бросил. И тотчас же на том месте взвился яркий столб пламени. Мы невольно попятились, почувствовав обжигающий жар. Через пять минут пламя погасло»

— Это ампулы с самовоспламеняющейся жидкостью КС, — пояснил начхим.

Под вечер все летчики и штурманы собрались у самолета. Здельник показал, как заряжаются ампулами басы (бомбовые авиационные кассеты), как надо правильно их сбрасывать.

— Я должен предупредить вас, товарищи, об особой осторожности, — сказал Здельник. — Если самолет будет прыгать на разбеге, ампулы могут столкнуться, разбиться и загореться.

— Ходить на цыпочках треба, — уточнил Скочеляс.

— Будьте осторожны и над линией фронта, — продолжал Здельник. — Старайтесь, чтобы ампулы не задела шальная пуля, а то...

— Понятно! — закончил его мысль Виктор Солдатов — А то живьем сгоришь не хуже немецкого танка.

Слова Здельника озадачили нас. Все цели обычно прикрываются сильным огнем зенитных пулеметов. К тому же противник часто открывает по нас огонь из винтовок и автоматов. Как тут уберечься от шальной пули?..

— Ты бы лучше бомбы сделал из ампул, — посоветовал инженер эскадрильи Степан Садовой, — да оболочку покрепче, чтобы пули не брали. Вот это было бы дело.

Мы долго ходили вокруг самолета с подвешенными басами.

...Первые полеты с ампулами майор Шевригин решил доверить наиболее подготовленным экипажам. Вечером 14 июля он вызвал на командный пункт Вандалковского, Скочеляса, Крайкова, Сербиненко, Егорова, Супонина, Солдатова, Орлова, Анчушкина, Жукова, Габидуллина, Маслакова, Зайцева и меня. Поставил задачу: нанести удар по танкам, орудиям и другим огневым точкам противника, расположенным возле села Алтухово.

Штурманом ко мне назначили Солдатова, высокого, широкоплечего лейтенанта. Осмотрев подвеску басов, он подозвал техника по вооружению Невлера и сказал:

— Отлично, батенька мой. Только правый бас может оторваться на взлете при первом же ударе. Там замок не закрыт.

— Сейчас проверю, — отозвался Невлер. Через час мы были в воздухе.

— Спереди изгиб Оки, под нами Будоговицы, — передал штурман.

В этот момент над лесом у Алтухово, разорвав, словно молния, темноту, повисла осветительная авиабомба. Ее сбросил экипаж Габидуллина. Село и его окрестности стали видны как на ладони. Из леса, деревни и оврагов вверх потянулись разноцветные ленты трассирующих пуль и снарядов.

— Витя, — говорю штурману, — смотри, как даст сейчас Анчушкин!

Командир второй эскадрильи должен был первым сбросить ампулы с КС. И действительно, через минуту внизу выросли десятки факелов. Потом еще два самолета спустили свой груз на восточную окраину опорного пункта.

— Отлично! — раздался в наушниках бас Виктора. — Сейчас Орлов, Супонин и Сербиненко добавят.

Не успел он договорить, как внизу, в темноте, выросли еще два огненных столба. Рядом с ними стали рваться фугасные и осколочные бомбы, сброшенные другими самолетами. Все шло строго по плану.

Огненные трассы вражеских зениток замелькали западнее Алтухова, преследуя наши удалявшиеся самолеты. Этим и воспользовались мы с Солдатовым.

— Прошли место впадения Нугри в Оку. Возьми чуть правее! — передал штурман.

Убираю газ, планирую. Заходим на Алтухово с востока. Слева и справа мелькают тысячи огоньков. Беспокоит одно; только бы пуля не попала в басы. Надо иметь железную волю, чтобы под непрерывным обстрелом сидеть на бочке с динамитом. «Хруп, хруп», — прорезала очередь левую плоскость... «Сейчас вспыхнем», — подумал я. Но тут же успокоил себя, вспомнив старую пословицу — всякая пуля грозит, но не всякая разит.

Самолет вздрогнул, басы раскрылись, ударив дверками по перкали, ампулы полетели на цель. Я моментально развернул самолет и со снижением пошел на северо-восток. Когда стрелка высотомера остановилась на шестистах метрах, дал полный газ. Скорость достигла двухсот километров в час.

— Попали! Горит! — ликовал Солдатов. Вся восточная окраина вражеского опорного пункта была охвачена пламенем.

...Возвратившись с задания, идем на командный пункт. Летчики один за другим бойко докладывают о результатах вылета. Заместитель начальника штаба — всегда уравновешенный капитан Тимофеев едва успевает записывать их доклады.

— Спокойней, спокойней! — говорит он, хотя сам заметно нервничает.

— Вот тут, тут, товарищ капитан, — тычет пальцем в карту сержант Голубев.

— Где тут? Надо точнее показывать! — делает ему замечание капитан. — Ошалели, что ли, вы сегодня?

В эту ночь действительно все «ошалели». Летчики и штурманы наперебой рассказывали техникам и мотористам об огромных пожарах и взрывах. Стоявший рядом с инженером полка по вооружению Здельник довольно улыбался.

В землянку вошел Скочеляс. Обычно он перед докладом всегда снимал с головы меховой шлем. Сегодня же изменил своей привычке.

— Где Здельник? — крикнул Михаил и, увидев начхима, шагнул к нему.

— Михаил Ефимович! Вы великий человек! Вы — фокусник! Маг! — начал сыпать он восклицаниями. Здельник даже зажмурился от удовольствия.

— Что вы, что вы, я тут ни при чем,-приговаривал он с улыбкой.

...После доклада летчики и штурманы вышли покурить.

— Миша, расскажи что-нибудь, — предложил Николай Пахомов.

— Это можно, — отозвался Скочеляс. Снял подшлемник и начал:

— Все мы артисты. И ты, Шурик, и ты, Витя, и ты, и ты... Помню, до войны китайцы показывали в цирке аттракцион. Миловидная девушка становилась к стенке. Ее напарник, страшно разрисованный и одетый во все черное, брал блестящие длинные ножи, отходил метров на пять и начинал их бросать в нее. Первый вонзался в стенку около левого уха девушки. Возьми он на два-три сантиметра правее — и кинжал мог оказаться в щеке красавицы.

— Брось, — перебил его Самсонов, — такого не бывает...

— Раз говорю, значит, бывает, — оборвал его Михаил и продолжал: — Страшилище целится и кидает второй нож... Он вонзается рядом с правым ухом красавицы... Так он бросил десятка полтора кинжалов, обрамив ими девичью голову. А ей хоть бы что, даже глазом не моргнула.

Скочеляс сделал паузу, глубоко затянулся папиросным дымом и продолжал:

— Я всю жизнь восхищаюсь этой артисткой. Вот и сегодня вспомнил ее. Между нами есть что-то общее. В нее кидали ножи, в нас стреляли из автоматов, пулеметов и орудий.

— Так что, Ваня, ты тоже настоящий артист, — обратился он к Крюкову. — И Габидуллин тоже...

— А жизнь идет вперед, — рассуждал Михаил. — И мы уже далеко ушли от этой актрисы. В нас выпускают десятки тысяч пуль и снарядов, ведут стрельбу сотни фашистов, и каждый норовит попасть. Та девушка, дай бог ей хорошего жениха, вроде нашего Шурика, стояла неподвижно, а мы летим со скоростью сто десять километров в час, — он эту цифру иронически подчеркнул, — и бросаем чудодейственные шары, от которых все горит. Вот поэтому, как это ни странно, я считаю себя народным артистом, а Шутова и Крюкова — заслуженными. Но вы не обижайтесь. Заслуженного тоже не просто получить. А народного тем более. Надо пройти Рамушево, Омычкино, Налючи, Бяково!

— Демянск, — подсказал Пахомов. В памяти моей сразу ожили бои на Северо-Западном фронте.

— Ребята, разрешите внести поправку! — обратился ко всем Михаил Егоров.- Под Старой Руссой зенитные трассы были уверенные, чувствовалось, что у фрицев рука не дрожала...

— Верно, верно, — перебил его Скочеляс, — а вот брянский фриц уже не тот...

— Правда, Миша, не тот фриц пошел, — добавил молчавший до сих пор Крайков.

— А это хорошо, скорее намылим ему холку...

— Опять, наверно, все про Орел болтаешь? — перебил Скочеляса вошедший Вандалковский. И тут же приказал: — Всем к самолетам! Проверьте подвеску бомб и басов!

Он ушел так же внезапно, как и появился. Всегда официальный, он и теперь своими словами резанул по душе, словно ржавым, тупым ножом.

— Ой, нос... нос! — вдруг услышали мы громкий крик.

Все бросились на помощь. Видим: техник Мячков сидит возле самолета на корточках, держится за нос и повторяет:

— Ой, больно! Нос ищите.

— Брудного сюда, скорее Брудного! — закричал Пахомов, вызывая врача.

Подбежал запыхавшийся капитан медицинской службы Оскар Брудный.

Мячков встал. Лицо у него было в крови, срезанный кончик носа болтался на кожице.

В чем дело? Что случилось? Вскоре все выяснилось. Оказывается, к самолету подошел Вандалковский и стал за что-то отчитывать Мячкова. Тот торопливо вылез из кабины, но, встав на плоскость, поскользнулся, покатился и задел носом за острый край расчалки.

Мячкова отправили на самолете в госпиталь. Николай Корнеевич Пахомов написал письмо известному хирургу, попросив его помочь «замечательному технику, другу и товарищу». Через несколько недель техник вернулся радостный. Нос ему «припаяли» на славу. Правда, он оказался немного великоват.

Мы не раз вылетали с ампулами и бомбами. От наших ударов горело все — танки, блиндажи, орудия. Через несколько дней в армейской газете появилась заметка старшего сержанта Маслакова: «Удар ночных бомбардировщиков», с подзаголовком: «Зарево пожара видно за семь — десять километров».

Вскоре в полк поступила еще одна новинка — термитные бомбы. Здельник опять стал героем дня. Эти бомбы оказались удобнее, чем ампулы с КС. Термитные шарики находились в прочной обтекаемой оболочке. Бомба разрывалась на высоте сто — триста метров и поражала значительно большую площадь, чем ампула.

Нам везло. Комдив Воеводин все новинки испытывал у нас и уже потом передавал их другим полкам дивизии...

Самолеты нашего звена стояли под раскидистым столетним дубом. Высокий Виктор Солдатов почти доставал головой до его зеленых резных листьев.

Подошел техник Евгений Дворецкий и доложил:

— Товарищ командир, самолеты к боевому вылету готовы.

Потом появился Вандалковский. Как всегда сухо, он отчеканил:

— Шмелев, взлет через тридцать пять минут после меня. — Сказал и побежал дальше.

Взлетели. Вот и цель. Внизу тут и там рвутся фугасные бомбы, снопами искр обозначают свой путь реактивные снаряды, выпущенные по прожекторам. Вздымают кровяные зарева ампулы КС.

Зенитный огонь внезапно прекратился. Теперь на цель должны выйти с термитными бомбами Орлов, Супонин и Сербиненко.

— Все по плану, — радостно говорит Солдатов. Мы до боли напрягаем зрение, чтобы не просмотреть первые разрывы термиток.

— Чуть правее, убирай газ, — командует Виктор. Увлекшись наблюдением, я не заметил, как подошли к цели. Ночную мглу прорезал ослепительный луч света. Это сбросил две термитки командир второй эскадрильи. Сотни ярко-красных шариков веером опустились на цель. Через минуту разорвались еще две бомбы.

— Добавим! — крикнул Солдатов.

Самолет вздрогнул и развернулся на сто двадцать градусов. Через несколько секунд и наши термитные бомбы упали точно на цель.

В воздухе нас сменили другие самолеты. Они все шли и шли. Фугасные бомбы рвались непрерывно. И все это творил «старшина фронта» По-2, перкалевый «русс-фанер», как называли его фрицы.

Войска Брянского фронта продолжали наступать. Радуясь их успехам, мы старались как можно лучше им помогать. В эти дни у меня и моего штурмана родилась мысль увеличить бомбовую нагрузку. Доложили о своем намерении командиру эскадрильи старшему лейтенанту Вандалковскому, а тот обратился с ходатайством к майору Шевригину. Посоветовавшись с заместителем по политической части, командир разрешил нам вылететь с четырехсотпятьюдесятью килограммами бомб. Проверив еще раз правильность их подвески, мы вырулили на старт.

Набрав высоту, подошли к линии фронта.

Нам было приказано ударить по лесу, южнее Алтухово, где разведка обнаружила скопление войск противника. Вот и нужная деревня. Я убрал газ и стал планировать.

Штурман передал:

— Так держать, будем делать два захода!

Две термитные бомбы оторвались от самолета. Не успел я развернуть самолет, как внизу разорвался наш «подарочек». После ослепительной вспышки во все стороны полетели розовые и белые шарики.

Развернулись для второго захода. Когда мы были уже на боевом курсе, из леса начал бить зенитный крупнокалиберный пулемет противника. Не обращая на него внимания, сбросили еще две термитные бомбы. Внизу запылали вражеские автомашины, танки, бронетранспортеры.

С такой же бомбовой нагрузкой летали в эту ночь Крайков, Супонин и Орлов. После полетов состоялся полковой митинг. Командир полка рассказал нам, как развивается наступление войск Брянского фронта. Зачитал благодарственные телеграммы в наш адрес от наземных частей. Затем выступило несколько летчиков и штурманов: Гудков, Скочеляс, Орлов, Самсонов, Садовой. Каждый из них клялся громить врага до последней капли крови, призывал беспощадно уничтожать фашистскую гадину.

После митинга мы ватагой пошли в столовую. Настроение у всех было приподнятое, некоторые вели себя, как расшалившиеся дети. Кто-то из ребят так сильно меня толкнул, что я, задев ногой за корень, чуть не упал. Шедший позади Василий Семенович Сувид пожурил нас за баловство, а потом стал расспрашивать, что нам пишут родные из дому. Под конец разговора замполит, как бы между прочим, поинтересовался, не думаю ли я вступать в члены партии.

— Ведь кандидатский стаж у тебя уже истек, — заметил он. — Так что подавай заявление.

Я хотел сказать, что сам давно мечтаю об этом, но смутился и ответил:

— Рановато еще, товарищ подполковник. Вы же сами только что говорили, что нам надо серьезности набраться.

— Верно, говорил. А ты уж и обиделся? — рассмеялся Сувид. — Ну что ж, ладно, набирайся серьезности.

И он похлопал меня по плечу.

Когда я пришел в столовую, ребята уже с аппетитом завтракали. Неунывающий Скочеляс рассказывал им очередную небылицу. То и дело слышались взрывы смеха.

Раньше наш полк обычно останавливался в деревнях. Теперь мы разместились в лесу, в шалашах, построенных из веток. Большие дубы служили хорошей маскировкой и для людей, и для самолетов.

Пока мы блаженствовали в своих зеленых жилищах, войска Брянского и Западного фронтов, несмотря на упорное сопротивление противника, продолжали наступать. Двадцать второго июля они освободили Волхов. Впереди был Орел, за ним — Брянск!

На Курской дуге советские войска тоже перешли в контрнаступление и гнали фашистов в три шеи. Мы искренне радовались этим успехам, но вид отбитой у врага родной земли нередко повергал нас в глубокое уныние. От Волхова до Орла и далее горели тысячи деревень. Даже в воздухе, на высоте полторы тысячи метров, чувствовался удушающий запах гари. Сколько людей лишилось крова!

Второго августа мы, как всегда, собрались перед вылетом на командном пункте. Разведка сообщила, что в районе Бакланово, в оврагах южнее речушки Неполодь, скопилось много пехоты, артиллерии и танков противника. Командир полка приказал, действуя эшелонирование одиночными экипажами, уничтожить живую силу и технику врага.

Изучив цели, мы проложили на карте маршруты и поднялись в воздух. Впереди шел командир эскадрильи Вандалковский, вторым — Крайков, третьим — я. За нами летели остальные. Теплый августовский дождик ухудшал видимость.

В район Бакланово пришли на высоте две тысячи метров. Вандалковский сделал первый заход и сбросил две светящиеся бомбы. Идущий за ним Крайков метким ударом термиток поджег несколько автомашин и танков. Эти яркие «костры» помогли и нам точно выйти на цель. С восточной окраины деревни открыла огонь вражеская зенитная батарея, в небо взметнулся луч прожектора и потянулись пунктирные линии трассирующих пуль и снарядов. Некоторые огненные шарики проносились рядом с самолетом.

Я убрал газ, прекратил противозенитный маневр и перевел машину в планирование. Несмотря на обстрел, Солдатов прицеливался спокойно. Мы с ним оказались в положении китайской актрисы, в которую бросали ножи.

— Чуть левее, — послышался голос штурмана. — Хорошо, так держать.

Самолет заметно подпрыгнул: полетели вниз две термитные и одна фугасная бомбы.

— Гады, царапнули! — вскрикнул Солдатов.

— Куда?

— В ногу.

— Крепись!

Хорошо, что штурман отделался легким ранением. Осколок рассек ему сапог и задел лишь мякоть икры. По возвращении на аэродром Солдатову забинтовали ногу, выдали новые сапоги. Чувствовал он себя нормально и продолжал летать.

Пятого августа был взят Орел. Много людей погибло при освобождении этого города. Наш полк тоже потерял два экипажа.

В сводке Совинформбюро говорилось:

«В результате упорных наступательных боев войска Брянского фронта, при содействии с флангов войск Западного и Центрального фронтов, разгромили отборные части немецкой армии, сосредоточенные германским командованием в районе Орла, ликвидировали орловский плацдарм врага и 5 августа заняли город Орел, в течение почти двух лет находившийся в руках немецких оккупантов».

Москва салютовала освободителям Орла орудийными залпами. Это был первый салют за время войны. В нем прозвучала и боевая слава нашего полка.

После полкового митинга мы стали наносить на карту новую линию фронта — теперь она проходила западнее Орла. Скочеляс не выдержал и обратился к командиру полка с просьбой разрешить ему побывать в родном городе.

— Вы же знаете, что у меня там остались родители. Шевригин хорошо понимал душевное состояние Скочеляса.

— Дня через три полетишь, — объявил он.

Советские войска продолжали гнать фашистов на запад. Линия фронта отдалилась от нашего аэродрома более чем на двести километров. Нам приказали перебраться на взлетно-посадочную площадку, расположенную около деревни Ломна. Чтобы быстрее перебазироваться и не попасть под огонь вражеских истребителей, решили лететь звеньями, на бреющем.

Перелет не обошелся без казусов. Старший лейтенант Крайков и его штурман Маслаков, потеряв ориентировку, сели на аэродром, куда только что перебазировался другой полк нашей дивизии. Как ни в чем не бывало, летчик подрулил машину к старту и только тут, увидев незнакомые лица, понял, что заблудился. Не говоря ни слова, он немедленно взлетел, восстановил ориентировку и взял курс на Ломну.

Этот случай, возможно, остался бы незамеченным, если бы вечером в полк не прилетел командир дивизии Воеводин. Когда личный состав построился, он подошел к Вандалковскому и спросил:

— Ваша эскадрилья перелетела без происшествий? Вандалковский бойко доложил:

— Товарищ полковник, перебазирование прошло хорошо. — И, решив прихвастнуть, добавил: — Ведь эскадрилья-то первая!

Воеводин улыбнулся:

— Скажите, пожалуйста, у кого из вас на левом борту самолета нарисована льдина с медвежонком?

Стоявший рядом с Вандалковским Крайков густо покраснел и сказал:

— Это мой самолет, товарищ полковник.

— Ну вот и нашелся виновник. Так это ты заблудился?

— Нет, что вы, — смущенно ответил Крайков. — Мы просто случайно сели не на тот аэродром...

— А как это называется?

— Потеря ориентировки, — признался Крайков.

На этом разговор закончился.

В Ломне разместились с комфортом. В глубоких и прочных землянках было тепло и сухо. На стенах красовались подковы, прибитые «на счастье» прежними хозяевами. Но они не помогли фашистам, которые продолжали катиться на запад.

Двенадцатого августа нас подняли по тревоге. В семнадцать часов мы уже были на КП. А технический состав, разбуженный раньше нашего, уже заканчивал подготовку самолетов к вылету.

— Сегодня что-то необычное ожидается, — нарушил общее молчание Пахомов.

— Наверно. Сейчас узнаем, — поддержал его кто-то. Подошел командир полка.

— Прошу садиться и внимательно слушать, — сказал Шевригин. Лицо его было озабоченным и даже немного хмурым. Летчики достали карты, карандаши, линейки.

— Товарищи, — начал Шевригин. — Отступающие немецкие войска вывозят награбленное у нас добро по железной дороге Орел-Брянск. В Карачеве обнаружено скопление эшелонов. Нашему полку приказано нанести по этой станции бомбовый удар. Порядок вылета: третья эскадрилья, вторая, первая. Бомбовую нагрузку взять максимальную. Впереди для освещения цели пойдут два экипажа. Первым полетит Шмелев, вторым Супонин. Каждому взять по четыре осветительные бомбы.

Такие задания для нас считались наиболее трудными. Железнодорожные станции, а тем более узлы всегда прикрывались несколькими батареями зенитной артиллерии разного калибра, дивизионами прожекторных и звукоулавливающих установок. Все эти средства сводились в единую систему круговой противовоздушной обороны, управляемую централизованно. Попадая в такую зону, самолет непрерывно находился под наблюдением и огнем противника. Кроме того, для прикрытия некоторых железнодорожных узлов фашисты привлекали истребителей-ночников.

К вылету готовились очень тщательно. Когда пошли к самолетам, уже совсем стемнело.

Через несколько минут мы со штурманом Николаем Корнеевичем Пахомовым были уже в воздухе. На высоте полторы тысячи метров пересекли линию фронта.

— Слева впереди Карачев, — доложил Пахомов.

— Вижу.

Мне почему-то стало немного страшно при подходе к этому крупному железнодорожному узлу.

Ведь наша разведка еще не успела выявить систему расположения прикрывающих его огневых средств. Надо было самим придумывать, как лучше обмануть противника.

— Коля, приготовься, — передал я штурману. — Сейчас отойдем немножко вправо. На цель будем заходить с запада. Хорошо?

Пахомов согласился.

Этот маневр был продиктован не столько тактическими соображениями, сколько подсознательным желанием оттянуть момент выхода на цель. Когда идешь на объект, не имея ясного представления о его обороне, то в действиях порой появляется какая-то неуверенность, даже охватывает минутная слабость. Думаешь: подожду еще немного, может быть, пушки сейчас заговорят, противник откроет себя. Верно сказано, что самое неприятное в бою — неизвестность.

Под крылом медленно проплывало едва различимое полотно железной дороги. Станция была окутана темнотой. Иногда мелькали лишь искорки маневрировавших паровозов. Город затемнен. Когда цель оказалась совсем близко, Пахомов скомандовал:

— Довернуть чуть вправо. После сбрасывания — резко влево.

— Хорошо!

Он сбросил одну за другой осветительные бомбы, потом — осколочные. Еще не успели сработать дистанционные взрыватели наших «сабов», как в небо взметнулись четыре мощных луча прожекторов. Яркий свет резанул по глазам и ослепил меня на некоторое время. И тотчас же сильная взрывная волна подбросила хвост самолета вверх. Управление вырвалось у меня из рук. Машина «клюнула» носом и начала падать.

Опомнившись, я оглянулся и увидел, что хвост пока цел. Быстро схватил ручку, нащупал ногой сектор газа и стал выводить самолет из пике. Машина послушалась рулей.

На высоте примерно триста метров мне удалось наконец выровнять самолет. На станции начались пожары. Это другие наши экипажи сыпали бомбы на головы врага. Когда сброшенные нами «сабы» догорели, на цель вышел Дмитрий Супонин и «повесил» над узлом еще четыре «фонаря». Термитные, фугасные и осколочные бомбы рвались в разных концах станции. А мы «на всех парусах» устремились домой.

Сели благополучно. Выключив мотор, я сказал подбежавшему технику:

— Женя, осмотри хвост! Нас чуть не тюкнули. Дворецкий вынул из кармана электрический фонарик и стал осматривать хвостовое оперение. В стабилизаторе, руле поворота и фюзеляже он насчитал более пятидесяти пробоин. В лонжероне стабилизатора застрял осколок. Осторожно вынув его, Дворецкий передал этот «трофей» мне. Долго я носил его в планшете, как память о «карачевской операции».

После полетов Скочеляс снова обратился к командиру полка за разрешением слетать в Орел. Тот отпустил.

— Хорошо, — сказал, — лети. Даю тебе три дня отпуска. Будь только осторожнее.

Летчик Умелькальм доставил Михаила на небольшую площадку около Орла, а сам вернулся в полк. Потом Скочеляс рассказывал, как он шел, нет, не шел, а бежал к родному дому. Живы ли родные?

На двери дома висел замок. Разные мысли полезли в голову. Раз дом закрыт, значит, в нем кто-то живет. Скочеляс зашел к соседям. Те сообщили, что отца расстреляли фашисты, а мать куда-то уехала. Осталась только бабушка. Михаил вернулся к дому, замка на двери уже не было. С горькими слезами встретила внука бабушка. Немного успокоившись, она рассказала обо всем подробно. Перед приходом фашистов отец успел эвакуировать мать вместе с братом и сестрой. Сам же уехать не смог.

Захватив Орел, гитлеровцы под угрозой расстрела приказали всем машинистам явиться в комендатуру. Отец Скочеляса — Петр Демьянович не пошел. Через три дня фашисты схватили его и расстреляли «за неподчинение немецким властям». Бабушка хотела похоронить отца, но гитлеровцы не разрешили. Так и не знает она, где его закопали.

...Тринадцатого августа нас вновь подняли по тревоге. Когда все собрались на КП, командир полка сказал:

— Наши войска неудержимо идут на запад. Мы давно не бомбили аэродромы противника. И вот сегодня получен приказ нанести удар по Городищу. Там скопились транспортные и боевые самолеты противника. Надо уничтожить их.

План действий выглядел несколько необычно. Для отвлечения средств ПВО противника и подавления его огня выделялась специальная группа. Основные силы должны были подойти к аэродрому на бреющем и нанести внезапный удар.

Долго мы «обмозговывали» детали полета.

Третья эскадрилья считалась слабее других по подготовке летного состава, поэтому ей отвели отвлекающую роль. Первая и вторая эскадрильи составили ударную группу.

Если раньше экипажи отправлялись на задания по мере готовности каждого из них, то теперь решили вылететь строго по времени и с минимальным интервалом. Это давало возможность быстрее проскочить зону ПВО и нанести сосредоточенный удар.

Полк поднялся в воздух. Мы с Пахомовым шли шестыми. Наша эскадрилья должна была первой выйти на цель. При подходе к северной окраине Брянска противник, включив прожекторы, открыл такой сильный огонь из зенитных пушек и пулеметов, что у меня даже спина взмокла. Всегда спокойный Корнеич передал:

— Коля, чуть правее... Прожектор остался слева... Хорошо...

— Ты держи пулемет наготове, — прервал я его, — сейчас выскочим на аэродром — и бей!..

Чем ближе к цели, тем крепче сжимаю ручку управления. Штурман предупреждает:

— За домами цель!

— Ясно.

Пики лучей прожекторов стеной встали вокруг аэродрома. Но первые самолеты уже сбросили бомбы. Отсветы взрывов и очаги пожаров разорвали темноту ночи. Небо полосуют трассы пуль и зенитных снарядов. Прижавшись к земле, ожидают своей участи самолеты противника. Мы сбрасываем на них десятки осколочных и фугасных бомб.

— Горят! Горят! — торжествующе кричит Корнеич и строчит по «юнкерсам» из пулемета.

Вдруг кабину заливает ослепительный свет. В нас нацелены три прожектора. Ну, думаю, теперь крышка. Но нет, повезло, выскочили. Первая атака удалась.

Резко развернулись, обогнули Бежицу с запада и, прижимаясь к густому лесу, благополучно возвратились на аэродром. Так был применен новый тактический прием — ночная атака с бреющего полета. Опыт оказался удачным. На следующий день с аэродрома Городище уже не взлетел ни один фашистский самолет.

Враг откатывался под ударами наших войск. На земле и в воздухе шли непрерывные бои. Напряжение в работе росло. Мы не только недосыпали, порой некогда было даже поесть. Днем нашей пехоте и танкам расчищали путь штурмовики, истребители и бомбардировщики. Ночью действовали мы. Круглые сутки над брянскими просторами висел гул авиационных моторов.

В эти дни я подал заявление о приеме меня в члены партии. Партийное собрание состоялось прямо на аэродроме, когда последний самолет возвратился с боевого задания.

Занятый своими мыслями, обдумывая, что рассказать собранию, я почти не слышал, как принимали в партию моих боевых друзей. Очнулся только тогда, когда меня вызвал Сувид.

— Товарищ Шмелев, расскажите свою биографию...

Коммунисты слушали меня внимательно. Коротко рассказав о себе, я заявил, что хочу воевать за Родину, а если надо, то и погибнуть за нее коммунистом.

Слово взял командир полка Шевригин:

— Я рекомендую принять товарища Шмелева в члены нашей большевистской партии. Все мы хорошо знаем его. На наших глазах вырос он в неплохого бойца. Но товарищу Шмелеву, как и всем нам, надо сделать правильный вывод: погибнуть на войне — дело не хитрое, труднее воевать так, чтобы врагов бить, а самому оставаться живым. Работы у нас еще непочатый край. Враг еще топчет нашу родную землю, миллионы советских людей томятся в фашистской неволе... — Он на минуту умолк, оглядел присутствующих и продолжал: — Значит, погибать нам еще рано, товарищ Шмелев. Главное сейчас — сделать каждый боевой вылет грозным для врага, в каждый удар вкладывать всю силу ненависти к врагу. Так учит нас партия.

Сегодня мы принимаем тебя в свои боевые ряды. Теперь ты полетишь в бой не просто летчиком, а воином-коммунистом! Вот какое дело, товарищ Шмелев! Понял ты нас?

«Понял, дорогие друзья, — мысленно отвечал я всем коммунистам. — Благодарю вас за большое доверие, я сумею его оправдать».

Слово взял наш комсомольский вожак Миша Егоров:

— Уверен, что мы не ошибемся, приняв в партию Николая Шмелева. С тех пор как его приняли в кандидаты, я внимательно наблюдал за ним...

Мне подумалось: «Вот оно что! А я и не подозревал, что меня проверяет боевой друг».

...Парень он правильный, — продолжал Егоров. — И воюет хорошо. Но бывают у Николая и заскоки. Однажды ему не понравилось летать с молодым штурманом. В другой раз он показал нам «высший пилотаж». Так вот пойми, дорогой товарищ Шмелев: нас, коммунистов, в полку не так-то много. И мы у всех на виду, с нас берут пример. Нам доверяют во всем, нам — представителям ленинской партии. Надо ценить такое доверие.

И я еще раз подумал: «Спасибо, товарищи, большое вам спасибо за теплоту и строгость, за великое доверие. Я его оправдаю!»

Вскоре начальник политотдела дивизии вручил мне партийный билет. День 23 августа 1943 года стал для меня праздником на всю жизнь.

Через три дня командир полка вызвал Вандалковского, Антипова, Крайкова, Супонина, меня и приказал нам вылететь в распоряжение представителя штаба фронта. Сесть мы должны были на площадке около города Карачев. Видимо, Шевригин и сам не знал, в чем состоит это задание. Ведь мы еще ни разу не летали без штурманов.

На месте нас встретил полковник — представитель штаба фронта — и приказал: ночью выбросить наших разведчиков в тыл противника, южнее Брянска. Надо было сделать два вылета — сначала отправить людей, потом боеприпасы и продовольствие для них. Место выброски — юго-западнее населенного пункта Красное.

Мы стали готовиться. Метеорологи предсказывали низкую облачность и дождь. Вот это уже ни к чему.

После ужина собрались возле самолетов в ожидании разведчиков. Вскоре подошли пять человек: майор, два старших лейтенанта и два сержанта.

Командир эскадрильи Вандалковский приказал мне идти первым. Со мной летел майор, — видимо, командир этой группы. За мной шел Вандалковский, потом — Крайков, Супонин и Антипов. Заранее условились: держаться ближе друг к другу и изредка перемигиваться аэронавигационными огнями. В случае ухудшения погоды я должен был дать красную ракету — сигнал: выброска отменяется, возвращаемся домой.

Маршрут пролегал над Брянскими лесами. До Десны шли на высоте восемьсот — шестьсот метров. Облачность резко понижалась, как бы придавливая самолеты к земле.

До конечного пункта оставалось километров двадцать, когда майор спросил:

— Какая высота?

— Сто пятьдесят метров.

Когда прошли еще километра два, попали в сильную полосу дождя. Вновь раздался голос майора:

— Сумеете ли выбросить меня?

— Наверное, ничего не выйдет! Давайте возвращаться!

Майора это смутило;

— А что дома скажут, а?

Мне и самому стало неловко: до цели дошли без помех, а задание не выполнили. Но, когда майор начал осаждать меня вопросами, я не выдержал:

— Вы что, гробануться захотели? Тогда прыгайте... Майор, видимо, понял мое состояние и согласился:

— Хорошо, давайте вернемся...

Ночное дождливое небо прорезала красная ракета. Помигав аэронавигационными огнями, я лег на обратный курс. За нами повернули остальные. Часа через полтора мы сели на свою площадку и доложили представителю штаба фронта, что из-за плохих метеоусловий задание не выполнили. Тот вызвал метеоролога и потребовал точных сведений о погоде в районе Брянска и Почепа. И вот результат — после двенадцати ночи погода улучшится.

Во второй половине ночи вылетели снова. Но едва прошли километров семьдесят от Карачева, как попали в густую облачность. Потом, как из ведра, полил дождь.

Я опять предложил майору вернуться.

— Нет, — ответил он, — на этот раз возвращаться не буду... засмеют...

При высоте сто — сто пятьдесят метров взял курс строго на Красное. И вдруг, как в сказке, погода резко улучшилась. Бывает же такое! В районе выброски высота облачности поднялась до пятисот метров.

— Пора, товарищ майор!

Мой пассажир спокойно вылез на плоскость и протянул мне руку:

— До свидания...

— Ни пуха ни пера...

Он оторвался от плоскости и скрылся в ночной мгле. Отвернув машину немного в сторону, я стал ждать сигнала с земли. Через несколько минут увидел мигающий огонек — майор приземлился благополучно. Потом в лесу замелькали еще четыре красных огонька. Все в порядке! Задание выполнено. Можно возвращаться домой!

Вот и аэродром. Быстро подвесили грузовые парашюты с мешками, наполненными боеприпасами и продовольствием, и полетели в тот же район. Дождь продолжался, но теперь он нам был уже не страшен. Сбросив груз, подождали сигнала. Зеленые мигающие огоньки на земле подтвердили: мешки упали точно. Обратный путь наша пятерка, несмотря на сильный дождь, прошла благополучно.

...Шел сентябрь. Напряжение в боевой работе не спадало. В эти дни нам довелось выполнить еще одно не совсем обычное задание.

Шестнадцатого сентября в два часа дня Алексея Зайцева и меня срочно вызвал начальник штаба полка Лопаткин. Улыбаясь, он сказал:

— Сейчас звонил командир дивизии и приказал немедленно прислать вас к нему. Вылетайте!

Через чае мы были уже в дивизии. Зачехлили машину и молча пошли к комдиву. Молчание прервал Алексей:

— Смотри, Коля, подкова, — обрадованно сказал он, нагибаясь за находкой.

— Вот это да! — искренне удивился я. — Слона, что ли, ковали? Обязательно возьмем с собой. На такую большую подкову непременно должно клюнуть счастье.

Алексей обтер находку рукавом и засунул ее в планшет. Комдив жил в просторной крестьянской избе. Встретил он нас приветливо:

— Кто чай любит? Заварка — первый сорт. Не из Москвы будешь? — спросил он меня, хотя знал об этом давно.

— Так точно, москвич.

— Тогда нам с тобой на разговоры суток не хватит. А теперь садитесь...

«Неужели, — подумал я, — он нас вызвал только для тою, чтобы чаем угостить?»

Наконец Воеводин встал, не спеша набил и раскурил трубку и, развернув на рабочем столе карту, сказал:

— Вот тут, за линией фронта, примерно в пятидесяти километрах северо-западнее Брянска, попал в окружение большой отряд наших конников. Ваша задача — любой ценой доставить туда пакеты с документами и запасные части к радиостанции. Полетите, как только стемнеет. О посадке не беспокойтесь. Кавалеристы вас встретят. Они обозначат это место «конвертом» из пяти костров. Ваш сигнал — зеленая ракета. Кавалеристы ответят белой. Помните: задача должна быть выполнена при любых обстоятельствах, во что бы то ни стало. Вот карта, готовьтесь...

Да, задание было действительно необычным. Одно дело — сбрасывать в тылу у врага мешки и парашютистов, и совсем другое — садиться там. Когда мы вышли на улицу, я спросил у Алексея:

— Ну как, все понял?

Алексей засунул пятерню под шлем и молча почесал затылок, затем достал из планшета подкову и сказал:

— Понять-то понял. Да только тут заковыка одна есть... Кавалеристов-то мы разыщем. А вот где садиться будем? Ведь там не то что приличной площадки, простого поля, наверно, не найдешь. Я думаю, что конники не особенно разбираются в аэродромах... Тут надо подумать. — И Алексей, размахнувшись, зашвырнул подкову.

Озадаченные шли мы к самолету. Неподалеку от него стояли трое: двое часовых и незнакомый полковник. Увидев нас, он шагнул навстречу:

— Кто из вас Шмелев?

— Я.

Полковник отвел меня в сторону.

— Я представитель штаба фронта. Начальник штаба приказал, чтобы вы передали устно командиру корпуса: время совместного удара будет передано по радио условной фразой. Запомните код.

Я несколько раз повторил то, что он сказал, и пошел к самолету. Алексей внимательно осмотрел машину, проверил подвеску грузов.

Взлетели. Прошли линию фронта... Болота, леса...

— Справа по курсу нужный нам лес, — передал Алексей и выпустил зеленую ракету. Никакого ответа с земли не последовало.

Решили «зацепиться» за лес, построили над ним «коробочку» и стали ждать появления костров. Томительно тянулись минуты. Лес молчал.

— Давай еще ракету.

Алексей выстрелил второй раз, потом и третий, но безрезультатно. Я снизился метров до шестисот. Внизу было темно и тихо. Отклонившись к центру леса, мы увидели беловатое пятно. Поляна! Снизились, чтобы получше разглядеть ее. А вдруг придется садиться на вынужденную. Алексей послал вниз ракету. Она осветила поляну, и в тот же миг со всех сторон началась стрельба по самолету. Я заложил крутой вираж и выскочил из-под огня. Поляна скрылась.

— Лично я в обстановке разобрался, — съязвил Алексей. — Мы вполне могли найти себе площадку для «подскока» на тот свет.

...Домой вернулись почти с пустыми баками. Пошли на командный пункт. Воеводина на месте не оказалось. Я облегченно вздохнул: по телефону докладывать легче. Взял трубку и назвал позывной комдива:

— Товарищ полковник, ваше задание не выполнено, — выложил я сразу, как только услышал знакомый голос.

— Что? — переспросил Воеводин. — Немедленно в воздух, найти кавалеристов и выполнить задание любой ценой.

Совсем недавно мне довелось познакомиться с воспоминаниями генерала армии М. М. Попова — бывшего командующего войсками Брянского фронта. Вот что он рассказывает о положении кавалерийского корпуса, который мы тогда разыскивали:

«Немецким войскам, начавшим отход из района Людиново и вынужденным прорываться на запад, удалось отрезать кавалерийский корпус от его тылов и наступавших за ним стрелковых дивизий, что принесло нам немало беспокойства... Упорный характер боев кавалерийского корпуса в условиях крайнего недостатка боеприпасов вызвал беспокойство в Ставке. Она неоднократно запрашивала нас о судьбе конного корпуса, о положении на плацдарме и предупреждала о необходимости обеспечить корпус всем нужным для боя и скорейшего выхода к нему стрелковых дивизий. Мы со своей стороны заверили Верховное Главнокомандование в том, что принимаем действенные меры для развития операции и выхода главных сил 50-й армии на соединение с конницей».

Вот в чем, оказывается, заключалась причина, вынудившая всегда спокойного комдива говорить с нами на высоких тонах: решалась судьба корпуса.

Мы не шли, а бежали к самолету.

— Что он тебе сказал? — спросил Алексей, когда мы поднялись в воздух.

— Во что бы то ни стало выполнить задание. Прилетели в район «нашего» леса, без труда нашли посадочную площадку. Я перевел самолет в планирование и бесшумно снизился до бреющего. Можно садиться. Но что-то уж очень подозрительно молчит лес.

Алексея, очевидно, одолевали такие же сомнения. Не говоря ни слова, он высунул за борт руку и выстрелил из ракетницы. Ракета осветила поле — ровное, словно разглаженное огромным утюгом. Лучшего и нельзя было желать. Кавалеристы где-то тут.

— У нас не хватит горючего на обратный путь, — предупредил я штурмана. — Надо садиться...

С высоты бреющего полета местность хорошо просматривалась. Лес в этом месте был реже, и вскоре нам удалось обнаружить еще одно ровное поле, севернее деревни Красилово. Зайцев осветил его ракетами.

— Вот тут мы и приземлимся, — обрадовался он.

Но садиться в тылу у врага с секретными документами было рискованно.

— На поле никого нет. Где же обещанный «конверт» из костров? — возразил я.

Я чувствовал, что мои колебания начинают бесить Алексея

— Тогда пошли домой за горючим, — ответил он. Вдруг в противоположном конце поляны взвились две ракеты — зеленая и почти следом за ней белая.

— Наши! Наконец-то!

Нам так хотелось выполнить задание, что в эту минуту мы сразу забыли о всякой осторожности. Меня остановил голос Алексея:

— Куда спешишь? Разве это наши сигналы? Нам должны отвечать белой ракетой.

— Брось, Леша, им что белый, что зеленый... Хорошо, что еще красной не пустили...

— Ладно, садись, — согласился он, не забыв, однако, предупредить, чтобы в конце пробега я сразу развернул машину. — В случае чего, не мешкай, взлетай, — напомнил Алексей и взялся за пулемет.

Машина коснулась грунта. Мотор работал на малых оборотах. Сквозь шум выхлопов было слышно, как по перкали бьют комья земли. В конце пробега я развернул машину. Но мотор выключать не стал.

По площадке двигались какие-то черточки. Одна, две, три, семь, насчитал Зайцев.

— На лыжах, что ли, они катятся? — спросил он. — В темноте не разберу.

— Это неважно. Спроси, кто они? — попросил я Алексея.

— Эге! — крикнул он, не отрывая рук от пулемета, и сразу же услышал:

— Хальт! Хальт! (Стой! Стой!)

— «Свои», — усмехнулся Алексей и дал длинную очередь по бегущим.

Полный газ! Самолет оторвался от земли. Темнота скрыла нас от фашистов, но еще долго нам вдогонку летели, словно огненные хлысты, автоматные очереди.

— Что делать, Алеша?

— Давай пройдемся над лесом.

Бензина осталось четверть бака. Он убывал с каждой минутой, падало и настроение. Неужели не выполним задания?

Пять костров, вспыхнувших яркими точками неподалеку от деревни Приютино, почти у самой линии фронта, вызвали у нас несказанную радость.

Зайцев перезарядил пулемет и выпустил белую ракету. Она осветила широкую вырубку почти в самом центре лесного массива и людей у костров. Они смотрели вверх, махали руками. Для осторожности я сделал круг над площадкой.

— Садимся, Коля? На всякий случай не глуши мотор.

— Давай, наверно, это наши.

Сумеем ли посадить самолет? Подходили к площадке на минимальной скорости, снизившись до трех — пяти метров над лесом. Однако сесть по всем правилам не удалось.

Когда нет, как говорят летчики, воздушного подхода, невозможно более или менее точно рассчитать посадку. Костры горели словно в глубоком колодце. Чтобы приземлиться рядом с ними, нужно не садиться, а парашютировать. Нет, это не годится.

Внимательно осматривая площадку, мы заметили, что со стороны Приютино в лесу есть прогалина, соединяющая поляну с полем. У меня появилась мысль сесть с противоположной стороны поляны с разворотом перед приземлением.

Возле Приютино я снизился и на малой скорости стал «входить» в прогалину. Проскочив развесистый дуб (мы его увидели, когда Алексей выпустил белую ракету), я резко развернул самолет и убрал газ. Машина коснулась колесами земли; не докатившись до костров, она развернулась на сто восемьдесят градусов и попала в кусты.

Читая эти строки, летчики могут не поверить мне и сказать: разве мыслимо разворачивать самолет перед самым приземлением? Это — чистейшая фантазия. Но что поделаешь? Было именно так. Иногда действительность бывает удивительнее сказки.

От костров к нам бежали люди. Зайцев крикнул:

— Свои!

— Наши прилетели! — неслось со всех сторон.

И вот уже десятки рук подхватили нас и понесли к кострам. Подошел начальник связи корпуса. Вместе мы направились в ельник, где была наскоро сооружена землянка. Здесь я вручил ему два пакета и передал указание представителя штаба фронта.

Кавалеристы приглашали остаться у них отдохнуть. Но нам нужно было срочно возвращаться домой. Распрощавшись с друзьями, мы в сопровождении нескольких конников вернулись к самолету и еще раз осмотрели площадку.

Взлетали в таком же порядке, как и садились. Машина взяла курс на аэродром. На востоке разгоралась заря. Полковник Воеводин ожидал нас на летном поле. Спрыгнув с самолета, я доложил:

— Товарищ полковник, ваше задание выполнено. Пакеты вручили, запасные части к радиостанции передали.

Александр Алексеевич крепко обнял каждого из нас и сказал:

— За успешное выполнение боевого задания объявляю благодарность.

Втроем мы направились в командирскую землянку. Комдив тут же связался по телефону с командующим 15-й воздушной армией генералом Науменко и доложил ему о выполнении задания.

Так, «старшина фронта» вновь помог своим солдатам.

Новые дороги

Концерт в большом крестьянском доме был в разгаре. За кулисами, сделанными из чистых простыней, девушки-связистки готовились к очередному номеру. В «зале» собрались все свободные от полетов летчики, штурманы и техники. В первом ряду сидел полковник Воеводин, а у его ног лежал лохматый пес Пират, любимец полка. Он заслуживает того, чтобы сказать о нем несколько теплых слов. Пират провожал экипажи на боевые задания и встречал их, когда они возвращались из полета. Иногда летчики и штурманы брали его с собой. Он «совершил» около пятидесяти боевых вылетов.

Связистка Полина Прилуцкая объявила очередной номер:

— Валя Селезнева прочитает стихотворение Васи Гашеткина «Птички-невелички», посвященное летчикам нашей дивизии.

На сцену вышла стройная девушка. Ровным, приятным голосом она начала:

Фрицы стонут, по привычке
Устремляя в небо взгляд:
- Что за птички-невелички
К нам на голову летят?
Уважая чувство риска,
Не задев сосну едва,
Пролетают низко-низко
Наши славные По-2.
Это мы явились снова.
Ведь у нас простоев нет!
Получайте от Хмелева,
И от летчика Шмелева.
И от летчика Орлова
Самый «пламенный» привет!
Холку вам они намылят
И уйдут за тучи прочь.
Это их десятый вылет
За сегодняшнюю ночь.
- Гутен нахт!
Прощенья просим!
До свидания! Пока!
«Невеличка» бомбы сбросил
И ушел за облака.

Гром аплодисментов наполнил хату. После Вали на сцене вновь появилась маленькая смуглая Полина.

— Нина Смирнова исполнит сатирическую песню «Битый фриц» на старинный мотив «Бывали дни веселые», — объявила она.

За кулисами послышался жалобный глуховатый голос: «Бывали дни, гуляли мы...»

Медленно передвигая костыли, на сцену вышел самый «настоящий битый» фриц в мятом, дырявом мундире и разорванной пилотке Лицо его было перевязано грязной тряпкой. Вместо правой ноги толстая сучковатая палка. Словом, и внешний вид фашиста говорил о его обреченности.

А Нина (это была она!) продолжала петь: «...Теперь гуляйте вы».

Неожиданно тишину зала нарушил грозный собачий лай. Пират бросился на сцену, подбежал к Нине и со злостью стал рвать на ней брюки. Растерявшаяся артистка пробовала отбиться костылем. Из зала кричали: «Пират, нельзя! Пират, свои!» Но Пират не слушался. Нина, бросив костыли, убежала со сцены. Пират — за ней. Весь зал разразился хохотом.

Кто-то кричал:

— Молодец, Пират! Дай жару фрицу! Успокоившись, Пират медленно вышел на сцену и сел с гордо поднятой головой. В электрическом свете тускло поблескивали его глаза. Зрители продолжали смеяться.

...Это был новогодний концерт. Новый, 1944 год мы встречали под Великими Луками на 2-м Прибалтийском фронте. Нашу дивизию перебросили сюда еще в ноябре 1943 года. Находились мы в Ново-Марьино.

Вскоре в полку была создана специальная эскадрилья. Она состояла из двух звеньев: ночных корректировщиков и звуковиков. Командиром эскадрильи назначили капитана Зинченко, его заместителем — меня.

Что такое корректировщики, мы знали хорошо, а вот о звуковиках не имели никакого представления. Решили разобраться. К нашему удивлению, оказалось, что самолет По-2 к своим прежним «профессиям» — легкого бомбардировщика, разведчика, корректировщика, связиста, санитара и, если хотите, «извозчика» — прибавил еще одну — пропагандиста-агитатора.

В звене «звуковиков» было три самолета, оборудованных специальной радиоаппаратурой. Вместо штурмана на них летали дикторы, передавая сводки Сов-информбюро на русском и немецком языках.

Так было и на этот раз. Концерт закончился поздно. Летчики, штурманы и техники направились сразу на аэродром. Рядом со мной шел диктор. Я изредка поглядывал на него и невольно вспоминал, как познакомился с ним сегодня днем.

Возвратившись в свою землянку, мы со штурманом эскадрильи Алексеем Зайцевым увидели на нарах в углу незнакомого человека. Свернувшись калачиком, он спал. Меня удивила его форма: солдатская шинель, кирзовые сапоги... меховой шлем летчика.

— Что за человек? — спросил я у Зайцева.

— Не знаю, — ответил он, но, вспомнив, с улыбкой добавил: — А-а! Да ведь это же диктор...

— Кто, кто?

— А вот сейчас узнаем.

И Алексей дернул спящего офицера за полу шинели. Тот недовольно пробурчал:

— Отстаньте! Ночью полеты.

— Товарищ офицер, встаньте! — приказал я. Незнакомец нехотя приподнялся, спустил с нар ноги, и голова его уперлась в потолок землянки. Лицо у него было худое, небритое, нос острый, над глазами нависли черные кустистые брови. Когда офицер соскочил с нар, стала заметна его сутулость. Шинель у пряжки ремня собралась в гармошку. У него не было никакого воинского вида.

— Капитан Герцик, — представился он.

— Что у вас за вид? Почему спите не рездеваясь? — начал отчитывать я диктора.

— Холодновато, товарищ начальник, — смутившись, ответил капитан. — Да и воды горячей нет.

Зима 1943 года под Великими Луками действительно была холодная. А отвоеванные у противника землянки оказались неутепленными.

— Это не оправдание, — заметил я, зная, что и в этих условиях наши люди следили за своим внешним видом. — До войны вы служили в армии?

— Нет. Понимаете, я сугубо гражданский человек, с мирной профессией — диктор.

— Так, так... диктор Герцик.

Теперь уже я смутился, вспомнив, как часто приходилось мне слышать по радио: «Вел передачу Герцик».

Так мы впервые встретились на фронте с диктором Всесоюзного радио Владимиром Борисовичем Герциком. Вскоре я узнал, что он не такой уж «сугубо гражданский человек», каким представлялся. В августе 1941 года, после краткосрочной военной подготовки, Герцик был направлен в латышскую дивизию на должность командира роты. За мужество и отвагу, проявленные в боях под Москвой, его наградили орденом Красной Звезды.

— Сегодня полетите со мной. Задание важное, да и ночь не обычная — новогодняя. Вот текст передачи. Готовьтесь, Владимир Борисович, вечером встретимся, — сказал я и в шутку добавил: — Не забудьте побриться, горячая вода есть в столовой.

...И вот теперь Герцик шел рядом со мной. Внешним видом он совсем не отличался от летчиков: чисто выбрит, одет в меховой комбинезон, на ногах унты, на голове шлем. Только в руках он нес не планшет, а небольшой чемоданчик с патефонными пластинками.

— Как, выучили текст? — спросил я у него.

— Конечно! — весело отозвался он. — Даже на немецкий перевел.

Когда техник доложил о готовности самолета к вылету, мы заняли свои места. Герцик сел в кабину штурмана, достал из чемодана пластинку и, укрепив ее на диске, проверил работу микрофона.

— Я готов, — доложил Владимир Борисович.

И вот мы в воздухе. Земля скрыта от глаз темнотой. Только внимательно присмотревшись, можно различить на фоне снега контуры деревень и лесных массивов.

Под нами крупный населенный пункт, где отдыхают наши войска. По внутреннему переговорному устройству передаю Владимиру Борисовичу:

— Можно начинать, высота тысяча двести метров. Герцик включает в кабине небольшой свет, затем радиоаппаратуру. Я уменьшил обороты мотора и перевел машину в планирование. И полилась с небес на землю веселая песня:

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой...

Проиграв одну пластинку, Герцик поставил другую. Теперь в ночном небе загремел «Варяг»:

Наверх вы, товарищи, все по местам!
Последний парад наступает...

После музыкального вступления Владимир Борисович включил микрофон.

— Внимание, внимание! Начинаем новогоднюю радиопередачу. Военный совет фронта горячо поздравляет солдат, сержантов, старшин, офицеров и генералов с наступающим 1944 годом...

Передав поздравления, диктор прочитал затем свежую сводку Совинформбюро. Первая часть задания была выполнена.

Я повел самолет к линии фронта. Над передним краем противника непрерывно взлетали разноцветные ракеты, трассы снарядов и пуль. Иногда вдалеке мелькали сполохи орудийных выстрелов. Шла артиллерийская дуэль.

Над позициями немцев Владимир Борисович сначала включил вальс Штрауса «Сказки Венского леса». К нашему удивлению, фашисты сразу же прекратили стрельбу.

— Ахтунг! Ахтунг! (Внимание! Внимание!) — начал Герцик передачу на немецком языке.

Минут за пять он успел рассказать и об успехах советских войск на фронтах, и о гибельной политике фашистских главарей.

Когда передача подходила уже к концу, открыли огонь вражеские зенитчики. Вокруг самолета замелькали разноцветные ленты трасс. Но голос диктора оставался по-прежнему спокойным. Я дал полный газ. Вдогонку нам полетели сотни снарядов и пуль. Но фашисты спохватились поздно. Мы уже скрылись в ночной темноте.

— Задание выполнил, — доложил Владимир Борисович.

Много раз летал я с Герциком на такие задания. Мы стали с ним заправскими воздушными пропагандистами и агитаторами.

В феврале 1944 года 707-й полк передали в 3-ю воздушную армию и перебросили на 1-й Прибалтийский фронт. Но наша спецэскадрилья оставалась на прежнем месте.

В эти дни к нам пришла большая радость: летчику Дмитрию Владимировичу Супонину и штурману Алексею Дмитриевичу Зайцеву присвоили звание Героя Советского Союза. Мы от души поздравили боевых друзей. Ведь каждый из них заслужил эту высокую награду, как говорится, потом и кровью. К тому времени Дмитрий Супонин имел более шестисот, а Алексей Зайцев более семисот боевых вылетов.

В начале мая и наша эскадрилья перебралась на новое место. Пришел приказ передать По-2 314-й ночной ближнебомбардировочной дивизии, а личному составу полка отправиться поездом в Московский военный округ для переучивания на скоростных самолетах.

К этой новости летчики отнеслись по-разному: одни радовались, другие огорчались, третьи-таких, правда, было немного — проявляли какое-то безразличие.

Но всех объединяло одно чувство: жалко было расставаться с надежным боевым другом По-2. С ним полк завоевал славу, которая вышла далеко за пределы фронта.

На аэродром приехала группа техников и механиков 314-й дивизии. Передав им самолеты, мы ночью погрузились в эшелон и тронулись в путь. О конечной остановке никто не знал, кроме командования полка.

В нашей теплушке собрались боевые друзья Алексей Зайцев, Николай Пахомов, Михаил Скочеляс, Михаил Егоров, Шурик Самсонов, Иван Крюков, Николай Шутов, Алексей Крайков, Виктор Солдатов, Степан Садовой, Евгений Дворецкий. Устроившись поудобней на верхних нарах, мы начали вслух мечтать о будущем.

Больше всего волновал вопрос: на каких самолетах придется летать?

Разговор начал Михаил Скочеляс, и, пожалуй, впервые за многие месяцы без прибауток:

— На чем бы ни летали, а лучше По-2 вряд ли найдется самолет. Спасибо ему!

Сидевшему рядом со мной Зайцеву, видимо, не понравился «консерватизм» Скочеляса. Он вскочил с нар и с жаром заявил:

— А я за новые скоростные машины! Главное — быстрее переучиться и вернуться на фронт! Какие дела там сейчас начинаются!

Все дружно поддержали его.

Никто из нас почему-то не сомневался, что мы будем летать на скоростных бомбардировщиках. Рассуждали так: экипажи слетанные, имеют большой боевой опыт. Расходились во мнениях лишь при определении типа самолета.

В спорах дни летели незаметно. Через несколько суток эшелон прибыл на станцию Санино. Здесь нас встречал высокорослый начальник штаба штурмовой дивизии полковник Сакун. От него Шевригин узнал, что наш полк будет называться 707-м штурмовым, а летать придется на Ил-2!

Ожидали всего, разбирали разные варианты, но переход на штурмовики оказался совершенно неожиданным. Из этой новости сделали для себя пока один вывод: летчикам, которым здоровье не позволяет летать на скоростных самолетах, а также всему штурманскому составу придется покинуть полковую семью. Особенно тяжело переживали такую перспективу штурманы.

Герой Советского Союза Алексей Зайцев предложил Михаилу Скочелясу и Виктору Солдатову переучиться на летчиков и остаться в полку. Много усилий приложили они к тому, чтобы добиться такого разрешения. Через несколько дней все трое уехали в военную авиационную школу, которую вскоре успешно окончили. Очень помогло им в учебе умение пилотировать По-2 ночью.

Достигнув одного, друзья не добились другого — попасть в родной полк. После окончания авиашколы их направили в другие части.

Вскоре полк приступил к освоению более совершенной боевой техники — грозных бронированных самолетов Ил-2. Мы переходили в следующий, старший класс боевой школы. Впереди было много нового, интересного и... не совсем ясного. Но мы не сомневались, что эти дороги приведут нас к полной и окончательной победе над врагом.

Под звездами балканскими

Говорят, что секреты существуют для того, чтобы их передавали друг другу «по секрету». Почти так же получилось у нас летом 1944 года, когда мы были выведены в тыл для получения новых самолетов. Какие только слухи не ходили в полку! И все — «из достоверных источников». То говорили, что нам дадут машины из другой дивизии — старые, видавшие виды «илы», то утверждали, что на соседней станции стоит эшелон новеньких, прямо с заводского конвейера, штурмовиков, то... Впрочем, хватит.

Но у всех слухов была одна общая черточка: самолеты есть, и в ближайшее время мы их получим. Значит, скоро опять в бой! Что может быть отраднее такого известия для летчика-фронтовика, попавшего в тыл и вынужденного ждать? Пожалуй, этим желанием — скорее получить машины и занять свое место в боевых порядках — и объясняется обилие разноречивых слухов.

Как-то после занятий собрались мы в тесной комнатке комэска на очередной перекур. Кто-то (в который раз) сказал о новеньких «илах», и мы разом заговорили, перебивая друг друга. Расшумелись так, что не услышали, как в комнату вошел наш командир полка Михаил Иванович Шевригин. Он был серьезен и чем-то озабочен.

— Товарищи офицеры! — раздалась запоздалая команда, и мы разом смолкли.

— Вольно! О чем разговор и споры? — спросил Шевригин.

— Да все о том же, товарищ подполковник, — ответил за всех Петр Орлов. Он ходил, как мы говорили, в «штрафниках». Еще на Брянском фронте, стремясь быть летчиком «в полной форме», он допустил нарушение дисциплины. За это его сняли с По-2 и посадили воздушным стрелком на Ил-2. Отбыв наказание, Орлов на днях возвратился назад. В нашем полку он служил с 1942 года, летал смело, воевал дерзко, но вот однажды проявил легкомыслие, за которое пришлось дорого расплачиваться. Петр был безгранично рад тому, что снова оказался в родной семье.

Сейчас Орлов набрался смелости заговорить первым только потому, что в прошлом командир полка с уважением относился к нему.

— Ищем ответы на два вопроса: что и когда?

— Понятно, — кивнул Шевригин и жестом пригласил всех к столу. Разместившись на лавках и стульях, мы насторожились; очевидно, у командира есть какие-то новости.

— Географию не забыли? — спросил Шевригин. Ответа не последовало, и Михаилу Ивановичу пришлось уточнить свой вопрос:

— В средней школе проходили географию — это факт. Но осталось ли что-нибудь в памяти?

После некоторой паузы кто-то ответил весьма дипломатично:

— Конечно осталось, но какие именно знания требуются, смотря что надо отвечать. Ведь и у студента бывает так: на девяносто девять вопросов он ответить готов, а вот на сотый — нет.

— Не знаю, будет ли мой вопрос для вас сотым, но я его вам задам. Итак, что вы знаете о Балканах, а заодно и о Башкирии?

— О Башкирии? Почему именно о Башкирии? — послышались недоуменные возгласы.

Шевригин незамедлительно их парировал:

— Вопросом на вопрос не отвечают. Повторяю: что вам известно о Балканах, о городах и селах этого края, о его людях? И что вы знаете о Башкирии?

Признаться, для нас этот разговор был неожиданным. В самом деле, как связать воедино Балканы и Башкирию? Ну, допустим, о Башкирии мы кое-что знаем. Один лежал в Уфимском госпитале после ранения, другой бывал еще до войны в Чишмах, у третьего семья эвакуировалась в один из башкирских колхозов, четвертый получил письмо от брата, который вел разведку нефтяных залежей в районе Ишимбая. Словом, оказалось, что мы не так уж плохо знаем Башкирию.

Но совсем другое дело — Балканы. О них нам очень трудно было рассказать что-либо вразумительное.

— Подведем итоги, — сказал Шевригин. — На вопрос о Башкирии вы ответили в общем прилично, о Балканах же знаете очень мало. Надо восполнить этот пробел.

Командир помолчал немного и все так же спокойно продолжал:

— На днях наш полк получает новые самолеты Ил-2. Они подарены нам трудящимися Башкирии. Вот ответ на первую часть вопроса. А воевать нам придется на придунайских и задунайских землях. Это ответ на вторую часть.

После этого разговора мы всерьез занялись не только географией, но и историей. Заботливый заместитель командира по политчасти обеспечил нас географическими картами и учебниками. Нередко он сам проводил с нами беседы, рассказывая о народах Балканских стран, об их героической истории и обычаях, о помощи им великого русского народа в борьбе за национальную независимость.

Знакомясь с географией Балкан, с историей Болгарии и других государств, мы глубоко сознавали, что эти знания пригодятся нам в самое ближайшее время. Мы придем туда не просто воздушными бойцами, а воинами-освободителями, посланцами Коммунистической партии и советского народа, живыми носителями великих идей марксизма-ленинизма. Мужеством в бою и братским отношением к местному населению наши воины должны были показать народам Балканских стран свою верность пролетарскому интернационализму, делу свободы и равенства всех наций, неугасимое чувство дружбы, которое питают к ним народы Советского Союза.

...Полк получил новые боевые машины Ил-2. Мы уже слышали, что фашисты прозвали их «черной смертью», «летающим танком». И не без основания: действия штурмовиков над передним краем вражеской обороны были очень эффективными. Они уничтожили тысячи гитлеровцев я множество боевой техники противника.

Глядя на новенькие, прибывшие прямо с завода машины, мы радовались. Спасибо труженикам тыла! Спасибо башкирскому народу, на трудовые рубли которого построена эта замечательная техника.

«Не торопясь, но побыстрей» — такую задачу поставили перед нами командиры, когда мы приступили к переучиванию. Каждый чувствовал, что на фронте назревают большие события, и не терял зря ни минуты времени. Мы много летали, закрепляя знания, полученные в период наземной подготовки, систематически производили стрельбы по различным целям.

Для летчика-штурмовика очень важно знать оборону противника, чтобы наносить по ней наиболее эффективные удары. Вот почему мы однажды погожим августовским днем выехали на передний край. Много полезного дал нам этот выезд. Мы побывали на огневых позициях артиллерийских и минометных батарей, узнали, как маскируют свои машины танкисты. Командир стрелкового полка объяснил нам назначение земляных сооружений, рассказал, по каким признакам их можно обнаружить с воздуха.

Разговор происходил на опушке леса. Неподалеку, раскинув свои могучие кроны, стояло несколько вековых дубов. Ничего не подозревая, мы подошли к ним.

— Заметили? — с улыбкой спросил командир полка.

-Что?

— Наш наблюдательный пункт, — и он кивнул в сторону дубов.

Внимательно присмотревшись, мы увидели на макушке дерева скрытый ветками дощатый настил, а внизу, прижатые к стволу, две лестницы. Мы поочередно поднялись на НП и с помощью стереотрубы осмотрели передний край противника. Именно здесь нам предстояло действовать с началом наступления, в период авиационной подготовки.

Хорошей школой явились для нас эскадрильская, полковая и дивизионная летно-тактические конференции. На них выступали прославленные мастера штурмовых ударов. А на последней мы с интересом послушали глубокое по мыслям и выводам выступление командующего 17-й воздушной армией генерала В. А. Судец.

Мы, таким образом, не теряли времени даром. К началу Ясско-Кишиневской операции полк, как и предполагалось, завершил переучивание.

18 августа — День авиации — навсегда останется в памяти. Мы ознаменовали его сокрушительными ударами по врагу. В этот день в воздухе было тесно. Сотни истребителей, штурмовиков, бомбардировщиков непрерывно висели над передним краем противника, громили его тылы, опорные пункты, места сосредоточения резервов, аэродромы.

...Дым, дым, дым. Он окутал и дубовые рощи, и молдавские села, и прибрежные поймы. В плотном строю мы летим на штурмовку вражеских укреплений — тех самых, которые несколько дней тому назад рассматривали в стереотрубу с наблюдательного пункта. Несмотря на густой дым, повисший над передним краем, мы нашли их и стерли с лица земли. Так началось наше участие в знаменитой Ясско-Кишиневской операции.

Наши штурмовики летали очень много, по пять-шесть раз в день. Пехотинцы говорили потом, что грозные «илы» буквально не давали фашистам поднять головы.

Врагу был нанесен большой урон. Многие наши летчики — Супонин, Крайков, Антипов — неоднократно попадали в тяжелое положение. Но поставленную задачу они всегда выполняли до конца.

Наземные войска устремились вперед. Нужно было перебазироваться и нам. Новый аэродром построили сами, неподалеку от деревни Жовтнево. На зеленом лугу соорудили капониры, землянки, вырыли щели, поставили палатки, флажками и полотнищами обозначили взлетно-посадочную полосу. В южной части полевого аэродрома разместились истребители, в северной — штурмовики.

Тихое августовское утро. Один вылет мы уже сделали. Пока техники осматривают машины, летчики отдыхают.

Под крылом одного из «илов» лежит Михаил Антипов. Лицо у него задумчивое, брови нахмурены. Сегодня он получил неприятное письмо из Липецка. Мать писала, что заболела, забот по хозяйству много, а помочь некому. А тут еще мальчишки одолели, по ночам лазают в сад, не столько рвут яблоки, сколько ломают деревья.

Письмо огорчило Михаила. На задание он вылетел с плохим настроением. В полете тоже произошла неприятность: отказал прибор, измеряющий давление масла. Сколько пришлось понервничать, пока довел самолет до аэродрома!

К Антипову подходит механик сержант Карпенко и докладывает:

— Самолет исправен, товарищ командир. Заменил датчик давления масла и проводку. Прибор работает.

— Хорошо, — сухо отвечает Михаил и смотрит на часы. Приближается время вылета.

Антипов встает, поправляет ремень и быстрыми шагами идет к штабной землянке.

Задача поставлена. Звучит команда: «По самолетам!» И вот мы в воздухе. Делаем над аэродромом один круг, второй. Ждем истребителей прикрытия. Взлетели только три, а остальных девяти пока нет. Только на третьем кругу к нам пристроилось еще восемь. «В чем дело? — спрашиваю по радио. — Почему задержались?» Оказалось, что один из истребителей взлетел... с человеком на стабилизаторе! Подстраховывая свой самолет от капотирования, механик сидел на стабилизаторе. Летчик не заметил его и дал газ. Сильная струя воздуха повалила механика на стабилизатор. По-прежнему ничего не замечая, летчик отпустил тормоза и пошел на взлет. Только в воздухе он узнал о «пассажире». Сделав полет по кругу, с максимальной осторожностью произвел посадку. К счастью, все обошлось благополучно. Механик отделался лишь испугом и насмешками друзей.

Наконец все в сборе. Двенадцать «илов» в сопровождении истребителей идут к Днестру. Нужно нанести удар по скоплению войск противника южнее Бендер.

Цель под нами — зеленый прямоугольник леса. Видимость хорошая, дыма нет. Значит, наша авиация здесь еще не работала. Что ж, поправим дело... На опушке леса различаем траншеи и доты, в глубине — автомашины.

— В атаку!

«Илы» один за другим входят в пикирование и проносятся вдоль окопов. Одни ведут огонь из пушек и пулеметов, другие сбрасывают бомбы и реактивные снаряды.

После третьего нашего захода траншеи заволакиваются густым дымом и пылью. Северная опушка леса теперь почти не видна. «Молодцы, ребята!» — отмечаю про себя. Вокруг нас появляются черные шапки разрывов — открыли стрельбу вражеские зенитки.

— Шмелев! — слышу в наушниках тревожный голос Антипова. — Я подбит. Заклинило мотор. Иду на вынужденную...

Миша! Тяни к своим, за Днестр! — кричу в ответ. — А мы прикроем!

Штурмовик Антипова развернулся и стал круто планировать к Днестру. Мотор у него не работал. Что-то с ним будет? С тех пор как стали летать на «илах», у нас никто на вынужденную не садился.

Наблюдая за самолетом Антипова, с болью в сердце убеждаюсь, что ему не дотянуть до северного берега Днестра. Эх, Миша, Миша... Вот подбитый штурмовик выходит из планирования. Под ним впереди раскинулся огромный сад. Отчетливо видим, как грузный «ил» опускается на макушки больших яблонь, усыпанных яблоками. Сначала в эфире было шумно: все наперебой давали Михаилу советы. Теперь все стихло, замерло. Свалив несколько деревьев, штурмовик ударился о землю и пополз. Вот у него оторвалось правое крыло. Он прополз еще немного и уперся носом в толстый ствол яблони. Страшная картина...

Что с Мишей? Неужели... Некоторое время кружимся над садом, ждем. Вдруг видим, как Антипов открывает фонарь и медленно вылезает из кабины. Он осторожно разгребает яблоки, усыпавшие весь центроплан, и встает во весь рост.

— Жив! Жив! — слышатся в эфире радостные возгласы. Антипов машет нам рукой. Штурмовики еще раз проходят над ним и берут курс на аэродром.

...Через день Михаил вернулся в полк. Все лицо его было в синяках и кровоподтеках. Прежде чем рассказывать о подробностях вынужденной посадки, он раскрыл парашютную сумку, доверху набитую спелыми яблоками, и поставил ее перед летчиками.

— И бывает же так, — с улыбкой сказал Михаил. — Только недавно сердился на ребятишек, которые ломают ветви в саду у матери, а теперь сам срубил машиной с десяток прекрасных яблонь. — И Антипов с досадой махнул рукой.

Отведав яблок, мы снова отправились на боевое задание. Вскоре под крыльями наших «илов» блеснула голубая гладь Дуная. Здравствуй, земля задунайская!

Советская Армия вступила на болгарскую землю. Шумные румынские города и села остались позади. Перелетев румыно-болгарскую границу, мы приземлились на зеленом лугу возле деревни Маслари, расположенной примерно в двадцати километрах от Софии.

Болгария! Как-то нас встретит народ этой страны?!

Техники деловито размахивали флажками, указывая стоянки. Поставив самолеты на отведенные места, мы выключили моторы и по краю аэродрома пошли к деревне. Здесь нам придется жить до перелета на новый аэродром.

Едва мы появились в деревне, как нас окружила группа болгар и болгарок. Одеты они были просто, но опрятно. Очень удивила нас их обувь — лапти из кожи, которые они называют постолами. В сопровождении местных жителей мы пошли по улице, останавливаясь возле домов, когда комендант коротко командовал: «Здесь!»

Помнится, классики русской литературы называли эту процедуру «определением на постой». Но здесь развод только внешне выглядел по-старому. Для хозяев мы были не навязанными жильцами, а самыми желанными гостями. Каждый болгарин хотел, чтобы к нему определили как можно больше советских летчиков. У него найдется место всем «братушкам».

Вот и мне комендант сказал короткое «здесь». Попрощавшись с друзьями, я зашагал к указанному дому, сопровождаемый хозяином и его соседями. С этого момента началось то, что невозможно назвать обычной беседой. Скорее, она напоминала шумную пресс-конференцию. Со всех сторон сыпались самые разнообразные вопросы: откуда родом, сколько лет, давно ли в боях, был ли ранен, есть ли мать и отец? Потом, когда речь зашла о наших грозных самолетах, у меня спросили: «Что означают белые надписи на самолетах?»

Говорить пришлось много. Рассказал я болгарским крестьянам и о развернувшемся в нашем народе патриотическом движении по сбору средств на покупку боевой техники, и о самолетах, построенных на сбережения трудящихся Башкирии.

Такие беседы пришлось проводить почти всем нашим летчикам. Мы, словно полпреды родной Отчизны, рассказывали о ее городах и селах, о трудолюбивом советском народе, о великих победах над самым злейшим врагом — фашизмом. И не раз наши разговоры прерывались боевым возгласом болгар:

— Смерть фашизму! Свобода народу!

Однажды, придя на аэродром, я увидел на стоянке группу «свежих» летчиков. Употребляю это слово только потому, что новое пополнение состояло в основном из хорошо знакомых мне людей.

В центре стоял низкорослый лейтенант с горбатеньким носом на открытом лице. В нем я сразу узнал Николая Сербиненко. О чем-то рассказывая, он показывал собеседникам серебристый портсигар.

Подошел, поздоровался, познакомился с новичками. В отличие от «старичков» они держались робко, настороженно.

— Товарищ командир, — обратился ко мне Сербиненко. — Ваше задание выполнено. Вот портсигар. В нем наша русская земля!

Все невольно опустили руки по швам, приняв стойку «смирно», Я взял драгоценный подарок и задумался. Смолкли и остальные. В эту минуту, видимо, каждый унесся своими мыслями куда-то далеко-далеко, на родную землю.

— Спасибо, Коля, спасибо, родной! — сказал я наконец, с трудом сдерживая волнение.

Николай Сербиненко был одним из лучших летчиков полка, дисциплинированным, исполнительным. Из-за маленького роста ему вначале было трудно летать на штурмовике. Приходилось перед каждым вылетом класть на сиденье самолетные чехлы, но вскоре изобретательные механики сделали для него специальную подушку. Ножные педали выдвинули до отказа. «Недостаток» был устранен.

Летал Сербиненко смело, уверенно. С лета 1942 года он совершил более шестисот боевых вылетов на По-2 и около тридцати на Ил-2. Грудь его украшали четыре ордена. «Мал золотник, да дорог», — говорили о нем товарищи. За отличное выполнение боевых заданий он был награжден почетной грамотой ЦК ВЛКСМ.

Некоторое время Николай отсутствовал в полку. Он ездил получать новую технику. Заодно привез пополнение, а мне — самый дорогой подарок с Родины.

— Мы вместе насыпали землю в портсигар, — сказал смуглолицый, худощавый Георгий Дорохов. Среди молодых он выделялся своей собранностью, подтянутостью.

Летчики и механики стали наперебой рассказывать, как они получали новые самолеты, с какой любовью встречали их советские люди в тылу.

Мы уже почти два месяца находились за границей. Каждое слово о родной земле наполняло наши сердца радостью и гордостью. Верно говорится в пословице, что на чужой стороне Родина милей вдвойне.

Портсигар с землей я положил в планшет.

— Пусть он будет вашим талисманом, — сказал Петр Орлов.

— Почему только командира? — возразил младший лейтенант Косачев. — Раз командир водит нас в бой, значит, это и наш талисман!

— Правильно, правильно! — поддержали его остальные.

Эти рассуждения меня насторожили. Я давно заметил, что некоторые летчики начинают всерьез верить в различные талисманы и приметы: «перед вылетом бриться нельзя — собьют», «подкова приносит счастье». Надо было развенчать эти заблуждения.

— А что такое талисман? — спросил я, обращаясь ко всем.

— Действительно, что же такое талисман? — подхватил кто-то мой вопрос.

— Давайте присядем и поговорим, — предложил командир звена Михаил Антипов.

Все расположились под крылом самолета. С близких отрогов гор дул легкий, освежающий ветерок.

Не раз уже бывало, когда в споре возникал какой-либо вопрос, мне приходилось сразу же, без подготовки, проводить беседу. Вот и теперь разговор о талисманах зашел так далеко, что его не хотелось откладывать.

— Так вот, товарищи, — начал я не совсем уверенно, — талисман — это предмет, который, по мнению суеверных людей, приносит удачу, счастье. Разные талисманы носили люди: от болезней, от ран, даже от смерти. К сожалению, и некоторые наши летчики еще верят приметам, летают с талисманами.

Сербиненко скосил глаза на сидевшего рядом Орлова и улыбнулся.

— Так и в верующие попадешь, — заметил Петр Орлов. — Вот я не верю ни в бога, ни в черта. А ты, — добавил он, посмотрев на меня, — до сих пор летаешь с подковой. Разве это не талисман?

С Орловым мы воюем вместе с весны 1942 года. Когда летали на По-2, он считался одним из лучших летчиков полка. Этой славы он не уронил и пересев на штурмовик. Его вольное обращение ко мне никого не удивило: все знали наши дружеские отношения.

Орлову казалось, что он меня «уел», вывел на «чистую воду». Да не тут-то было. Я улыбнулся и спокойно пояснил:

— Да, Петя, когда-то летал и тоже вроде бы верил в подкову. Но давно уже выбросил! В одном из вылетов у меня над целью неожиданно отказало все оборудование. Стрелки электрических приборов встали на нули. Даже радиостанция работать перестала.

Все с удивлением посмотрели на меня, а я продолжал:

— Когда вернулся с задания, то сразу сделал нагоняй механикам, а потом пожаловался командиру полка на плохую работу специалистов. Не успел я изложить свои претензии, как явился инженер дивизии и принес — что бы вы думали? — подкову! «Вот, товарищ Шевригин, — сказал он командиру полка, — Шмелев, видимо, суеверный, с подковой летает. Она-то и замкнула электросеть самолета. Все предохранители сгорели. А он, видите, разносит механиков».

Мои последние слова потонули в дружном смехе летчиков. Некоторые, правда, сконфузились и опустили головы. Видимо, они еще не расстались с подобного рода «талисманами».

— Потом, — продолжал я рассказывать, — меня вызвал на беседу заместитель командира полка по политчасти подполковник Сувид. Он-то и объяснил мне, товарищи, что такое подковы и прочая ерунда.

Солнце все ниже и ниже клонилось к зубчатой горной гряде, отделявшей нас от Софии. Разговор продолжался. Тема его была хоть и необычной, но жизненной. Мой случай с подковой, которую я возил в кабине из-за подражания, оказался далеко не единственным.

— Давайте разберемся на примерах, — предложил я далее. — Вот сидит известный вам летчик Петр Иванович Орлов. Он совершил семьсот с лишним боевых вылетов на По-2 и более тридцати на Ил-2. Боевой опыт у него большой, а бреется он почему-то через день. Если бы в течение двух с половиной лет войны он и летал через день, то, конечно, не сделал бы столько вылетов. Выходит, Орлов летает и в те дни, когда бреется. Значит перед вылетом все-таки можно бриться.

Возьмите теперь Сербиненко. Он и до подковы ни разу не дотрагивался и черные кошки перебегали ему дорогу, а летает каждый день, здорово бьет фашистов. И заметьте: не имеет ни одного ранения.

А что можно сказать о летчиках Антипове, Ивакине, Дорохове и Романцове? Летают отлично, бьют врага наверняка. Мастерство, смелость, тактическая зрелость — вот в чем их сила! Любовь к Родине, отвага и умение — вот наши талисманы, которые помогут нам победить врага, — сказал я в заключение.

— Ну, а как же получается с портсигаром? — вдруг спросил Косачев. Все повернулись в его сторону.

— До рязанских учителей сразу не доходит, — сострил Павел Михайлович Ивакин, намекая на довоенную профессию Косачева. Все громко засмеялись.

— Ясно, что это не талисман, — упредил всех черноглазый, круглолицый Володя Романцов.

Это был один из молодых летчиков эскадрильи, но к нему относились с уважением. Он имел, как говорят, свой летный «почерк». Взлетал, садился и даже действовал над целью как-то по-своему, по-романцовски.

— Я думаю так, — начал Дорохов, секретарь нашей парторганизации, — у каждого летчика есть какая-то заветная, но еще не сбывшаяся мечта. Например, у меня, как молодого летчика, — овладеть боевым мастерством. У другого — стать коммунистом. Но всем нам дорога Родина, свято все, что напоминает о ней. Вот фашисты рисуют на бортах своих самолетов разных тузов, кошек, драконов и прочую чертовщину. Помогает это им? Нет. Мы их бьем, как говорят, и в хвост и в гриву. На фюзеляжах наших самолетов тоже есть рисунки: звезды — по числу побед и знаки гвардии. Помогают они нам? Да, помогают. Они напоминают нам о нашем долге перед Родиной. А патриотизм — великая сила, товарищи!.. Теперь о портсигаре, — продолжал Дорохов. — Мы привезли нашему командиру самое дорогое и заветное — горсть родной земли. Пусть здесь, вдали от Родины, она будет напоминать нам о священном долге — доконать фашистского зверя!

— Молодец, Жора! — воскликнул Сербиненко. — Это наш подарок и командиру, и всей эскадрилье. Правильно?

— Верно, — раздались голоса.

Солнце, посылая последние лучи, медленно скрывалось за горизонтом. Там, на западе, гремели бои. Нам тоже предстояло завтра вести свои штурмовики туда, на цель.

Наскоро позавтракав, я поспешил на аэродром. На командном пункте Михаил Иванович Шевригин сказал мне:

— Вот здесь, — он показал на карте населенный пункт западнее Софии, — фашисты оказывают упорное сопротивление нашим наступающим войскам. Надо нанести штурмовой удар по противнику, окопавшемуся на восточной окраине этого города.

— Ясно!

...Поставив задачу летчикам, даю команду:

— По самолетам!

Пробежав по ровному лугу, «илы» один за другим взмывают в синеву безоблачного сентябрьского неба. Вот уже вся. восьмерка штурмовиков в сборе: слева от меня — Орлов, справа — Антипов, Романцов, Сербиненко, Ивакин, Дорохов и Пункевич.

Впереди сверкает алмазом на солнце заснеженная вершина горы. Внизу, вдоль берега реки, расстилаются, словно дорогие ковры, тронутые осенней позолотой рощицы. А вот столица Болгарии — София, раскинувшаяся у подножия горы. В центре города, рядом с парком, высится большое куполообразное здание. Все для нас ново, интересно.

К нам пристраивается шестерка истребителей прикрытия — наших старых знакомых из 288-й истребительной дивизии, базирующейся на Софийском аэродроме. Мы приветствуем друг друга покачиванием крыльев.

Группу истребителей ведет Герой Советского Союза Виктор Меренков — истинно русский человек, веселый, отзывчивый, бесстрашный в бою. От сознания, что прикрытие надежное, на душе становится как-то веселее. Держитесь, фашисты, дадим вам жару!

Вот и цель. Вокруг населенного пункта — сады и виноградники. Рядом — небольшая речка и железнодорожная ветка.

Обычно при подходе штурмовиков к линии фронта наши наземные войска обозначают себя ракетами. Сейчас никаких сигналов не видно. В чем дело? Такие случаи, правда, бывали и в прошлом. Тогда мы для проверки, где свои, а где чужие, делали холостой заход. Даю команду:

— В атаку! Первый заход — холостой.

Пикируем на цель. Летчики внимательно смотрят вниз. В таких случаях наши солдаты незамедлительно пускают ракеты или машут пилотками. На этот раз не произошло ни того, ни другого. Странно!

— Делаем второй холостой заход, — приказываю летчикам.

С окраины города открывают огонь зенитные пулеметы и пушки. Поскольку снаряды рвутся в стороне, это только облегчает нам ориентировку.

— Кора-двенадцать, я Кора-тринадцать! — слышу по радио голос моего заместителя Антипова. — Фашисты в огородах и овражках. — Помолчав, он добавляет: — Но у наших солдат форма вроде не та.

— Как не та? — удивленно спрашиваю я.

— Правильно, — слышу голос Сербиненко, — форма не наша.

Самолеты один за другим выходят у самой земли из пике и набирают высоту для очередного захода. Принимаю решение и даю команду:

— Бить по траншеям в огородах и овражках! Дорохову подавить зенитки!

Дважды приказывать Дорохову не надо. Он сразу устремляется на цель.

Атакуем. Один за другим входим в пикирование. Каждый летчик спокойно выбирает цель и действует уверенно. Реактивные снаряды и бомбы рвутся точно в траншеях. Вверх вздымаются клубы пыли и дыма. На окраине города вспыхнуло несколько автомашин. Удачно атаковал свою цель и Дорохов: зенитные пушки и пулеметы прекратили огонь.

Пролетаем над позициями наших войск. Вижу: солдаты выскочили из траншей и бегут к тем огородам и овражкам, которые мы только что штурмовали.

— Наши пошли в атаку, делаем еще заход, — передаю по радио.

На кругу летчики строго выдерживают установленную дистанцию четыреста — шестьсот метров. Прикрывавшие нас истребители теперь тоже штурмуют траншеи противника. Молодцы! Они пикируют почти до самой земли и метко бьют по целям из пушек и пулеметов. Видимо, Меренков и его товарищи решили боекомплект назад не привозить.

Бросаю взгляд на часы: уже двадцать три минуты мы находимся над целью. Один за другим летчики докладывают: снаряды кончились.

Даю команду:

— Атаки прекратить, выхожу на сбор!

Резко отворачиваю самолет вправо и иду со снижением. Летчики поочередно пристраиваются ко мне. Наша восьмерка плотным строем возвращается домой. Под нами снова София. Через ее центр проходим на бреющем. А истребители стремительно взмывают вверх.

На Софийском аэродроме кроме наших базируются и болгарские летчики Они хорошо знают район боевых действий и помогают нам, делятся опытом полетов над горной и лесистой местностью.

Вот и аэродром. Деревня Маслари, изгиб реки, знакомый кустарник. Садимся и заруливаем к местам стоянок.

Летчики один за другим подходят ко мне и докладывают о выполнении задания. Все недоумевают: почему у наших солдат другая форма, кого мы поддерживали?

— Я так думаю, — говорит Николай Сербиненко. — Раз пошли в атаку и бьют фашистов, — значит, наши. А в какой они форме — не так уж важно.

...Выслушав мой доклад, командир полка тепло поздравил нас с успешным выполнением боевого задания. Я тут же сказал, что нас смутило. Он хитро прищурил левый глаз, улыбнулся и сказал:

— Вы поддерживали наступление болгарских воинов.

— Болгарских!! — воскликнули летчики.

— Да, товарищи, вы ведь слышали, что вместе с нами против фашистов воюют части первой и второй болгарских армий. Только сейчас мне передали: наступающие очень довольны штурмовкой и просят выразить вам благодарность.

— Теперь ясно, почему они себя не обозначали, — сказал Петр Орлов. — Не научились еще стрелять из ракетницы.

— Как не научились? — переспросил Георгий Дорохов

— Да так: автоматы, пулеметы и пушки освоили, а с авиацией еще ни разу не взаимодействовали. Поэтому и не пускали ракет.

— Научатся, непременно научатся, — вмешался в разговор Сувид. — А мы им поможем. Через штаб им уже посланы сигналы взаимодействия.

Мы замолчали, ожидая, что Сувид непременно скажет что-либо интересное. И не было случая, чтобы мы ошиблись.

— Мне вспоминается примечательная страница истории, — продолжал он. — В 1912-1913 годах, в период второй балканской войны, в рядах третьей болгарской армии сражался русский авиационный отряд из восьми экипажей. В этом отряде были летчики... сейчас вспомню... — опустив голову, Сувид досадливо потер морщинистый лоб, — минутку... Вот старая голова — забыл... Ан нет, вспомнил: Колчин, Костин, Евсюков. Да, точно, они. Были еще и добровольцы. Они так хорошо воевали, что болгарский царь наградил всех русских летчиков и механиков высшими орденами.

— Да, расщедрился... — заметил кто-то. Все засмеялись.

— Не забывайте, — добавил Сувид, — что и русские знали в прошлом болгарских летчиков. В первую мировую войну на нашей стороне против кайзеровской Германии сражался болгарин Сотир Черкезов. Это был чудесный человек. Его принимал Ленин.

— Неужели? — воскликнул кто-то с сомнением.

— Ничего удивительного тут нет, — пояснил Сувид. — Черкезов потом стал на сторону рабочих, целиком отдался делу революции. Владимир Ильич лично давал ему поручения.

Нас очень заинтересовал этот факт, мы приготовились слушать дальше, но Сувид перешел к сегодняшнему дню:

— Судя по результатам вылета, вы хорошо поддержали войска болгарской армии. Уверен, что в дальнейшем будете еще точнее поражать цели, еще беспощаднее бить фашистов.

Подполковник Сувид помолчал немного и спросил:

— А что ответить болгарским воинам на их благодарность?

— Передайте им, — первым отозвался Орлов, — что они — молодцы. Здорово атаковали фашистов!

— Умеют воевать братушки! — поддержал его Антипов.

Тусклая осенняя позолота на деревьях как-то сразу сменилась ярким багрянцем. Сразу потому, что у нас просто не было времени наблюдать за изменениями в природе. Почти каждый день мы по нескольку раз вылетали на боевые задания.

Наша дружба с болгарскими воинами росла и крепла. Научились мы и взаимодействовать с ними. И не только при помощи ракет. Штаб болгарской армии установил со всеми нашими аэродромами надежную радиосвязь. Наступление продолжалось. Совместными усилиями вскоре были освобождены югославские города Пирот, Ниш и Лесховац.

Но на подступах к городу Прокупле противник все еще оказывал упорное сопротивление. Здесь оборонялась эсэсовская дивизия «Принц Евгений». Из штаба болгарской армии нам передали, что по горной дороге движется большая колонна вражеской мотопехоты. Наше командование приняло решение нанести по ней штурмовой удар.

Несколько групп штурмовиков немедленно вылетело на боевое задание. Одну из них повел коммунист Борис Вандалковский — командир первой эскадрильи нашего полка. Шестерка штурмовиков вышла точно на цель. Да это и не удивительно: капитан Вандалковский был мастером своего дела.

Во время четвертого захода вражеский зенитный снаряд таранил броню командирской машины и разорвался в задней части мотора. Бензопровод и все рычаги управления двигателя оказались перебитыми. Винт вращался вхолостую. Самолет «клюнул» носом и пошел к земле.

Комэск осмотрелся: кругом горы, внизу речка и железнодорожная ветка. Здесь обороняются фашисты. До наших войск (так мы привыкли называть болгарские части) далеко, не дотянуть.

Подбитый штурмовик мчался к склону горы, поросшему лесом. Когда под крыльями зашуршали макушки деревьев, Вандалковский инстинктивно сжался, машина вот-вот врежется в землю.

— Держись! — успел он крикнуть стрелку.

Семитонная масса самолета начала рубить деревья. Треск ломающихся стволов слился со скрежетом разрывающегося металла... Машина ударилась о землю, закувыркалась по склону горы вниз и вывалилась на поляну. Над исковерканным самолетом поднялся столб пыли, и в воздухе повисла зловещая тишина.

Первым очнулся от удара воздушный стрелок старший сержант Сальников. Надо сказать, что он случайно оказался в этой роли. Павел служил механиком самолета. Он давно упрашивал Вандалковского взять его в полет, но всякий раз получал отказ. А в этот день у командира было хорошее настроение — его наградили очередным орденом, — и он согласился.

...Он с трудом открыл глаза. Голова кружилась, и в первый момент ему показалось, что сейчас ночь и кругом темно.

Павел Сальников был атлетического телосложения и, можно сказать, силачом. Помогая оружейникам, он, бывало, подойдет к стокилограммовой бомбе, поднатужится и поднимет ее.

Когда самолет стал рубить деревья, Павел успел забраться на дно кабины и упереться локтями в ее бока. Поэтому при падении он не получил серьезных телесных повреждений, а только потерял сознание.

Очнувшись, Сальников вылез из кабины и поспешил узнать, что с командиром. Вандалковский безжизненно висел на ремнях. По его щеке бежала тонкая струйка крови.

— Товарищ капитан, товарищ капитан, — окликнул его дрожащим голосом Сальников. Летчик не отзывался.

Вдруг в моторе что-то зашипело. Это на раскаленный металл полилось горючее из перебитых бензопроводов. Бензин вспыхнул, дым и пламя заполнили кабину пилота.

Сальников понял, что сейчас дорога каждая секунда. Языки пламени подбирались уже к ногам Вандалковского. Начал тлеть его комбинезон. Раздумывать было некогда. «Немедленно открыть кабину!» — мелькнуло в голове у старшего сержанта. Он схватил обеими руками рукоятку фонаря и что есть силы рванул ее. Но она не поддалась. Рванул другой раз, третий — безрезультатно. Даже у этого силача не хватило сил, чтобы открыть кабину. В бессильной ярости Сальников ударил кулаком по бронестеклу.

— Что же делать? Что делать? — спрашивал он вслух.

За остеклением кабины прямо на глазах заживо горел его командир, ведущий эскадрильи, хороший русский парень, который только еще начал свой жизненный путь. Как помочь ему? Павел достал пистолет, но тут же дрогнувшей рукой сунул его обратно в кобуру. Не годится так! Он заглянул в кабину и ужаснулся: языки пламени уже доставали до лица Вандалковского.

«А что, если попробовать?» — пронеслась в голове спасительная мысль. Сальников, как кошка, прыгнул к своей кабине, ощупью, обдирая руки, нашел ракетницу... Выстрел. Белая ракета с огромной силой ударилась в металлический ободок фонаря, и он чуть-чуть сдвинулся с места.

Павел перебрался на крыло и еще раз ухватился за рукоятку. Замер на мгновение, чтобы собраться с силами, и, крякнув, рванул фонарь. Из кабины ударило жаром и едким дымом... Отцепив ремни, Сальников вытащил бесчувственного пилота на землю и отнес его подальше от самолета.

На опушке леса он уложил командира под кустом и быстро снял с него тлеющий комбинезон. Тело у Вандалковского было обожжено, голова разбита, рука сломана. Сальников торопливо вскрыл медицинский пакет и перевязал летчику раны.

— Товарищ капитан! Ну очнитесь же, теперь все в порядке, — умоляюще говорил он, осторожно касаясь плеча командира.

Полураздетый Вандалковский еще долго лежал в тени, не подавая признаков жизни. Сознание к нему возвращалось очень медленно. Но вот наконец у него дрогнула здоровая правая рука и открылись глаза.

— Товарищ капитан, вы живы? Очнитесь! — радостно закричал Сальников.

Неожиданно воздух потряс сильный взрыв.

— Что такое? — вырвалось из груди Вандалковского.

— Ничего, ничего, товарищ командир, это взорвались бензобаки... Вон там, — и он указал на поляну, где стоял столб огня и дыма.

Лицо капитана искривилось, на лбу сдвинулись морщины.

— Самолет сгорел... А ты притащил меня сюда... — тихо сказал он, с трудом выдавливая каждое слово. И потом: — Пить... пить... Где фляга? А! В самолете...

...На знакомой посадочной полосе аэродрома один за другим приземлились пять самолетов. С боевого задания вернулась первая группа. Мне поручили вести на штурмовку колонны следующую шестерку. Летчики уже сидели в машинах, готовые к взлету.

— Товарищ командир, — доложил мне механик старшина Чекулаев. — Вас срочно вызывают на КП. Недоумевая, я пошел к командиру полка.

— С задания не вернулся Вандалковский. Он сбит, — сказал подполковник Шевригин. — Ваша шестерка наносит удар по прежней цели. Постарайтесь найти самолет Вандалковского. — И командир показал на карте предполагаемое место падения штурмовика. Оно находилось на территории, занятой противником.

Через несколько минут моя шестерка была уже над целью. Сделав круг, мы начали, как говорится, обрабатывать вражескую колонну. Сначала сбросили бомбы, потом прочесали ее реактивными снарядами, а в заключение прошлись пулеметно-пушечным огнем по обочинам шоссейной и железной дорог.

Атаку построили так, чтобы при выходе из нее оказаться в районе падения нашего штурмовика. В первый раз на поляне обнаружили только большую яму и разбросанную по сторонам землю. Людей поблизости не было видно.

Снова зашли на цель. Во время второго захода я увидел чуть в стороне от дороги стреляющий зенитный пулемет. Довернув самолет, перевел его в пикирование. Светящаяся трасса метнулась к вражеским зенитчикам... Но я, очевидно, прицелился неточно, и пули пошли мимо. Фашисты развернули пулемет, и вскоре раздался дробный стук. Это по моей кабине хлестнула пулеметная очередь. Боковое бронестекло растрескалось, но не вылетело.

«Не сверну!» — упрямо сказал я себе, продолжая прицеливаться. Моя очередная трасса угодила точно в цель. Мгновенно я нажал на все гашетки пушек и пулеметов. Больше уж не стрелять вражеским зенитчикам!

Когда мы произвели пятую атаку, в воздухе неожиданно появились два «Фокке-Вульфа-190». Начался воздушный бой.

Фашистам удалось подбить самолет лейтенанта Антипова, и тот пошел на вынужденную посадку. Видно было, как его плохо управляемая машина то неуклюже валилась на крыло, то зарывалась носом.

Фашисты решили добить нашего штурмовика. Один из «фоккеров» стремительно пошел в атаку. Я бросился ему наперерез. Только прицелился и хотел стрелять, как «фоккер» качнулся, «клюнул» носом и врезался в землю. В чем дело? Почему упал фашистский самолет?

Второй вражеский истребитель резко взмыл и ушел на запад. Испугался.

Мы стали кружиться над самолетом Антипова. Вот он перетянул линию фронта и приземлился на фюзеляж около деревни в огороде. Убедившись, что Антипов в безопасности, мы взяли курс на свой аэродром.

По возвращении я доложил командиру полка о результатах вылета: группа уничтожила несколько вражеских автомашин, средний танк и два зенитных пулемета.

— А Вандалковского не нашли? — спросил Шевригин.

— Нет, — ответил я. — Очевидно, самолет сгорел, а экипаж обнаружить не удалось.

— Да... — задумчиво сказал командир и глубоко вздохнул.

А в это время группа болгарских солдат пробиралась сквозь чащу к месту падения нашего самолета. Они не знали, что с другой стороны в этот район спешат и фашисты, чтобы захватить в плен советских летчиков.

И уж совсем ни о чем не ведали Вандалковский и Сальников.

Услышав отдаленный лязг гусениц, Павел предложил раненому командиру пробираться в чащу леса. Тот согласился. Сальников осторожно взвалил капитана на спину и медленно пополз на восток. Оружие у него было наготове: пистолет и нож.

Вскоре лязг гусениц стал постепенно удаляться. Вдруг неожиданно послышался треск сучьев. Вандалковский и Сальников вовремя укрылись под кустом. Мимо пробежали три фашиста.

Слева и справа послышалась немецкая речь. Павел положил капитана на землю. Тот застонал, но тут же, закусив губу, заставил себя замолчать.

Сальников вынул из кобуры капитана пистолет и положил перед собой. Теперь у него было тридцать два патрона в четырех обоймах и нож... Не так уж плохо!

Внезапно впереди, куда они пробирались, и сзади раздались автоматные очереди. Над головами засвистели пули. Это, как потом выяснилось, болгарские солдаты встретились с фашистами. Лес наполнился треском автоматов.

Группа солдат быстро ползла к кусту, за которым лежали наши авиаторы. Они изредка стреляли. Павел взял пистолет в руку, приготовившись драться до последнего патрона...

С каждой секундой неизвестные люди подползали все ближе и ближе. Сальников положил палец на курок, но, прежде чем стрелять, окликнул:

— Кто вы?

Теперь он отчетливо видел солдат в тужурках и пилотках, различал даже их смуглые лица. «Неужели?..»

— Братушки, летчики?! — донесся радостный возглас. «Болгары, — догадался удивленный Сальников, — нас ищут!»

Где-то рядом раздался выстрел, потом кто-то застонал. Болгары продолжали бой с фашистами.

— Братцы, сюда! — крикнул Павел.

Болгарские солдаты вскочили и, сделав несколько перебежек, очутились под кустом. Они обняли Павла, потом склонились над раненым.

— Пить... — простонал летчик

Его рыжеватые, опаленные волосы прилипли ко лбу, дышал он тяжело и прерывисто. Казалось, его покидают последние силы.

Один из болгарских солдат быстро отстегнул флягу и приложил ее к губам капитана. Сделав несколько глотков, Вандалковский открыл глаза и тихо прошептал:

— Спасибо... Кто вы?

Сальников хотел объяснить ему, но капитан снова впал в забытье.

Рядом послышался топот. Болгары и Павел Сальников залегли. Из-за кустов выскочили два фашиста. По склону горы они бежали вниз, к дороге, и, делая короткие остановки, стреляли из автоматов. Когда гитлеровцы приблизились метров на пятнадцать, из засады грянули выстрелы. Два грузных фашиста, как бы споткнувшись, упали замертво.

...«Братушки» смастерили носилки из палок, ремней и гимнастерок, положили на них Вандалковского и вчетвером понесли к своим. А внизу, у шоссейной дороги, еще шел бой. Наши подоспевшие танки добивали остатки вражеской колонны.

Болгарские солдаты принесли летчика в свой ротный медпункт. Там ему обработали раны и ожоги, сделали несколько уколов, и он крепко уснул.

Командир роты рассказал Сальникову, что вслед за их группой над полем боя появилась новая шестерка советских штурмовиков. Их атаковали два «фоккера.». И когда один из них хотел стрелять по подбитому штурмовику, болгарский солдат удачным выстрелом из противотанкового ружья сбил фашиста. Так я узнал ответ на вопрос, который возник у меня тогда, в воздухе.

На следующий день Бориса Вандалковского отправили во фронтовой госпиталь, а Сальников вернулся домой. Вскоре в полк возвратился и Антипов со своим воздушным стрелком Андросенко. Их также спасли болгарские солдаты.

...После налетов штурмовиков на фашистов обрушились наши танки, советская и болгарская пехота. Над городом Прокупле взвился красный флаг освобождения.

Наступление продолжалось. Наши грозные «илы» уже летели над районами, где в воздухе остро ощущались пряные запахи Адриатики.

Второе рождение

Аэродром расположен между двумя горными хребтами. Рядом проходит широкая грунтовая дорога, обсаженная пирамидальными тополями. Вместе с нами базируются и истребители.

Летчики третьей эскадрильи отдыхают, разместившись под крылом самолета. Командир звена Михаил Антипов рассказывает, как они сегодня атаковали железнодорожный эшелон с вражескими войсками, отступающими из Греции.

Неожиданно Антипова вызвали на КП. Вскоре он вернулся и радостно, словно его пригласили на праздник, объявил:

— Дорохов! Летим на разведку в район Скопле. Коммунист Антипов любил летать, любое задание воспринимал как подарок. На его счету было уже пятьсот с лишним боевых вылетов на По-2 и пятьдесят восемь на «илах». Грудь командира звена украшали два ордена Красного Знамени, ордена Александра Невского, Отечественной войны и Красной Звезды.

Молодой летчик Георгий Дорохов старался во всем подражать своему ведущему. Этот боевой вылет для него был двенадцатым.

— Я так и подумал, когда вас вызвали, — весело отозвался младший лейтенант. — Поэтому сразу, как вы ушли, распорядился подготовить самолеты к вылету. Они уже готовы, можно трогаться в путь.

— Вот и хорошо! — одобрил его предусмотрительность Антипов.

...Два штурмовика, подняв клубы пыли, взлетели в воздух и взяли курс на юго-запад. Легкая дымка ухудшала горизонтальную видимость Летчикам чаще всего приходилось смотреть вниз, чтобы лучше ориентироваться на местности и не пропустить ни одной важной цели.

— Что-то не видно фашистов, — с беспокойством передал Антипов ведомому.

— Я тоже пока ничего не вижу, — отозвался Дорохов. Но через некоторое время громко объявил:

— Прямо по курсу — эшелон!

— Вижу! — довольным голосом ответил Антипов. — Лучшей цели и желать не надо... — И тут же скомандовал: — Атакуем!

Пара «илов» стремительно понеслась вниз, в долину, зажатую двумя хребтами гор. Антипов довернул самолет влево, чтобы перекрестие прицела легло точно на паровоз. Ведомый искусно повторил его маневр. Два реактивных снаряда и восемь пятидесятикилограммовых бомб разорвались в головной части эшелона и у станционного здания. Тотчас же открыли огонь вражеские зенитки. Слева и справа появились черные шапки разрывов. Но наши летчики не обращали на них внимания. Они видели, что эшелон горит, фашисты, покидая вагоны, спасаются бегством.

— Повторяем заход, — приказал Антипов. На бегущих гитлеровцев обрушилась новая волна ракетного и пулеметно-пушечного огня. За второй атакой последовали третья и четвертая.

Внизу неистово лаяли зенитки. При выходе из четвертой атаки в самолет ведущего угодил снаряд. Мотор чихнул и сбавил обороты. Мобилизовав свою волю и мастерство, Антипов повел машину вдоль долины, выбирая подходящую площадку для посадки. В кабине запахло гарью. Положение стало критическим: винт резко сбавлял обороты, давление масла упало почти до нуля. Михаил машинально отдал ручку от себя. С высоты сто метров он увидел прямо перед собой зеленый луг, за которым белели деревенские домишки. Садиться на мягкую землю с выпущенными шасси было рискованно, и Михаил решил приземляться на «живот». Левой рукой летчик вырвал прицел и выбросил его за борт, чтобы при посадке не разбить о него лицо.

— Иду на вынужденную, отказал мотор, — сообщил он ведомому.

— Не волнуйтесь, прикрою, — отозвался Дорохов, внимательно наблюдая за командиром. И тут же отвернул вправо, чтобы не мешать ведущему пилотировать подбитый штурмовик.

Вот самолет Антипова, коснувшись «животом» луга, пропахал в мягком грунте глубокую борозду и остановился. Антипов открыл фонарь, вытер рукавом пот и глянул вверх. Его ведомый парил над ним, словно горный орел.

«Что делать? — подумал Антипов. — Фашисты рядом, а до наших далеко. Плен? Нет! Живым враги меня не возьмут». И рука летчика невольно потянулась к пистолету.

— Иду на посадку! — услышал он в наушниках голос Дорохова.

— На посадку?! — удивленно воскликнул Антипов — Ты что надумал?

Но ведомый ему не ответил. Михаил выключил радио, отсоединил провода шлемофона, отстегнул ремни и выскочил из кабины.

Самолет Дорохова планировал на посадку.

Антипов вынул пистолет. Сухо прозвучали два выстрела. Из пробитого бензопровода брызнуло горючее. Летчик зажег сразу несколько спичек и бросил их в бензин. Самолет загорелся.

Тяжело, очень тяжело летчику уничтожать свою боевую машину. Но еще тяжелее оставить ее врагу.

Самолет Дорохова плавно снижался. Вот он коснулся земли и, увязая колесами в мягком грунте, едва не скапотировал.

Антипов и его стрелок побежали к месту посадки. Дорохов вылез из кабины и взволнованно сказал:

— Товарищ командир, садитесь за штурвал, а я со стрелками полечу в задней кабине!

Командир готов был расцеловать своего ведомого и верного друга. Но в этой обстановке дорога была каждая секунда.

— Хорошо! Молодец! Садись! — скупо бросил он в ответ и, прыгнув на крыло, занял место летчика. В задней кабине, согнувшись в три погибели, разместились два стрелка и Дорохов.

Антипов глянул вперед и увидел, что с дальнего конца луга, перепрыгивая через кусты, бегут фашисты. Медлить было нельзя. Летчик дал полный газ, отпустил тормоза, но самолет не сдвинулся с места. Тогда он подал вперед до отказа рычаг форсажа. Мотор взревел, машина задрожала, но продолжала стоять как вкопанная.

Антипов поспешно открыл фонарь и спрыгнул на землю. Вслед за ним покинули машину Дорохов и воздушные стрелки.

— Приготовиться к бою! — приказал лейтенант и кивнул в сторону деревни, откуда бежали гитлеровцы. Но сзади, со стороны железной дороги, тоже слышалась немецкая речь. Значит, фашисты двигались с двух сторон.

Вдруг в небе послышался гул моторов. И тотчас же из-за облачка вынырнули два краснозвездных истребителя.

— Наши! — крикнул Дорохов.

Да, это были два советских истребителя — капитан Александр Колдунов и лейтенант Виктор Степанов. Они тоже возвращались с воздушной разведки. Опытный летчик Колдунов тщательно наблюдал за всем, что происходит на земле. Пролетая над лугом, он увидел два самолета — горящий и целый; присмотревшись, отчетливо различил на их крыльях красные звезды. Заметил он и бегущих к ним фашистов. Поняв, что два наших штурмовика попали в беду, он скомандовал:

— Атакуем!

Град пуль и снарядов обрушился на головы вражеских солдат. Вслед за Колдуновым пошел в атаку Степанов. Прижав гитлеровцев к земле, они непрерывно поливали их огнем.

Этой помощью не замедлили воспользоваться наши штурмовики. Увидев, что колеса самолета увязли в мягком грунте, Антипов спокойно распорядился:

— Идите за булыжниками, к дороге! Будем взлетать!

Его уверенный тон зажег в людях надежду на спасение. Стрелки быстро принесли несколько крупных камней. Антипов сел в кабину. Дорохов с Виктором Андросенко приподняли сначала левое крыло, потом правое, а второй стрелок подложил под колеса по два булыжника. Мотор взревел, и самолет, нехотя сдвинувшись с места, медленно покатился вперед.

— Сюда, сюда, — кричал Дорохов, показывая рукой на дорогу. Антипов понял его жест, но он и сам принял такое же решение.

Переваливаясь с крыла на крыло, штурмовик выбрался наконец на шоссе. Антипов резко убрал газ и нажал на тормоза. Самолет, «клюнув» носом, остановился. Михаил положил руки на гашетку пушек. Мощный грохот выстрелов прокатился по долине. Это был своеобразный салют в честь одержанной победы. Над штурмовиком со свистом пронеслись наши истребители.

Дорохов и стрелки, не чуя под собой ног, бежали к самолету. Вот они уже сели в кабину, и Антипов уверенно повел машину на взлет.

Штурмовик набирал высоту. Мотор работал ровно. Нервное напряжение у людей постепенно спадало. Георгий Дорохов включил переговорное устройство и крикнул:

— Командир, сегодня мы вторично родились!

— Верно. Это наше второе рождение! — радостно отозвался Антипов.

— Значит, повоюем еще! — снова крикнул Георгий. Дорохов прибыл в полк недавно. Но своими замечательными качествами — мужеством, скромностью и исполнительностью — быстро завоевал доверие и уважение коллектива. Недаром его, такого молодого, коммунисты партийной организации эскадрильи избрали своим вожаком.

...Когда истребители подошли поближе, Антипов заметил на их фюзеляжах широкие белые полосы. «Да это же ребята с нашего аэродрома», — мелькнуло у него в голове. Присмотревшись, он узнал в ведущем известного летчика-истребителя Героя Советского Союза Александра Колдунова.

— Спасибо, Саша, за выручку! — поблагодарил его Антипов по радио. Колдунов тоже узнал Героя Советского Союза Михаила Антипова.

— Не за что; Миша! — отозвался он. — Иначе и быть не могло: ведь мы советские летчики.

...Судьбой экипажей Антипова и Дорохова был обеспокоен весь полк. Особенно когда узнали по радио, что Антипов совершил вынужденную посадку на вражеской территории.

И вот над аэродромом появились три самолета: два истребителя и штурмовик. По хвостовому номеру мы сразу определили, что прилетел Дорохов. Надо бы радоваться, а люди еще больше приуныли.

«Значит, Антипов погиб», — решили удрученные летчики и техники.

Каково же было наше удивление, когда из кабины штурмовика вышел Михаил. «Что за странная загадка, где же тогда Дорохов?»

— И мы здесь! — открывая фонарь, громко крикнул улыбающийся Георгий.

— Оба живы! Ура! — пронеслись по стоянке ликующие возгласы. Начались крепкие объятия, поцелуи.

— Дорогие мои! — сказал растроганный командир полка, когда Антипов доложил ему о выполнении задания. — Как я рад, что вы вернулись, что завтра вместе отметим великий праздник Октября. — Помолчав немного, Шевригин повернулся к Дорохову и добавил:- А вам, товарищ младший лейтенант, объявляю благодарность за спасение командира в бою. Обязательно представлю вас к награде.

— Служу Советскому Союзу! — отчеканил Дорохов.

Они крепко, по-мужски обнялись.

Когда летчики ушли, Шевригин снял телефонную трубку и от души поблагодарил командира истребительного полка за выручку. Этот случай еще раз подтвердил справедливость поговорки, что дружба и братство дороже всякого богатства.

...Антипов и Дорохов вошли в столовую. В зале было шумно и немного душно. Увидев в углу за столом Колдунова и Степанова, они направились к ним.

— Саша, дорогой, — сказал Михаил, — еще раз большое спасибо.

— Ладно, ладно, перестань, — остановил его смутившийся Колдунов.

— Ну хорошо, умолкаю. Знай только, что мы никогда не забудем этого... — заметно волнуясь, продолжал Антипов.

— Если бы знал, что ты будешь меня мучить благодарностями, обязательно пролетел бы мимо! — в шутку заметил Александр. — Садитесь-ка лучше с нами, перекусим. — И, повернувшись к кухне, крикнул: — Маша! Принесите еще на двух человек!

Друзья уселись за стол.

В это время в столовую вошел высокий, широкоплечий генерал в общевойсковой форме. Его сопровождал командир истребительного полка майор Свистунов.

— Лейтенант Степанов! — громко позвал Свистунов.

Виктор встал, оглянулся, и на лице его застыло изумление и радость.

— Папа! — воскликнул он, выскочив из-за стола.

— Сынок, Витя! — Генерал крепко обнял его и поцеловал. — Жив... воюешь...

Трудно описать эту волнующую встречу отца и сына вдали от Родины. Ведь они не виделись с лета 1940 года, когда генерал проводил своего восемнадцатилетнего сына в авиационную школу.

Все эти три с лишним года войны генерал Степанов провел в суровых боях. Сначала командовал стрелковым полком, затем стал командиром дивизии. Он был уже дважды ранен, когда узнал, что где-то на 3-м Украинском фронте воюет его Виктор. Напряженная боевая обстановка не позволяла отцу заняться розысками сына.

И вот теперь, услышав, что неподалеку от города, через который проходила его дивизия, есть аэродром истребительной авиации, генерал Степанов решил заехать сюда. На его счастье, сын оказался именно здесь.

Когда генералу рассказали о сегодняшнем случае со штурмовиками и истребителями, он с похвалой отозвался об их смелости и находчивости. Особое восхищение вызвал у него героический поступок Дорохова.

— А признайся, Георгий, — вдруг спросил он у летчика, — наверное, все-таки побаивался, когда шел на посадку? Поджилки-то небось дрожали?

— Дрожали, товарищ генерал, — откровенно признался Дорохов.

— Вот это честно сказано, — заметил Степанов. — Чувство страха испытывает почти каждый человек. Важно уметь побороть его в критический момент.

Беседа генерала с летчиками продолжалась долго. Никто и не заметил, как за окном сгустились сумерки. Разговоры, может быть, затянулись бы и дольше, если бы подошедший начальник клуба не напомнил, что через пятнадцать минут начнется праздничный вечер.

— Приглашаем и вас на концерт, — сказал он генералу.

— Спасибо, с удовольствием посмотрю, как отдыхают летчики, — с улыбкой ответил Степанов-отец.

...Концерт прошел хорошо. Потом летчики танцевали и пели песни. Каждый радовался наступающему празднику — 27-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

Утро 7 ноября 1944 года выдалось погожим. Окутанный легкой дымкой город Ниш был украшен красными флагами и транспарантами. Многочисленные лозунги славили Великий Октябрь, советский народ и его героическую армию-освободительницу: «Живео Советский Союз!», «Живео Црвена Армия!» Они были написаны руками партизан и жителей города.

Авиаторы 707-го штурмового полка стройными колоннами вышли на просторный плац. Здесь должен состояться митинг, посвященный 27-й годовщине Великого Октября.

Наша эскадрилья уже заняла отведенное ей место. Летчики и техники непринужденно переговаривались. У всех было приподнятое настроение.

— Интересно, а что сейчас делается в Москве? — мечтательно сказал Орлов.

— Да, хоть бы одним глазком взглянуть! — в тон ему отозвался Павел Ивакин.

— Увидеть, конечно, нельзя, а услышать — можно, — обнадежил их инженер эскадрильи старший техник-лейтенант Городниченко. — Видите открытое окно на втором этаже? Там установлен приемник. Вот и услышим, что делается в Москве!

— Станови-и-сь! — раздалась протяжная команда начальника штаба полка подполковника Лопаткина.

Из дверей казармы вышли знаменосцы с полковым Знаменем. За ними шагал Шевригин в новеньком обмундировании. Пуговицы на его темно-зеленой гимнастерке поблескивали как медали.

— Равня-я-йсь! Смирно! Равнение на Знамя! — звонким голосом командовал Лопаткин.

С любовью и гордостью смотрели авиаторы на свою полковую святыню, увенчанную орденом Боевого Красного Знамени. Ее держал в крепких руках прославленный командир третьей эскадрильи Герой Советского Союза капитан Супонин.

Приняв рапорт, подполковник Шевригин подал команду «Вольно!» Заместитель командира по политчасти Сувид вышел на середину строя и приказал первой и третьей эскадрильям развернуться флангами к середине. Образовалось нечто вроде буквы «П».

— Товарищи! — подчеркнуто торжественно начал подполковник Сувид. — Сегодня весь советский народ празднует двадцать седьмую годовщину Великой Октябрьской социалистической...

— «Рамы»! — прервал его чей-то возглас. — Фашисты пикируют на наш аэродром.

Все, как по команде, повернули головы на юг. Оттуда, из-за гор, выскочила большая группа двухкилевых самолетов. Некоторые из них уже свалились в пике, и послышались глухие взрывы. Один за другим на аэродром пикировали и остальные.

— Разойдись! В укрытия! — скомандовал Шевригин.

— Знамя в штаб! — распорядился подполковник Лопаткин.

— Ничего не понимаю, — развел руками Сувид, когда мы вместе добежали до щели, отрытой возле забора. — Сорок самолетов! Откуда они могли взяться?

Сквозь разрывы бомб мы услышали вдруг знакомый голос диктора.

— Внимание, внимание! Говорит Москва! Напрягая слух, авиаторы ловили каждое слово, доносившееся из родной столицы.

— Надо же! — возмущался Сувид. — Уже десять утра, в Москве сейчас начнется парад, а мы вот сидим в щелях!

Казалось, не нам, а самому себе он доказывал нелепость этой бомбежки. И не только Василий Семенович — все мы были удивлены и озадачены. Ведь каждый знал, что на нашем участке у фашистов не было и нет такого количества авиации. Целая армада!

Супонин, Орлов и я, выбравшись из щели, стали под деревом. До аэродрома было около двух километров. Мы видели, как «рамы» одна за другой продолжали пикировать, штурмуя стоянки наших самолетов.

— Смотри, «ястребки» взлетели! — обрадованно толкнул меня в бок Дмитрий Супонин.

В воздух действительно взмыло дежурное звено наших соседей.

Убрав шасси, истребители разогнали у земли максимальную скорость и свечой полезли вверх. Они с ходу вступили в бой. Первой же атакой каждая пара сбила по неприятельскому самолету.

На помощь отважной четверке подоспела еще одна пара, а вскоре взлетел весь полк. На фюзеляже одного самолета мы заметили много звездочек и сразу догадались: его ведет Александр Колдунов.

— Ну, этот даст прикурить, — удовлетворенно заметил Орлов.

Воздушный бой разгорался все сильнее. Неизвестные самолеты, сбросив бомбы, сначала пытались защищаться, но, не выдержав натиска наших истребителей, построились в «змейку», чтобы лучше прикрывать друг друга огнем передних пулеметов, и стали уходить в сторону города. Один из «яков» стремительно спикировал с высоты на двухкилевой самолет и открыл огонь Тридцатисемимиллиметровый снаряд его пушки разорвался в центроплане «рамы», и она, вспыхнув как факел, свалилась на землю. «Як» проскочил вперед, но тут же попал под огонь другого бомбардировщика. Пулеметная очередь угодила в кабину истребителя. «Клюнув» носом, он резко пошел вниз и разбился. Погиб кто-то из наших боевых друзей. Прощай, дорогой товарищ! Не довелось тебе дожить до светлого дня победы. В горле у меня запершило, на глаза навернулись слезы.

«Рамы» быстро приближались к нам.

— Так это же не немцы, а американцы! Союзники! — закричали наши летчики, когда на двухкилевых самолетах стали отчетливо видны опознавательные знаки военно-воздушных сил США. Да, это действительно были американские «лайтнинги».

— Решительно ничего не понимаю! — еще больше возмутился Сувид.

— Я тоже не пойму, в чем дело, — сказал Шевригин. — Союзники — и вдруг штурмуют наш аэродром.

— По-моему, не аэродром, а колонну наших войск, которая проходит сейчас возле города Ниш, — заметил начальник штаба.

— Да, да, — подтвердил Шевригин, — вчера генерал Степанов говорил, что их стрелковый корпус будет сегодня утром проходить через Ниш.

Бой в воздухе продолжался. Пара наших истребителей стремительно пошла на сближение с американцами. Рискуя быть сбитым, Колдунов вплотную подошел к ведущему «лайтнингу» и стал жестами показывать, что мы свои, союзники. Степанов бдительно охранял своего командира.

Американец, очевидно, понял жесты и с набором высоты пошел на юг. За ним последовали остальные «лайтнинги». Проводив их до вершины горы, наши истребители покачали крыльями и повернули назад.

Гроза, как говорится, отгремела. Полк снова построился на плацу. Все горячо обсуждали случившееся. Трудно было поверить, что это ошибка.

— Опять «рамы»! Еще группа «лайтнингов»! — послышались возгласы.

Но теперь уже никто не побежал к щелям. Неужели и на этот раз союзники откроют по нас огонь?

Вторая группа «лайтнингов», насчитывающая тоже около сорока самолетов, перевалила через горный хребет. И опять повторилась дикая картина. Самолеты один за другим входили в пике и сбрасывали бомбы на колонну наших войск.

Находившиеся в воздухе «яки» ринулись им навстречу. Они стремительно проносились между «лайтнингами», показывая им свои опознавательные знаки. Однако не все американцы прекратили бомбежку и обстрел. Наиболее «непонятливых» пришлось убеждать огнем пулеметов и пушек.

Над празднично украшенным городом с ревом кружилась целая армада самолетов.

Александр Колдунов, как и в первый раз, пристроился со своим напарником Виктором Степановым к ведущему группы американских бомбардировщиков и стал указывать ему дорогу домой. В конце концов «лайтнинги» не столько по желанию, сколько по принуждению прекратили штурмовку шоссе и повернули назад.

Через летное поле, нарушая все правила движения, неслись санитарные и грузовые автомашины. Они везли в санчасть раненых пехотинцев.

— Ну и натворили дел союзнички! — с нескрываемой злобой сказал Александр Колдунов, только что возвратившийся из полета.

— Кто им теперь поверит, что они ошиблись?! — отозвался Степанов. И уже спокойнее продолжал: — Но за вас я здорово поволновался. Ведь любой американец мог послать вам очередь в спину. Правда, я все время был настороже. Если бы хоть один «лайтнинг» пошел в атаку, враз бы его сшиб!

Александр Колдунов снял шлем и сел под крылом самолета. Черные кудри его были мокрыми от пота. Степанов примостился рядом. Он тоже чувствовал себя усталым: хотелось лечь на землю и забыться.

Неожиданно подъехала санитарная машина. Из кабины выскочила раскрасневшаяся девушка-военфельдшер и скороговоркой выпалила:

— Товарищ лейтенант, вас просит к себе генерал.

— Какой генерал? — встрепенулся летчик. В голове шевельнулось недоброе предчувствие.

— Ваш отец! — ответила девушка — Садитесь быстрей, поехали!

Виктор залез в кабину, и машина помчалась по аэродрому. Через несколько минут она, скрипнув тормозами, остановилась возле госпиталя. Лейтенант вбежал в палату.

У открытого окна на высокой койке лежал раненый с забинтованной головой. Лицо у него было белое, как простыня, губы запеклись. Летчик с трудом узнал в нем отца.

— Папа? Что с тобой? — сдавленным голосом спросил Виктор, склоняясь над постелью. — Неужели это они?

— Да, они, — тихо ответил за генерала стоявший рядом врач.

— Раны опасны?

— Тяжелое положение... Один осколок пробил навылет грудь, второй попал в живот, третий — в голову. Кроме того, у него большая потеря крови.

Генерал глубоко вздохнул и едва слышно прохрипел:

— Витя... сынок...

— Здесь я, папочка, — отозвался Виктор. Две крупные слезы скатились по его лицу и упали на щеку отца. Генерал медленно открыл глаза:

— Сынок... Я кажется свое сделал... Но империалисты...

Глаза его снова закрылись. Он глубоко вздохнул, захрипел и внезапно утих. Врач взял руку генерала, чтобы прощупать пульс, но вскоре опустил ее и тихо промолвил:

— Скончался...

Гнев и ярость вызвал у нас разбойничий налет американских самолетов на наши войска. В самом деле, разве можно оправдать его ссылкой на потерю экипажами ориентировки, как это сделал представитель ВВС США?! Даже если такое произошло с первой группой, ее ошибку не могла повторить вторая, поскольку между ними поддерживалась радиосвязь. Ведущий первой группы мог сообщить второй о том, что в долине находятся советские войска. Однако вторая группа вышла на ту же часть колонны, которую только что бомбили и поливали свинцом их предшественники. Нет, тут дело не было похоже на потерю ориентировки, на ошибку!

В свое оправдание американцы утверждали также, что их самолеты шли штурмовать фашистские войска, отступавшие из Греции в Триест. Это тоже не соответствовало истине. Немецкие войска двигались не рядом с городом Ниш, а примерно в четырехстах километрах от него.

Американское командование, конечно, извинилось перед нашим за этот «инцидент». Но что толку от этих лживых слов? Ими не вернешь наших дорогих товарищей, погибших во время предательского налета «союзников».

А праздник Великого Октября мы все-таки отметили. Жизнь брала свое.

* * *

Войска 3-го Украинского фронта, продолжая наступление, переправились через реку Мораву и своими передовыми частями подошли к городам Паланка, Младеновац и Белград. 14 октября танкисты генерала В. И. Жданова ворвались на южную окраину югославской столицы и захватили мост через реку Саву. Плечом к плечу с нашими бойцами сражались воины Народно-освободительной армии Югославии. К вечеру 20 октября Белград был освобожден.

В этом стремительном наступлении активно участвовал и. наш авиаполк, поддерживая штурмовыми и бомбовыми ударами продвижение танков и пехоты. С нашей помощью наземные войска на ряде участков пересекли югославо-венгерскую границу. Освобождение братской Югославии подходило к концу. Впереди нас ожидали зеленые равнины Венгрии. 7 ноября 1944 года наши передовые части форсировали у Апатина и Ватина Дунай и захватили плацдармы на правом берегу.

...Утро. Тихо. Осеннее солнце медленно поднимается над горизонтом. Сытно позавтракав, летчики идут к самолетам, чтобы заблаговременно осмотреть их и принять от механиков.

Ко мне подошел Петр Косачев и доложил.

— Товарищ командир, самолет к вылету не готов. Не работает радиостанция. В передатчике перегорели две лампы.

— Немедленно доложите инженеру полка. Если ламп нет, пусть заменят передатчик.

Не успел Косачев отойти от меня, как с командного пункта передали:

— Комэска три к командиру полка. Шевригин встретил меня с раскрытой картой.

— Вот на этой станции, — указал он, — стоят пять немецких эшелонов с войсками и техникой. Вашей эскадрилье нужно нанести по ним удар. Вылетайте немедленно.

— Ясно, товарищ подполковник, разрешите выполнять?

— Выполняйте!

Летчики уже ждали меня возле моего самолета, чтобы получить боевую задачу. Ко мне подбежал запыхавшийся Косачев:

— Товарищ лейтенант, техник и радиомеханик заканчивают установку нового передатчика, самолет к вылету готов.

— Хорошо, — ответил я. — А то мне пришлось ломать голову: кого взять вместо тебя. Задачу поставили очень сложную.

— Наверное, фашистов по траншеям гонять будем, — заметил Петр Орлов.

— А я думаю артиллерию глушить, — сказал Николай Сербиненко.

— Не угадали, — ответил я им, — будем громить эшелоны на станции,

Все стало ясно. Хуже нет, когда неизвестно, куда и зачем лететь. А когда узнаешь, какая поставлена задача, сразу становится легче на душе. Все быстро нашли на карте нужную железнодорожную станцию и проложили к ней маршрут.

И вот мы в воздухе. Слева от меня летчик Петр Орлов, справа — Романцов, Ивакин, Дорохов и Косачев. Вторую шестерку ведет Михаил Антипов. Нас прикрывают восемь истребителей во главе с Героем Советского Союза Виктором Меренковым.

Идем плотным строем на высоте тысяча восемьсот метров. Впереди виден окутанный утренней дымкой Дунай. На его западном берегу наши наземные войска ведут бои.

За десятки километров заметен дым горящих югославских деревень.

Вот и широкая, темная лента реки. В районе Апатин она густо усеяна островами. Хорошо видны паромы, катера, лодки и даже фонтаны воды при взрывах снарядов.

Над линией фронта нас встречают огнем вражеские зенитчики. Идем с небольшим снижением на цель. Впереди отчетливо вижу железнодорожную станцию. Четыре эшелона стоят под парами, пятый — уже в пути.

— В атаку! За мной! — командую по радио и, повернув самолет влево, перевожу его в пике. За мной пикируют остальные самолеты, пуская реактивные снаряды и сбрасывая стокилограммовые фугасные бомбы.

В воздухе появляются черные шапки разрывов. Заговорила зенитная артиллерия противника.

— Еще заход! — даю я команду и снова бросаю самолет вниз. Станция — в дыму и огне. Только по высоким столбам пара можно определить, где стоят разбитые паровозы.

Пора собирать группу и уходить.

В этот момент я и вспомнил о пятом эшелоне. Неужели уйдет? Решение созрело быстро.

Обычно после штурмовки мы собирались и уходили к линии фронта. Теперь я повел эскадрилью на запад.

Настигнув пятый вражеский эшелон, мы развернулись и пошли в атаку. Зенитчики встретили нас ураганным огнем. Но они не смогли остановить стремительный натиск штурмовиков.

— Поезд свалился под откос! Ура! — слышу торжествующий возглас Антипова.

Потом узнаю голос Виктора Меренкова, который поздравляет друзей с успехом.

Вдруг в эфир врывается Косачев:

— Товарищ командир, отказал мотор.. Иду на вынужденную...

— Всем прекратить работу на передачу! Стать в круг и прикрыть посадку Косачева.

Самолеты один за другим разворачиваются влево, образуя вытянувшийся эллипс.

Вынужденная посадка всегда неприятна. Особенно тяжело становится на душе, когда приходится сажать машину на занятой врагом территории. Сколько в таких случаях летчика подстерегает всяких неожиданных опасностей!

Правда, Югославию мы не считали чужой. Здесь нас повсюду принимали тепло и сердечно. Но мы помнили, что там есть и враги — четники, которые активно сотрудничали с фашистскими оккупантами.

Одиннадцать штурмовиков ходили по кругу, внимательно наблюдая за самолетом Косачева. Вот он спланировал в огромный овраг и коснулся колесами земли. Едва не скапотировав, машина быстро остановилась, очевидно увязла в мягком грунте. Из кабины никто не вышел. В чем дело? Неужели летчик и стрелок погибли?

Нет, Косачев жив. Открыв фонарь, он медленно встал, вылез из кабины, неуверенно помахал рукой и лег возле самолета. Очевидно, летчик не успел выбросить прицел и при посадке разбил о него лицо.

Мы сознавали, в каком тяжелом положении оказался наш друг, но помочь ему, к сожалению, ничем не могли. Горючее в баках подходило к концу. Надо было уводить группу домой.

Минут через тридцать мы и прикрывавшие нас истребители благополучно произвели посадку. Все думали о Косачеве...

Прошло около месяца. Однажды, возвращаясь после ужина из столовой, мы увидели шагающего нам навстречу бравого летчика в шапке-кубанке, надетой набекрень.

— Братцы! Это же Косачев! — воскликнул кто-то. Все бросились обнимать Петра. Чуть не задушили его в объятиях.

Когда пришли в общежитие, летчик подробно рассказал обо всем, что с ним приключилось. Тяжело было слушать его.

При посадке Косачев, как мы и предполагали, сильно ушибся. По щеке у него текла кровь, в голове шумело. Поэтому он решил полежать на земле. Очнулся летчик от выстрелов. Автоматные очереди доносились слева. Он достал пистолет и приготовился драться до последнего патрона.

Стрельба усиливалась. Теперь она слышалась совсем рядом. Петр догадался, что югославские партизаны пробиваются ему на выручку.

Превозмогая боль, Косачев вытащил из кабины убитого стрелка, сел на его место и дал пулеметную очередь по кустам, откуда доносились выстрелы. Вскоре на краю оврага показались люди.

«Свои или чужие? Стрелять или подождать?» — ломал голову летчик.

— Свои! Партизан! Югослав! — послышался рядом женский голос.

Косачев взглянул влево и увидел радом с самолетом девушку с автоматом. На шапке у нее была пришита красная ленточка.

— Туда стреляй! — крикнула она, рукой указывая на кусты. — Бей фашистов!

Теперь летчик точно знал, где свои, где чужие, и открыл огонь из крупнокалиберного пулемета. Фашисты не выдержали этого удара с тыла и отступили. Подбежавшие югославские партизаны увели Косачева с собой в лес. Унесли они и тело его друга, убитого еще в воздухе осколком зенитного снаряда.

Почти три недели Петр находился в партизанском отряде. Он участвовал во многих боях. Когда наши войска освободили район, где они действовали, летчик вернулся в родную часть. Позже Косачев очень часто вспоминал своих югославских друзей, и особенно девушку Милену, которая первой пришла ему на помощь.

 

 

На венгерской земле

С началом боев на будапештском направлении наш полк перебазировался на аэродром, расположенный возле деревни Мадоча. Мы непрерывно поддерживали наши наступающие войска, уничтожая очаги сопротивления противника.

26 декабря 1944 года кольцо вокруг вражеской группировки, оборонявшей Будапешт, замкнулось. Были окружены девять дивизий, в том числе три танковые, и большое количество тыловых частей. Всего в котле оказалось около ста восьмидесяти тысяч солдат и офицеров.

Враг делал отчаянные попытки прорваться к своим окруженным частям. В воздухе и на земле, не утихая, шли упорные бои. На какой-то период нашим наземным войскам пришлось перейти даже к обороне.

Но вскоре 3-й Украинский фронт возобновил наступление. 23-й танковый и 104-й стрелковый корпуса наносили удар с севера, а 26-я армия с юга. Обе группировки действовали в направлении населенного пункта Шарошд. Нужно было окончательно разгромить 6-ю танковую армию противника, костяк которой составляли известные дивизии СС «Мертвая голова» и «Викинг», вооруженные новыми танками «тигр» и «пантера». Наши штурмовики, прикрываемые истребителями, действовали над районами Адонь, Дьёр и Пустасабольч. Особенно «жарким» было 29 января 1945 года. В первой половине дня мы успели сделать по три боевых вылета. Обед нам доставили прямо к самолетам. Едва успел я разделаться с первым блюдом, как меня вызвали к командиру. Приказ Шевригина был до предела лаконичным. Напряженность боевой обстановки чувствовалась и здесь, вдали от линии фронта.

— Уничтожить танки в районе Пустасабольч. Прикрывает Краснов. Вылетайте!

— Ясно! Выруливаю, — также кратко ответил я командиру.

Без лишних слов поставил я задачу летчикам:

— По самолетам. Танки. Пустасабольч! И у летчиков я не заметил никаких лишних движений. Все стремились быстрее подняться в воздух.

Когда мы набрали высоту примерно четыреста метров, к нам пристроились истребители сопровождения. Увидев, что майор Краснов после взлета не убрал «ногу», я не сдержался и крикнул по радио:

— Николай! У тебя не убралось левое шасси!

— Знаю! — спокойно ответил он.

Его ответ показался мне самонадеянным. Я хорошо представлял себе, как трудно придется ему в воздушном бою. А в последние дни не было ни одного вылета, который бы не заканчивался встречей с противником.

— Краснов! Иди обратно! — передал я.

— За меня не беспокойся, — ответил он. — И на таком самолете я любого гада загоню в землю.

Я хорошо знал этого мужественного летчика-истребителя и верил ему. Больше того, я всегда завидовал его выдержке и хладнокровию. Ведь не зря ему присвоено звание Героя Советского Союза, не зря его грудь украшена еще двумя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского и Отечественной войны.

Я согласился с майором Красновым, но внутренне чувствовал неудовлетворенность таким решением. Если его подобьют, как он будет сажать самолет в поле на одно колесо?..

Слева под крылом показался Дунай. А вот и Пустасабольч! Южнее его видны танки. С высоты каждый из них выглядел не больше спичечной коробки.

Перевожу самолет в пикирование. Цель приближается. Плавно нажимаю на кнопку, два реактивных снаряда с воем срываются с балок. За мной в атаку устремляются другие штурмовики. Но результаты первого захода неважные; подожжен всего один танк. Даю команду: бомбить с высоты двести метров.

Шестерка истребителей кружится над нами Краснов держится недалеко от меня. Изредка слышен его спокойный басок:

— Поточнее, ребята, бейте! Танки под деревьями, у дороги!

Наблюдаю за атаками. Каждый летчик пикирует почти до самой земли — будто хочет собственными руками положить бомбу на фашистский танк. А ведь ниже чем с четырехсот метров бомбить небезопасно. Не напоминаю об этом только потому, что так действовать вынуждает боевая обстановка. После следующих двух заходов загорелись еще три танка и две автомашины.

На снегу валялись десятки трупов вражеских солдат и офицеров.

И вот все бомбы сброшены. Снарядов тоже осталось не более трети боекомплекта. Надо приберечь на случай воздушного боя. Даю команду:

— Атаки прекратить! Сбор!

Жданову приказываю прикрыть замыкающих. Один за другим летчики пристраиваются к моему самолету.

В воздухе появилась шестерка «фоккеров». Как я и предполагал, они сразу же ринулись в атаку на приотставших Дорохова и Ивакина. Но Краснов был начеку. Меткой очередью он срезал ведущего вражеской группы. Все штурмовики успели встать в оборонительный круг и начали отбивать атаки фашистских истребителей. Вскоре еще два «фоккера» упали на землю.

— Шмелев, уходи домой! Мы одни с ними расправимся, — передал мне Краснов.

— Понял, ухожу! — ответил я и приказал штурмовикам перестроиться в «змейку».

Прижимаясь к земле, возвращаемся на аэродром. Под крылом уже промелькнула широкая лента Дуная. Но где же наши истребители?

— Краснов! Тебя не вижу! Прием!

— Все в порядке! Противник скован! Вы в безопасности! Сейчас догоним!

Вокруг нас действительно не осталось ни одного «фоккера». Мы перестраиваемся в правый пеленг и продолжаем полет.

Вскоре над нами появляются истребители прикрытия. Однако самолета ведущего среди них почему-то нет.

— Краснов! Где ты?

— Он подбит, пошел на вынужденную... — ответил мне чей-то взволнованный голос.

В эфире стало тихо. Мы летели над Венгерской равниной. Миновали Дунапентеле... Подошли к Мадоче... Сели.

А Краснов не вернулся. Через некоторое время мы узнали подробности его гибели.

После ухода штурмовиков от цели истребители прикрытия свалили еще двух «фоккеров» и одного «мессера». Но и самолет Краснова был подбит. Вражеский снаряд угодил ему прямо в мотор.

Николаю удалось выпустить вторую «ногу». Но при посадке на рыхлый снег его машина, едва коснувшись колесами земли, перевернулась.

Так погиб прекрасный человек и мужественный воздушный боец Николай Федорович Краснов, сын гороховецкого котельщика из деревни Княжики, Владимирской области, Герой Советского Союза. На его боевом счету было тридцать девять уничтоженных самолетов противника.

В землянку вошел посыльный и доложил, что меня вызывает командир дивизии. «Зачем бы это? — подумал я. — Ведь погода нелетная. Облака висят над самой землей, идет снег, видимость по горизонту не превышает пятисот метров».

Генерал-майора авиации Г. И. Белицкого я застал за изучением карты.

— Готовьтесь к вылету, — негромко сказал он. — Сегодня в одиннадцать часов утра вы и Орлов должны разбросать над Будапештом листовки с ультиматумом советского командования о капитуляции будапештского гарнизона. При выполнении этой задачи оружия не применять. Ставлю вас в известность, — добавил генерал, — что сегодня же в распоряжение противника отправятся для вручения ультиматума наши офицеры-парламентеры.

Да, не легкая задача досталась мне с Орловым. Шансов на возвращение из того пекла, куда нас посылали, было очень немного. Командир дивизии это тоже понимал.

— Держись, сынок! — ласково сказал он. — Кому-то ведь надо лететь. Сам понимаешь...

— Все ясно, товарищ генерал, — ответил я. — Разрешите готовиться к вылету?

— Идите, готовьтесь!

Командованию 3-го Украинского фронта было хорошо известно, что немецко-фашистские войска готовят контрнаступление из района юго-восточнее Комарома. Сюда гитлеровцы перебросили две лучшие танковые дивизии СС — «Викинг» и «Мертвая голова». Наша разведка установила также, что и окруженная в Будапеште вражеская группировка намечает нанести удар из района Буды в северо-западном направлении.

Эта обстановка требовала от нас решительных действий по уничтожению будапештского гарнизона. И все-таки наше командование, руководствуясь гуманными целями, сочло возможным обратиться к противнику с предложением о капитуляции.

— Для нас с тобой сегодня погода летная! — сказал я Орлову, возвратившись с командного пункта. И тут же передал ему наш разговор с генералом.

— Что ж, давай уточним обстановку, — спокойно ответил Петр и вынул из планшета карту.

Посоветовавшись, мы решили, что в снегопад нам лучше пройти над городом на бреющем, чтобы затруднить действия вражеских зенитчиков. Но на такой высоте нас подстерегала другая опасность: можно было врезаться в трос аэростата воздушного заграждения или в шпиль костела.

— И все же пойдем на бреющем, — сказал Петр.

— Учти: стрелять нам запрещено, — напомнил я другу.

— Вот тебе раз! Какое же это боевое задание?

— Пойми, Петя! Мы — воздушные парламентеры.

— Нет, я не согласен спокойно наблюдать, как по нас начнут палить вражеские зенитки.

Внутренне я был согласен с ним и доложил наше мнение генералу. В конце концов он разрешил нам при крайней необходимости применить оружие. Но только для обороны.

В начале одиннадцатого на аэродром прибыли представители политуправления фронта. Они привезли листовки.

И вот мы, выслушав сердечные напутствия друзей, сели в машины и запустили моторы. Орлов подрулил ко мне справа. Штурмовики, словно связанные, пошли на взлет.

Через некоторое время внизу показался узкий и продолговатый остров Чепель. Вот-вот должен быть Будапешт.

До боли в глазах всматриваюсь в белесую муть облаков. В голове мелькают мысли о тросах, шпилях, зенитках. Нервы напряжены до предела... Вдруг передо мной из-за снежной кисеи появляются силуэты двух башен. Хорошо, что я моментально среагировал и, поставив самолет на крыло, сумел проскочить между шпилями. У меня даже пот выступил на лбу. Жив! Оглянулся на Орлова. Он прошел правее.

Под нами — Пешт, левобережная часть города...

Часы показывают одиннадцать. Вышли на цель точно в срок. Забегая вперед, скажу, что как раз в это время фашисты убили двух советских парламентеров: одного — когда он с большим белым флагом шел к вражеским передовым позициям, другого — когда тот, передав ультиматум, направился назад домой. Так гитлеровские оккупанты ответили на заботу советского командования о сохранении венгерской столицы и ее жителей, о предотвращении излишнего кровопролития.

Над Пештом я открыл бомболюки. Мощная струя листовок скользнула вниз и исчезла в снежном вихре. Главное было сделано.

Вражеские зенитки молчали. Гитлеровцы, видимо, даже не предполагали, что в такую погоду в небе могут появиться наши самолеты.

Описав над Будапештом дугу, снова вышли к Дунаю и легли на обратный курс. Аэродром оказался закрыт покрывалом метели. Я связался по радио с командным пунктом и попросил осветить ракетами взлетно-посадочную полосу. Только после этого нам удалось сориентироваться и произвести посадку.

Зарулив самолет на стоянку, я вылез из кабины и облегченно вздохнул. Волосы у меня были мокрые от пота, рубашка тоже прилипла к телу. Я не сразу заметил, как подошел Орлов, как нас окружили летчики и техники.

— Порядок, ребята, порядок! — устало говорил Петр в ответ на поздравления друзей.

Увидев командира дивизии, я пошел навстречу, чтобы доложить о выполнении задания. Во всем теле еще чувствовалось напряжение.

Потом мы с Орловым совершили еще четыре таких же полета. Всего над Будапештом было сброшено полтора миллиона листовок.

Всякий раз, когда мы, возвратившись домой, докладывали генералу Белицкому о выполнении задания, он скупо говорил:

— Хорошо.

— А после пятого полета разволновался, обнял каждого из нас и по-отечески сказал:

— Молодцы, ребята! Спасибо, сынки!

3 января в полк поступила телеграмма, в которой командующий 17-й воздушной армией генерал В. А. Судец объявил благодарность нам с Орловым и нашим воздушным стрелкам. Через несколько дней генерал Белицкий вручил нам ордена Отечественной войны — мне первой, а Петру — второй степени.

...После зверского убийства наших парламентеров советские войска начали решительный штурм будапештских укреплений. На земле и в воздухе вновь разгорелись бои. Только за 4 января наши истребители и зенитчики уничтожили пятьдесят самолетов противника. В самом Будапеште мы отвоевывали у гитлеровцев все новые и новые районы: пятого января заняли двести тридцать три квартала, шестого — сто семьдесят три, седьмого — сто шестнадцать. Десятого января нами были взяты Капосташмедьер, Уйпешт, Ракошпалота, Палотауйфалу, Пештуйхей, Кишпешт и Кошутфалва.

Мне поставили задачу: группой в составе восемнадцати «илов» под прикрытием двадцати четырех истребителей нанести штурмовой удар по танковой колонне противника, обнаруженной возле местечка Фюнье, чуть южнее озера Веленце. Когда мы вышли в заданный район, вражеские зенитчики открыли ураганный огонь. Но ни один штурмовик не свернул с боевого курса.

Во время третьего захода в атаку я услышал резкий удар по корпусу самолета, а потом возглас воздушного стрелка Виктора Сучкова:

— Товарищ командир, горим!

Передаю командование группой своему заместителю — Герою Советского Союза Николаю Сербиненко, а сам бросаю машину в пикирование, чтобы сбить пламя. Вывел ее из пике почти у самой земли. Спросил стрелка: сбито ли пламя?

— Нет, — ответил он. — Горим!

Значит, зенитный снаряд разорвался внутри масляного радиатора и загорелось масло. Это уже хуже. Надо немедленно садиться, пока самолет не взорвался в воздухе.

Прямо передо мной железнодорожная насыпь. Не миновать мне удара о нее. Машина уже не слушается рулей. Так и есть. Резкий удар и... провал в небытие.

Очнулся я от прикосновения чьих-то рук. Воздушный стрелок и незнакомый солдат-пехотинец пытались вытащить меня из кабины.

— Товарищ летчик, бежать надо!

— Куда? Зачем?

— К своим, в траншею. Немцы-то рядом, вон в том овраге.

Пожалуй, солдат прав. Медлить нельзя. Поспешно вылезаю из кабины, и мы втроем бежим к траншеям.

Добравшись попутной автомашиной до штаба 46-й армии, я разыскал полковника Б. А. Смирнова, который возглавлял оперативную авиационную группу, и доложил ему обо всем случившемся. Борис Александрович очень удивился, услышав мою фамилию.

— А мне сказали, что вы сбиты над вражеской территорией и попали в лапы к фашистам. Мы вас давно разыскиваем.

Полковник Смирнов сообщил о моем экипаже по радио сначала командиру дивизии, а потом командующему армией. Генерал Г. И. Белицкий прислал за нами легковую автомашину. Меня тронула эта забота.

Давно прошел тот день, когда мы совершили последний боевой вылет на Будапешт. Вернее, на Буду, так как Пешт был освобожден от фашистов значительно раньше. Теперь остатки гарнизона сдались и в Буде. В венгерской столице канонада смолкла.

Зато возле города Секешфехервар, между озерами Балатон и Веленце, бои разгорелись с новой силой. Озлобленный враг, очевидно, рассчитывал взять реванш за потерю будапештской группировки. На одном из участков ему даже удалось прорвать наши боевые порядки и выйти к Дунаю.

Осложнилась обстановка и в воздухе. Фашисты подбросили истребителей. Летать становилось все труднее. В воздушных боях мы потеряли трех замечательных летчиков — Попова, Пункевича и Миронова. Несли потери и прикрывающие нас истребители.

— Гости пожаловали! — эта весть мгновенно облетела полк. К нам приехали наши боевые друзья — истребители.

— Давно бы пора! — не то хмурясь, не то радуясь, сказал мне Сербиненко. — А то ведь только и встречаемся в воздухе.

— Обстановка не позволяла, Коля, — ответил я ему. — А сегодня и на земле встретимся с ними.

Группу истребителей возглавлял Герой Советского Союза капитан Виктор Меренков. Мы знали друг друга еще по совместным боям в Югославии. Этот замечательный летчик совершил уже более двухсот боевых вылетов, лично сбил двадцать пять самолетов противника. Вспоминаю один из его воздушных боев над Будапештом. Тогда Виктор дрался с двенадцатью «мессершмиттами». Свыше десяти минут продолжалась эта жестокая схватка. И Меренков не только уцелел сам, но и сбил три вражеских самолета.

Особое уважение питали мы к нему еще и потому, что многие из нас участвовали в освобождении родины Виктора — города Орла. А Виктор Меренков гордился тем, что происходит из коренных орловских крестьян.

— Вот пришли посоветоваться с вами, как друзья, как коммунисты, — заговорил Виктор Меренков, когда гости и наши летчики разместились за столом. — Нам свои дела в последнее время не нравятся. Вам, наверное, тоже. Насколько я знаю, три машины вы уже потеряли. Что это — неизбежные боевые потери, как мы привыкли указывать в донесениях? Конечно боевые, но никак не неизбежные. Можно терять меньше, если лучше взаимодействовать. Ведь и мы — истребители — несем ответ за ваши неудачи. Вот и давайте поговорим об этом по-партийному. Не беда, если кое-кому нервы пощекочем.

— Маловато самолетов выделяете для прикрытия, — вступил я в разговор. — Восьмерку штурмовиков прикрывает обычно одна-две пары истребителей. А фашисты нападают на нас группами по восемь — двенадцать «мессеров». Как вы ни крутитесь, они все-таки прорываются к нам.

— Не от хорошей жизни летаем парами, — признался Меренков. — Маловато самолетов... Но и при этом условии можно найти какой-то выход.

— В последних боях, — заметил Сербиненко, — мы потеряли двух штурмовиков. И оба шли в группе замыкающими. Так, например, погиб Володя Пункевич...

— Что же вы предлагаете? — спросил Меренков.

— Считаю, что поскольку вас, истребителей прикрытия, мало, то, вам надо оберегать главным образом замыкающий штурмовик. А внутри строя мы сами друг друга прикроем.

— Дельный совет! — поддержал я Николая Сербиненко.

Разговор продолжался. Много интересных мыслей было высказано о построении боевых порядков на маршруте, над целью и в момент ухода от нее.

В разгар беседы ко мне подошел посыльный и шепнул на ухо:

— Товарищ старший лейтенант, вас вызывает генерал Белицкий.

Я сразу вышел. Генерал встретил меня несколько странным вопросом:

— Аэродром Алибунар, в Югославии, вам знаком?

— Только по карте, товарищ генерал.

— Жаль, что вам ни разу не приходилось там садиться, — сокрушенно заметил командир дивизии. — Что ж, в таком случае получше изучите этот район по карте и хорошенько продумайте маршрут полета. Вылет — по готовности. Но постарайтесь побыстрее все сделать, — скажем, за полчаса. И еще одна просьба: о том, куда летите и зачем, никому ни слова. Поняли?

Я утвердительно кивнул головой. А генерал продолжал:

— Когда прилетите на аэродром Алибунар, тоже не ведите ни с кем разговоров, кроме командира 194-й истребительной дивизии. Полковника Дементьева знаете?

— Знаю, товарищ генерал!

— Вот этот пакет вы передадите лично ему.

И еще раз подчеркнул: «Лично!»

Он тут же передал мне небольшой, немного помятый конверт. Сургучных печатей на нем почему-то не было. Это меня немного озадачило.

Заметив мое смущение, генерал пояснил:

— Здесь письмо командующего армией генерал-полковника авиации Судец. Если придется сесть на вынужденную, пакет сразу уничтожьте. Командующий придает большое значение этому полету. Ясно?

Не теряя времени, я поспешил к самолету. По дороге повстречался с Николаем Сербиненко. Моя озабоченность не ускользнула от его внимания.

Рассказывая, чем закончились разговоры с истребителями, он все время посматривал на меня, рассчитывая, что я сам похвалюсь, зачем меня вызывали в штаб дивизии. Наконец Сербиненко не выдержал и перешел в атаку:

— А почему один летишь, без прикрытия? Ведь в паре лучше.

Эх, Коля, Коля! С каким бы удовольствием я пригласил тебя в этот полет. Нелегким он будет: видимость плохая, предвидится дождь с мокрым снегом, а садиться придется на незнакомом аэродроме. Но приказ есть приказ.

Не дождавшись моего признания, Николай дружески хлопнул меня крагой по спине и сказал:

— Ну лети, ни пуха ни пера!

Около часа вел я машину по незнакомому маршруту. Внизу проплывали заснеженные равнины, перелески, скованные льдом речки. Я внимательно следил за временем, то и дело сличал карту с местностью. Из головы не шли слова генерала: «Командующий придает большое значение этому полету». Было приятно от сознания, что мне оказано такое доверие.

На аэродроме Алибунар меня никто не встречал. Здесь, в глубоком тылу, вообще не ждали прилета самолета в такую плохую погоду. Когда я приземлился и. зарулив на стоянку, поставил свой штурмовик рядом с занесенным снегом связным По-2, то первый попавшийся летчик сочувственно спросил у меня:

— Что, друг, заблудился?

Я молча кивнул и зашагал по тропинке к командному пункту. Здесь меня тоже встретили таким же вопросом. Но, когда я в ответ сказал, что мне нужен лично полковник Дементьев, дежурившие на командном пункте офицеры изменили отношение ко мне и вызвали легковую автомашину.

Полковник Дементьев встретил меня приветливо. Я вручил ему пакет и стал ждать. По мере того как командир дивизии читал приказ командующего армией, лицо его становилось все более озабоченным. Можно было догадаться, что пакет я доставил не совсем обычный.

На следующий день все прояснилось. На нашем аэродроме нежданно-негаданно приземлились два истребительных полка. Третий полк дивизии Дементьева перелетел под Будапешт — в Кишкунлацхазу.

Годы сгладили многие детали тех событий. Зато теперь стало более понятно значение того маневра силами, который задумал тогда и блестяще осуществил командующий 17-й воздушной армией генерал-полковник авиации Судец.

Неожиданное для противника появление трех свежих полков истребителей коренным образом изменило обстановку в воздухе в нашу пользу. А это положительно сказалось и на дальнейшем ходе боевых действий наших наземных войск.

* * *

Сделав за день по нескольку боевых вылетов, мы сильно утомились и сразу после ужина крепко уснули. Среди ночи нас разбудили крики посыльного:

— Тревога! Тревога! Самолеты тонут!

Мы быстро оделись и, спотыкаясь в темноте, побежали на аэродром. Он примыкал к восточной окраине деревни. Западнее его протекал Дунай.

Переполненная вешними водами река вышла из берегов и стала заливать аэродром. Надо было спасать машины.

— Чего стоите? — крикнул генерал Белицкий собравшимся людям. — Всем в воду! К самолетам!

Неприятно было после теплой постели лезть в холодную воду. Но раз надо, так надо. Десятки, людей бросились на борьбу со стихией. Пример всем показал парторг Дорохов, увлекший остальных коммунистов.

Вместе с механиком, старшиной Чекулаевым, мы подошли к своей машине. Колеса и хвост ее уже были скрыты водой. Быстро взобрались на левое крыло. Чекулаев расчехлил машину. Я сел в кабину, запустил мотор и включил крыльевую фару. Белесый луч, словно кинжал, распорол темноту.

Раздался мощный гул справа, потом и слева. Это запустили двигатели Николай Сербиненко и Петр Орлов. Рассекая, словно глиссеры, водную гладь, самолеты один за другим стали въезжать в деревню. Здесь мы осторожно расставляли их на улице и между домами.

Рокот моторов, выкрики команд разбудили деревню. Вначале мадьяры лишь с удивлением наблюдали за этой суматохой, а потом многие из них стали нам помогать. Хорошо зная свою деревню, все низины и возвышенности, они указывали места возможных стоянок и наиболее удобные подъезды к ним. Некоторые принесли из дому фонари «летучая мышь».

...Летчик Павел Михайлович Ивакин рулил свою машину, соблюдая все правила предосторожности. Вдруг она резко накренилась вправо и, «клюнув» носом, остановилась. Самолет угодил в одну из ям, скрытую под водой. Павел Михайлович убрал газ и выскочил из кабины. Мокрая одежда липла к телу, сковывала движения.

Бывший учитель далекой сибирской деревни, а теперь всеми уважаемый летчик, не раздумывая, прыгнул в студеную воду и стал ощупывать рукой стойку шасси и колесо.

— Все в порядке, целы, — обрадованно сказал он механику.

К самолету подошел командир эскадрильи Герой Советского Союза капитан Супонин.

— Что случилось? — спросил он.

— Яма, товарищ командир, — виновато ответил Ивакин. — Темно, все залито водой, ничего не видно.

— Знаю, что под водой не видно, — оборвал его Супонин. — Мы давно работаем на этом аэродроме, пора уже все ямы на память знать. Механик, собирайте людей!

— Товарищи, сюда, к самолету! — протяжно крикнул всегда спокойный механик Пылаев.

К штурмовику Ивакина с разных сторон стали подходить люди. Все были по пояс мокрые. Десятки рук вцепились в правую плоскость.

— Раз, два — взяли! — раскатисто командовал подошедший старший техник эскадрильи Городниченко.

Правая плоскость медленно приподнялась, и самолет выровнялся.

— Пошел, — раздалось несколько голосов. Летчик сел в кабину, дал газ, и машина с ревом поползла вперед. Кто-то упал в воду и зачертыхался, кто-то возбужденно кричал:

— Давай! Давай! Вперед!..

Мокрые до нитки, грязные и продрогшие, мы собрались у большого тополя, на краю деревни. Весенний рассвет медленно вставал над венгерской землей, снимая завесу тьмы с боевых машин, приютившихся около домов.

Кроме самолетов нашего полка на аэродроме стояли истребители и бомбардировщики. Им тоже этой ночью пришлось вести бой с разбушевавшимся Дунаем. Все до одной машины были спасены.

Но теперь встала другая задача: как выбраться отсюда и привести полки в боевую готовность? Ведь надо было помогать нашим наступающим наземным войскам. Откуда взлетать и где садиться? Дунай залил весь аэродром.

В первой половине дня командиры полков во главе с командиром дивизии побывали в поле и нашли площадку с твердым грунтом. Но добраться до нее по весенней хляби было почти невозможно. Первая же машина, которую рулил капитан Супонин, быстро застряла в низине.

Выручили нас опять местные жители. Пожилой черноусый мадьяр, понаблюдав, как мы мучаемся, махнул рукой и через некоторое время привел трех волов в упряжке. Другие крестьяне принесли длинные и широкие полозья. Мы поняли и одобрили их затею.

Поставив машину Супонина колесами на полозья, мы впрягли в нее волов, а сами стали подталкивать ее сзади.

Самолет нехотя сдвинулся с места и медленно пополз вперед. Потом он пошел легче: предусмотрительные мадьяры заранее набросали на дорогу льда и снега.

Добравшись до заветной площадки, мы выпрягли волов, и летчик порулил машину самостоятельно.

Через некоторое время первая шестерка штурмовиков поднялась в воздух и взяла курс на новый аэродром. Ее повел капитан Супонин.

Вслед за ней взлетела и моя четверка. С высоты я увидел, что весь наш аэродром залит водой, а деревня Мадоча стала вроде небольшого островка. Хотелось громко крикнуть проводившим нас венгерским крестьянам: «Большое спасибо вам, добрые люди. Не забудем мы вашей помощи!»

Вскоре весь полк перелетел на аэродром Бугаци Пуста. На следующий день мы уже штурмовали вражеские танки и пехоту, помогая нашим и болгарским войскам освобождать венгерскую землю.

...Отгремели бои за Будапешт, Секешфехервар, Эстергом. Впереди была Австрия. Части 3-го Украинского фронта, в том числе и наша 189-я штурмовая авиадивизия, двигались все дальше на запад, к нефтеносному району Венгрии — Надьканижа. Среди наших «подопечных», которым мы помогали с воздуха, снова были братья-болгары, плечом к плечу сражавшиеся с советскими воинами за полную и окончательную победу над фашизмом.

Легкий утренний туман курился над Дунаем и над прибрежной поймой. Здесь, рядом с деревней Эрчи, оборудован наш аэродром. Вдали виднеются горы Мечек.

Самолеты Ил-2, готовые к вылету, стояли в капонирах.

Во время завтрака я доложил подполковнику Шевригину, что заместитель командира эскадрильи старший лейтенант Михаил Антипов вчера совершил девяносто девятый боевой вылет, а сегодня в сотый раз отправится на задание.

— Хорошо, — лаконично ответил командир.

Мы собрались на командном пункте полка. Это подземное сооружение землянкой назвать, пожалуй, нельзя. За всю войну у нас не было такого просторного и хорошо оборудованного КП. Здесь была и столовая, и комната отдыха, и «кабинет» командира полка. Тут мы готовились и к полетам.

Подполковник Шевригин сидел за столом, склонившись над картой-пятикилометровкой, на которой была нанесена боевая обстановка. Телефонный звонок вывел его из раздумья.

Летчики, сидевшие за дощатой перегородкой, на нарах, насторожились.

— Здравия желаю, товарищ генерал, — донесся голос Шевригина. Все догадались, что звонит командир дивизии. Через некоторое время появился заместитель начальника штаба и громко объявил:

— Антипов, к командиру!

Все поняли — скоро вылетать.

Летчики нашей эскадрильи встали и перешли в столовую. Разместившись за столами, они достали полетные карты, карандаши и линейки.

— Вылет — юбилейный. Надо подготовиться на совесть! — сказал парторг эскадрильи Дорохов.

— Разрешите поставить летчикам боевую задачу? — обратился ко мне вошедший Антипов.

Его лицо покрывал легкий румянец. Было видно, что он волнуется. «Очевидно, задача необычная, — подумал я. — Да и не так уж часто приходилось ему быть ведущим группы».

— Действуйте! — ответил я Антипову.

Положив на стол планшет и развернув карту, Антипов стал ставить летчикам задачу. Голос у него иногда срывался. Летчики притихли.

— Найдите населенный пункт Шимонторня, — начал Антипов. — Севернее его фашисты навели ночью переправу через канал. Приказано разбить ее.

Антипов обвел взглядом летчиков. Постепенно он входил в роль ведущего группы, от знаний и мастерства которого во многом зависит четкость выполнения боевой задачи без потерь.

— Пойдем восьмеркой, — продолжал Антипов. — Слева от меня Романцов, справа — Орлов с Дороховым, далее Сербиненко, Ивакин, Белейчик и последним Косачев. Над целью — круг, левый или правый, в зависимости от обстановки. Сербиненко, Дорохову и Косачеву цель сфотографировать до и после атаки. Прошлый раз Косачев забыл включить фотоаппарат. Сегодня он — замыкающий, и от него во многом зависит оценка результатов нашей работы.

Косачев смутился и ниже склонился над картой. Напоминание о допущенной ошибке было для него неприятно. Но и забывать о ней нельзя.

— Прикрывает нас шестерка истребителей во главе с Николаем Селивановым.

Разрушить переправу — задача довольно сложная. Вот почему Антипов тщательно разобрал с группой несколько вариантов выхода на цель и атаки ее с разных направлений, в различных боевых порядках. Он хорошо сознавал ту большую ответственность, которая возлагалась на него, как на ведущего группы, и поэтому более детально, чем обычно, объяснил летчикам порядок выполнения боевой задачи. Михаил добивался, чтобы каждый летчик ясно представлял себе весь порядок действий в воздухе.

Подготовка к полету длилась более часа. Механики в это время приводили в порядок самолеты. Они знали — и не только они, а весь полк, — что Антипов поведет восьмерку, совершая свой сотый боевой вылет. Его механик, низенький и курносый старший сержант Иванов, тоже стремился как-то отметить этот юбилей. Он положил около левой плоскости свежие ветки, чтобы Антипов мог вытереть ноги и чистыми сапогами ступить на новый трап, который достал для него с большим трудом. Зная, насколько летчик аккуратен, механик считал, что такая предусмотрительность придется ему по душе.

Солнце согревало мерзлую землю. Снега на аэродроме уже не было — чувствовалось приближение весны.

— Запускай моторы! — скомандовал я, когда все летчики подняли левую руку, сигнализируя о готовности к запуску. Аэродром огласился мощным гулом восьми штурмовиков.

Командир полка пошел на старт. Следом за ним летчики порулили самолеты. Вот они выстроились в заранее определенном порядке. Антипов напомнил по радио:

— Триммер, винт, костыль, щитки, радиаторы.

Это означало, что каждый летчик должен перед взлетом проверить положение соответствующих рычагов.

Группа взлетела. Плотным строем на высоте сто метров прошла над аэродромом, а над ней уже появились истребители прикрытия. Под крылом мелькнул город Сексард.

Мы подошли к радиостанции и стали внимательно следить за переговорами в воздухе.

— Облегчить винты, — подал команду Антипов.

Моторы, словно подхлестнутые, загудели на самых высоких нотах. Самолеты набирали максимальную скорость.

Главное при ударе по переправе — внезапность. Антипов немного рассредоточил группу по фронту, чтобы на бреющем повести ее в первую атаку.

На переправе было все спокойно. Шли автомашины, тянулась колонна солдат, с горки спускались танки и несколько тягачей с пушками на прицепах.

Сделав небольшую «горку», «илы» с пологим пикированием ринулись в атаку. С воем полетели реактивные снаряды, застрочили пулеметы и пушки.

Удар получился неожиданным для врага. Самолеты с ревом пронеслись над переправой и устремились на запад, резко набирая высоту.

Маневрируя, Антипов вывел группу для повторной атаки. Ведущий начал пикировать. И вот в перекрестии прицела и в центре сделанной на капоте выемки для наводки на цель показалась переправа. Две фугасные бомбы одновременно отделились от самолета. Тут же Антипов нажал на гашетку пушек и пулеметов. Сноп огня обрушился на берег. Затем ведущий, резко перекладывая самолет с крыла на крыло, сделал противозенитный маневр и, набирая высоту, опять стал уходить от цели.

Самолеты пикировали один за другим. Они сбросили шестнадцать бомб, но ни одна из них не попала в цель.

— Переправу сфотографировал, — послышался в наушниках хрипловатый голос Косачева. — Цела, командир, цела.

Антипову этот доклад не понравился. Он хотел выругать Косачева, но сдержался. «Неужели не разобьем? Неужели сотый вылет будет неудачным?» — начинал тревожиться он.

Шапки от разрывов зенитных снарядов все чаще и чаще появлялись вокруг самолетов.

— Сербиненко, Белейчик! Подавить зенитки! — спокойно передал Антипов команду перед очередным пикированием.

Михаил впился взглядом в переправу. Он старался как можно точнее выполнить маневр и лучше прицелиться, чтобы бомбы угодили в эту узкую ленточку моста.

Снова переправа «сидела» на выемке капота. Высота резко падала: четыреста метров, триста... Дальше снижаться опасно, нужно нажимать кнопку бомбометания. Но Михаил медлит. Стремление во что бы то ни стало выполнить задачу заставляет его пойти на риск... Двести метров... сто пятьдесят... Электрическая цепь замкнулась, пиропатроны сработали, и бомбы полетели вниз.

Самолет резко вышел из пикирования. Вторым в атаку шел Романцов. Он отчетливо видел, как обе бомбы, сброшенные Антаповым, разорвались точно в центре переправы. Бомба Орлова тоже попала в цель.

Что творилось в эфире! Кто поздравлял с успехом, кто кричал: «Еще добавим!» А Косачев хрипло доложил: «Зафиксировано! Порядок!»

Это было там, в воздухе, над переправой. А мы на аэродроме, прильнув к приемнику, с волнением и радостью слушали эти возгласы.

Подполковник Шевригин приказал начальнику штаба:

— Построить полк под Знамя!

Вскоре показалась группа Антипова. Словно связанные единой нитью, пронеслись над аэродромом восемь «илов»... Один за другим они произвели посадку точно у посадочного знака.

Ведущий зарулил машину на стоянку и выключил мотор. Вот он спрыгнул с крыла на землю и замер в изумлении: 707-й Краснознаменный Дунайский штурмовой полк стоял словно на параде. На правом фланге развевалось полковое Знамя. На нем сверкали орден Красного Знамени и орден Кутузова третьей степени. Боевые друзья готовились встретить юбиляра, только что одержавшего блестящую победу.

Летчики быстро собрались около Антипова, кратко доложили о результатах вылета. Ведущий группы стоял взволнованный. Ему очень не хотелось идти докладывать о выполнении боевого задания. Он был одним из самых скромных и застенчивых летчиков полка. Но ничего не поделаешь. Надо.

Командир полка Шевригин стоял возле Знамени. Рядом с ним находился подполковник Сувид.

Преодолев волнение, Антипов подошел к командиру и дрогнувшим голосом доложил:

— Товарищ подполковник, задание выполнено, переправа разбита!

— Молодцы! За отличное выполнение задания вам и всем летчикам группы объявляю благодарность, — громко произнес Шевригин.

— Служу Советскому Союзу, — прозвучал ответ.

— Товарищи! — обратился к нам подполковник Сувид. — Мы с вами хорошо знаем одного из лучших летчиков нашего полка, коммуниста старшего лейтенанта Антипова. Сегодня он успешно выполнил еще одно сложное задание. Это был его сотый боевой вылет на грозном штурмовике. Антнпов-один из самых скромных, дисциплинированных летчиков нашего полка, он отлично владеет своей машиной. Пожелаем же ему дальнейших успехов и крепкого здоровья.

Тепло поздравили юбиляра летчики первой и второй эскадрилий. Михаил стоял красный от смущения.

— Товарищи! — взял слово подполковник Шевригин. — За успешное выполнение ста боевых вылетов на самолете Ил-2 и пятисот с лишним боевых вылетов на самолете По-2 предоставляю старшему лейтенанту Антипову недельный отпуск. Направляю его в дом отдыха летчиков.

Шевригин достал из планшета путевку и вручил ее Михаилу. В тот же момент из-за строя выехала легковая автомашина и остановилась около Антипова.

— А теперь, Миша, — сказал командир полка, — садись в машину и отправляйся отдыхать. Заслужил!

Герои не умирают

Издыхающий фашистский зверь все еще пытался как-то отсрочить свою гибель. В марте 1945 года гитлеровское командование, собрав мощный кулак из тридцати пяти дивизий, в том числе одиннадцати танковых, предприняло контрнаступление. Главный удар наносился между озерами Веленце и Балатон. Кроме того, планировались два вспомогательных удара. Один из них на участке Дольни Михоляц — Валпово, где оборонялись 4-й болгарский корпус и части 3-й югославской армии. А мы как раз взаимодействовали с ними.

Контрнаступление фашистских войск началось 5 марта одновременно на всех трех направлениях. В ночь на 6 марта они форсировали реку Драву и атаковали позиции болгар и югославов. Гитлеровцы рассчитывали, что здесь им не окажут серьезного сопротивления. Но они ошиблись. Солдаты братской Болгарии дрались храбро, стояли насмерть и не пропустили вражеские дивизии в тыл войск 3-го Украинского фронта. А мы, авиаторы, активно поддерживали их с воздуха.

Теперь наш полк летал на боевые задания под прикрытием истребителей 194-й авиадивизии полковника Дементьева. Там в основном были молодые летчики. Но недостаток боевого опыта они компенсировали своей смелостью, непоколебимой решимостью разгромить врага.

Чаще всего нас прикрывали в воздухе истребители из эскадрильи старшего лейтенанта Селиванова. Мне нравился этот высокий, светловолосый летчик спокойствием и выдержкой в бою. Он отличался также скромностью, не считал зазорным учиться не только у своих сверстников, но и у молодых.

Заместителем у Селиванова был никогда не унывающий Николай Благов. Он не терял бодрости даже в самые тяжелые минуты боя. Своим неиссякаемым юмором он как бы заряжал людей, поднимал у них боевой ДУХ.

И Селиванов, и Благов прибыли на фронт сравнительно недавно. Поэтому они стремились «наверстать упущенное». Молодые, энергичные, они мечтали, конечно, и о подвигах, и о наградах.

— Летчик без ордена, все равно что самолет без пушек. Летать может, а стрелять нечем, — шутил в своей обычной манере Благов.

...Каждый совместный вылет мы потом тщательно разбирали, вскрывали недостатки, обобщали опыт, делали выводы. Главное, к чему мы стремились, — это выполнять боевые задачи без потерь. И некоторых успехов добились.

За всю Будапештскую операцию наша эскадрилья лишилась лишь трех летчиков. А хотелось, чтобы и таких потерь у нас не было.

Раннее утро. Летчики после митинга, на котором шла речь о контрнаступлении фашистов и наших задачах, собрались на аэродроме в полной готовности к вылету. Вернувшись с командного пункта, я попросил всех достать карты и поставил боевую задачу: уничтожить две батареи тяжелой артиллерии противника, которые бьют по нашим наземным войскам. Сразу определил порядок построения: слева от меня Орлов, справа — Пащенко, далее — Романцов, Сербиненко, Ивакин, Дорохов и Косачев. Действовать мы должны были вместе, восьмеркой штурмовиков первой эскадрильи.

В назначенный час шестнадцать «илов» поднялись в воздух. Вскоре к нам пристроились двенадцать «лавочкиных». Группу истребителей сопровождения возглавлял старший лейтенант Селиванов.

— Радуга-восемь! Орел-один к сопровождению готов! — доложил он по радио.

Впереди показалась широкая река, прикрытая кисеей утренней дымки. На противоположном ее берегу, слева, находились вражеские артиллерийские батареи.

— За мной, в атаку! — подал я команду.

Один за другим «илы» стали сваливаться в пике. Как хорошо знакомо это пьянящее ощущение крутого скольжения! Еще миг — и бомбы летят вниз. На огневых позициях вражеских батарей вздымаются фонтаны взрывов. Выйдя из пикирования, штурмовики замыкают круг. Истребители прикрытия барражируют над нами.

А вот и первые фашистские «гостинцы». Вокруг самолетов начинают рваться зенитные снаряды. Не обращая на них внимания, делаем второй заход на цель.

Почти двадцать минут мы штурмовали артиллерийские батареи противника. Над их позициями висели густые облака дыма и пыли. Вряд ли там уцелело хотя бы одно орудие.

— С запада идет большая группа вражеских самолетов, — спокойно оповестил Селиванов.

Вскоре мы увидели целый рой «юнкерсов». В сопровождении истребителей они шли к северному берегу Дравы.

— Атакуй «юнкерсов»! — кричу по радио Селиванову. Зная, что в это время он думает о нас, успокаиваю его: — Не бойся, мы сами продержимся.

Селиванов подал команду, и его истребители пошли в атаку. Вслед за ними на фашистских бомбардировщиков устремились и мы, штурмовики.

В небе вспыхнул жаркий воздушный бой. В нем с обеих сторон участвовало не менее шестидесяти самолетов. То здесь, то там начали падать сбитые машины.

Вражеские бомбардировщики стремились во что бы то ни стало пробиться к позициям болгарских войск и обрушить на них свой смертоносный груз. Селиванов понял, что каждая минута промедления может дорого обойтись тем, кто ждет их помощи в отражении воздушного налета противника. В голове у него уже созрело решение...

— Благов, прикрой! Атакую ведущего! — хриплым голосом приказал он своему заместителю.

Расстояние между ним и ведущим группы «юнкерсов» стремительно сокращалось. Вот он поймал его в сетку прицела и нажал на гашетку. Огневая трасса врезалась в стервятника. Но в этот момент другой вражеский самолет дал очередь по Селиванову. Один из снарядов попал в мотор истребителя.

Машина Селиванова загорелась, но он продолжал преследовать ведущего. До него уже оставалось не более двадцати метров. Уже отчетливо был виден воздушный стрелок бомбардировщика. А у нашего летчика, как назло, кончились боеприпасы. Что делать? Истребитель горел, и пламя уже подступало к кабине. Селиванов решил пойти на таран.

Громада бомбардировщика заслонила ему небо. Раздался треск. Сильный удар выбросил летчика из кабины.

Но Селиванов остался жив. Спустившись на парашюте в реку, рядом с нашим берегом, он вылез на сушу и стал с удовлетворением наблюдать, как догорает вражеский бомбардировщик.

А в воздухе обстановка сразу же изменилась в нашу пользу. Лишившись ведущего, фашисты растерялись. Строй «юнкерсов» рассыпался. Беспорядочно сбрасывая бомбы, они стали разворачиваться назад. В этот момент мы и обрушились на них.

Сделав одну атаку, стали готовиться ко второй. Тут ко мне бросился вражеский истребитель. Но Пащенко упредил его удар. Срезанный меткой очередью, «фоккер» вспыхнул и с завыванием пошел к земле.

Однако бой чреват неожиданностями. Не успели мы опомниться, как другой вражеский истребитель открыл огонь по машине Пащенко.

— Снаряды кончились! — доложил ему воздушный стрелок Илья Добрынин.

Пащенко оглянулся. Стрелок сидел скорчившись на полу кабины.

Вражеский истребитель дал еще очередь по штурмовику Пащенко.

— Командир! Разбит руль поворота и стабилизатор! — сообщил через некоторое время Добрынин. — Я ранен в руку и в ногу.

Машина Пащенко стала крениться вправо. Казалось, она вот-вот перевернется. По ее броне ударили еще два снаряда и повредили мотор. Положение стало критическим. Каждую секунду мог возникнуть пожар.

Напрягая все силы, летчик повел подбитый самолет на посадку. Он внимательно обшаривал взглядом землю, выбирая подходящую площадку. Внизу, на берегу Дравы, шел ожесточенный бой. А дальше виднелся лес, залитый водой. Выход был один: садиться на этот лес.

Бронированная машина, срезая верхушки деревьев, пошла к земле. Треск, шум, удар... Штурмовик стал медленно погружаться в воду...

— Радуга-восемь! Я — Кремний. Бой прекратить, идите домой! Молодцы, спасибо! — передал по радио заместитель командира дивизии, хорошо «видевший» весь бой со станции наведения.

Наши самолеты на бреющем пошли к аэродрому. Все — сначала истребители, потом штурмовики — сели благополучно. Только Петр Орлов продолжал ходить по кругу. У его штурмовика не выпустилась правая «нога».

Но Орлов и сам знал об этом. Он применил аварийный выпуск шасси. И это не помогло. Осколки вражеских снарядов сделали свое дело.

— Кама-двенадцать! Доложите командиру, что прошу разрешить посадку на левое колесо.

— Есть доложить, — дрогнувшим голосом ответила радистка Таня Дружинина.

Круглолицая, чернобровая сибирячка была в курсе всех наших дел, знала, кто как ведет себя в воздухе, быстро различала летчиков по голосу. Так было и сейчас. Ей было уже известно, что с задания не вернулись Селиванов и Пащенко. Неужели погибли? Ведь всего двадцать минут тому назад она слышала их веселые голоса.

Теперь вот случилась неприятность у Орлова. Он просит разрешения посадить самолет на левое колесо. Таня живо представила себе картину такой посадки... Летчик ударяется головой о приборную доску и теряет сознание. Именно так было три дня тому назад, когда один из летчиков-истребителей посадил машину на фюзеляж у самой границы аэродрома. Сегодня это тяжелое испытание выпало на долю Орлова. Того самого летчика, который сегодня вечером обещал прийти к ней на радиостанцию слушать маяк... Неужели?..

— Товарищ подполковник, — говорит она срывающимся от волнения голосом. — Орлов... просит разрешения садиться... на одно колесо... Убьется ведь, товарищ командир.

— Пусть садится, — ответил спокойно Шевригин. — Не волнуйся, Таня! Все будет хорошо. Это же Орлов! Одна фамилия чего стоит!

Потом взял в руки микрофон и передал:

— Орлов! Кама-двенадцать! Посадку разрешаю.

— Вас понял! — отозвался летчик.

Орлов плавно подвел самолет к земле, выключил зажигание, перекрыл бензокран и увеличил левый крен. Машина коснулась колесом полосы, покатилась. Ее скорость гасла. Мы затаили дыхание... Самолет вот-вот зацепит землю правой плоскостью. Тогда... начнется страшное. Но Орлов начеку, он ждал этого момента. Как только правая плоскость стала опускаться, он резко дернул кран шасси, поставил его в положение «убрано». Левое шасси подломилось... еще мгновение — и самолет пополз на фюзеляже по прихваченному весенним морозом грунту.

Санитарная машина, а за ней грузовая и легковая уже мчались к месту посадки самолета. Врач Оскар Ефимович Брудный первым вскочил на крыло «ила» и открыл фонарь. Орлов неподвижно сидел в кабине, опустив голову.

— Жив? — взволнованно спросил доктор.

— Кажется, да, — поднимая голову, выдавил из себя летчик. По его лицу катились крупные капли пота.

Орлов выбрался из кабины. Со всех сторон его окружили боевые друзья. Все стали хвалить его за хладнокровие и мужество. Кто-то сказал, что он имел полное право покинуть самолет.

— Да разве такого красавца можно бросать?! — горделиво возразил Орлов и размашисто зашагал к командному пункту.

Пащенко изо всех сил старался выбраться из кабины, но безуспешно: фонарь заклинило. А через открытые форточки хлестала вода. Скоро она заполнит кабину, и тогда — конец.

Говорят, перед лицом смерти человек способен на невозможное.. Видимо, так случилось и на этот раз:

Иван Пащенко сумел вылезти из кабины через узкую форточку фонаря.

Он сразу же бросился к своему другу, воздушному стрелку. Тот лежал без сознания, лишь изредка стонал. Тлеющий комбинезон его дымился, правый рукав был в крови.

Летчик вытащил стрелка из кабины, положил на крыло и стал пригоршнями обливать его горящую одежду.

— Застрелите меня, командир... — услышал он.

— Брось, Илья, будешь жить, мы с тобой еще повоюем...

Пащенко осторожно снял со стрелка меховой комбинезон и перевязал ему раны. Добрынину стало легче. Он открыл глаза.

— А где мы находимся? — спросил он, приходя в сознание.

— На отдыхе в лесу, — шутливо ответил Пащенко. На бледном лице Добрынина мелькнула тень улыбки.

— Откровенно говоря, даже не представляю, где нас угораздило упасть, — уже всерьез сказал летчик. — Но на скорую помощь рассчитывать не приходится. Давай твой автомат, и будем помаленьку двигаться.

Старший лейтенант взвалил Добрынина на спину и медленно побрел от самолета. Идти было тяжело. Ледяная вода, доходившая до пояса, плавающие ветки и поленья сковывали движения.

Откуда-то справа доносилась пулеметная стрельба. Очевидно, там шел бой. Пащенко решил идти именно туда.

Около часа он медленно брел, продрогший и измученный, с тяжелой ношей на плечах. Несколько раз за это время Илья просил его оставить, потом вдруг странно вскрикнул и замолчал.

Затопленному половодьем лесу, казалось, не будет и конца. А летчик все шел и шел. Но вот наконец деревья расступились, и впереди показался небольшой островок.

Пащенко выбрался на сухой берег и осторожно уложил стрелка на траву.

— Холодно что-то, Ваня, — сиплым голосом сказал очнувшийся Добрынин.

— Хорошо, Илюша, сейчас что-нибудь придумаем, — ласково ответил Пащенко, хотя у самого зубы ныли от холода.

Насобирав сухих сучьев и травы, он вынул зажигалку и разжег костер. Потом достал пачку сигарет. Но они так размокли, что закурить друзьям не удалось. Немного отдохнув и отогревшись, летчик осмотрел бинты на ранах стрелка и решил идти дальше. Однако с каждым метром пути уровень воды становился все выше, и он вынужден был вернуться назад, на «остров спасения».

— Выход один, Илюша, — устало сказал он Добрынину. — Ты полежи здесь, у костра, а я пойду искать своих. Скоро мы придем за тобой.

Стрелок согласно кивнул головой и тихо прошептал:

— Иди, Ваня! Иди...

Захватив с собой автомат (боясь как-бы Добрынин не натворил глупостей), Пащенко вновь вошел в студеную воду. Наступили сумерки, когда он добрался до опушки леса. Слева, там, где кончался разлив воды, стояли повозки. «Дорога! Люди!» — обрадовался летчик.

Повозочные тоже заметили его. Размахивая руками, они стали кричать. Вначале Иван насторожился, услышав чужую речь, но вскоре уловил в ней знакомые, когда-то слышанные нотки.

«Да ведь это же болгары!» — чуть не вскрикнул он от радости.

— Летник! Братушка! — кричали два солдата, торопливо шагая навстречу Ивану. — Болгар ми, болгар!

— Братушки, родные! — вырвалось из груди нашего летчика. Дрожащими руками он обнял первого подбежавшего к нему солдата и крепко поцеловал.

Новые друзья представили советского летчика своему командиру роты, а потом вместе с Пащенко пошли на «островок спасения». Илью застали они у потухшего костра. Он лежал на спине и стонал.

Один из болгар, оглядевшись вокруг, сказал, что здесь недалеко живет лесник и у него должна быть лодка. Он сам вызвался разыскать его.

Когда Тодор ушел, Иван вместе с другим солдатом, Вылко, развели костер и накормили Добрынина консервами.

За работой и заботами о друге они не заметили, как стемнело.

Наконец вернулся Тодор. Он объяснил, что домик нашел, а лесника нет. Наверно, его убили фашисты.

— А лодку пригнал? — спросил Пащенко. Утвердительно покачав головой, Тодор ответил:

— Нема лодка.

Пащенко удивился. Но Вылко, немного знавший русский язык, объяснил, что согласный кивок головой у болгар означает не «да», а «нет». И наоборот. Это разъяснение не успокоило советского летчика. Надо было что-то придумывать.

Сначала они попробовали вынести раненого на носилках, сделанных из жердей и шинели. Но из этого ничего не получилось. Попав на глубокое место, они вынуждены были вернуться.

— Без лодок или плота не обойтись, — сказал Пащенко. — И, подумав, предложил: — Слушай, Вылко, вы и Тодор оставайтесь с Ильей, а я пойду искать бревна для плота. Поняли? Видя, что болгары дрожат от холода, он не хотел, чтобы они из-за него и Ильи снова лезли в ледяную воду.

— Понял, — ответил Вылко и привычно качнул головой из стороны в сторону.

Пащенко через силу улыбнулся, сошел в воду и поплыл. Поиски материала для плота кончились для него печально. Когда он, выловив первое бревно, вытащил его на мель, ноги ему свела судорога. Летчик упал и потерял сознание.

Ивана случайно обнаружили два югославских партизана, которые проплывали здесь на рассвете. Заметив, что он еще дышит, они втащили его в лодку, растерли спиртом и влили в рот несколько капель своей водки — ракии.

Через некоторое время Пащенко пришел в сознание. Открыв глаза, очень удивился, увидев рядом незнакомых людей, опоясанных пулеметными лентами.

— Кто вы? — спросил встревоженный летчик.

— Серб, серб, партизан, — наперебой заговорили югославы.

— Братушки, тогда плывите вон туда, — попросил Иван, указав рукой в направлении островка,

Однако на острове никого не оказалось. «Куда же они ушли?» — ломал голову летчик. Собравшись с силами, он несколько раз окликнул их, но ему никто не отозвался.

Лишь после того, как югославские партизаны доставили Пащенко в нашу ближайшую пехотную часть, он узнал, что Добрынин жив. Болгарские друзья не бросили его и вынесли из леса. Теперь они все трое лежали в медсанбате, который находился в ближайшей деревне.

Летчик попросил и его проводить туда. Пехотинцы согласились. С большим трудом он дошел до деревни. И когда переступил порог дома, в котором размещалась санчасть, силы снова покинули его. Он потерял сознание.

Через несколько дней Иван Васильевич Пащенко вернулся в родной полк. Снова стал водить в бой грозные «илы», поддерживая с воздуха части болгарской армии, отражавшие атаки фашистов. А Илью Добрынина эвакуировали в тыл залечивать раны.

...Воины двух братских армий плечом к плечу сражались на последних рубежах, отделяющих нас от желанной победы. Они всегда были готовы прийти друг другу на помощь. Когда 4-й болгарский корпус попал однажды в тяжелое положение, командование 3-го Украинского фронта послало ему на выручку наш 133-й стрелковый корпус. И фашисты были разгромлены.

* * *

Наш аэродром расположен севернее города Капошвар, близ деревни Орци. Вдали уже виднеются белые вершины гор. Это южные отроги Альп. Как далеко мы ушли от родных равнин и лесов!

Вместе с частями болгарской армии мы громили фашистов в Южной Венгрии и на севере Югославии. А на других фронтах советские войска уже рвались к Берлину, Вене, Праге. До конца войны оставались считанные дни.

...Летчики сидят возле штабной землянки в ожидании очередного вылета. Примостившись на ящике, лейтенант Орлов читает «Горе от ума». Он очень любит эту бессмертную комедию Грибоедова. Часто в кругу друзей Петр, перефразируя стихи великого поэта, вдохновенно декламирует:

Вот отбомбишь, воротишься домой,
И дым Отечества нам сладок и приятен!

Лейтенанту Орлову всего двадцать два года. Но это уже опытный, закаленный воин. Недавно его приняли в партию.

Слышится команда: «По самолетам!»

Петр Орлов с сожалением закрывает книгу и отдает ее механику. Надев шлем, он по-юношески легко вскакивает на плоскость машины. А воздушный стрелок уже занял свое место в задней кабине.

Полку поставлена задача — нанести штурмовой удар по железнодорожному узлу Чаковец, расположенному в северной части Югославии. Воздушная разведка обнаружила там скопление вражеских эшелонов с войсками и техникой.

...Штурмовики, прикрываемые истребителями, точно вышли на цель. В этой группе находился и Петр Орлов. Построившись в круг, «илы» с пикирования начали штурмовать вражеские эшелоны, обрушивая на них бомбы и реактивные снаряды, поливая свинцом из пушек и пулеметов.

Зенитчики противника открыли сильный огонь. Вокруг штурмовиков заклубились разрывы снарядов. С каждой секундой этих черных клубков становилось все больше. Но ничто не могло сорвать атаку наших «летающих танков».

Во время второго захода в самолет Орлова угодил снаряд. Машина перестала слушаться летчика.

— Орлов, ты подбит... Можешь выйти из боя, — передал ему командир.

— Успею, товарищ командир. Мы еще повоюем, — ответил Петр.

В такой обстановке летчик, с разрешения командира, мог бы, конечно, выйти из боя и под прикрытием истребителей вернуться домой. Никто не упрекнул бы его за это.

А если он чувствовал, что не дотянет до аэродрома, ему разрешалось перелететь линию фронта и приземлиться в расположении своих войск. Но лейтенант Орлов не сделал ни того, ни другого. Он был настоящим бойцом. Бить фашистов, пока глаза видят землю, а руки способны управлять самолетом — вот его девиз. И он не вышел из боя, смело повел свой «ил» в очередную атаку.

Второй снаряд, пробив броню, разорвался в моторе. Штурмовик окутался черным дымом. Все летчики, находившиеся поблизости от Орлова, с волнением ожидали, какое он примет решение. В эфире наступила тишина.

— Петя, горишь! — крикнул кто-то, не выдержав. В этом возгласе прозвучала тревога за друга, просьба к нему подумать о своей молодой жизни. Ведь слишком много мы понесли жертв за годы войны. И как обидно было на пороге победы терять таких молодых ребят...

Возможно, Орлов и слышал тревожный голос друга. А может быть, и нет, если снаряд вывел из строя рацию. Но как бы то ни было он ничего не ответил. Мы видели только, как летчик энергично перевел свой горящий самолет в пикирование... Окутанный дымом штурмовик ринулся вниз, на станцию, и врезался в скопление вражеских эшелонов. Так коммунист Петр Орлов нанес по фашистам свой последний удар.

«Это он указал нам цель», — безмолвно решил каждый из нас. Словно подтверждая эту мысль, в наушниках прозвучала команда:

— В атаку! Добьем врага!

Долго наши «илы» носились над целью, подобно черным молниям. А внизу бушевало море огня. Фашистские эшелоны не ушли со станции.

...На аэродром мы вернулись без единого патрона и снаряда. Со стоянки шли усталые и злые. У меня в горле застрял комок горечи. Перед глазами все еще стояла картина героической гибели друга. Прощай, ясноглазый Петя! У тебя была душа поэта и сердце настоящего героя! Ведь нужны бездна мужества и любви к людям, чтобы совершить то, что сделал ты в один из последних дней войны.

...Вскоре наши войска заняли станцию Чаковец. На путях ее оказалось более десяти разбитых железнодорожных эшелонов с танками и артиллерией. А сколько там было уничтожено гитлеровцев!

Это произошло 3 апреля 1945 года. Вскоре мы узнали, что Петру Ивановичу Орлову, летчику-коммунисту, присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Посмертно. За героизм и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими оккупантами.

...Погожим майским утром 1945 года отгремели последние залпы войны. Наступил Великий День Победы, о котором мы мечтали все эти долгие годы. На землю пришел мир. Мы стояли под развернутым Знаменем полка и слушали приказ об окончании боевых действий. Над застывшим в торжественном молчании строем звучали слова о том, что Советская Армия с честью выполнила свой долг перед партией и народом, свою великую освободительную миссию.

Нашей радости не было предела. Но к ней примешивалась и грусть. Мы думали о тех, кто отдал за победу над фашизмом самое дорогое, что есть у человека, — свою жизнь.

Мы никогда не забудем своих погибших боевых товарищей. Их дорогие образы будут с нами до конца жизни. Не забудут героев и все честные люди земли. И наши потомки, люди коммунизма.

Герои не подвластны времени. Они не умирают.

Послесловие

Меня часто спрашивают: «Вот вы, летчик, военный человек, наверное, никогда и не думали стать писателем? Так расскажите, как была написана эта книга?»

Верно, раньше мне и в голову не приходило, что я стану писать воспоминания. Но однажды, спустя много лет после того, как отгремели бои, мы были приглашены на пионерский сбор. Мы — это член-корреспондент Академии наук СССР, профессор Сергей Никитович Маргелян, негр Роберт Росс и я. Сбор проводился на тему «В жизни всегда есть место подвигу».

Сначала выступил Сергей Никитович, необычайно одаренный математик, в двадцать четыре года ставший членом-корреспондентом Академии наук. Не только пионеры, но и мы, взрослые, с раскрытыми ртами слушали его рассказ о достижениях науки. Перед нами открылся захватывающий воображение мир проблем, которые сегодня еще кажутся фантазией, а завтра будут действительностью.

Роберт Росс поведал о том, что волнует все человечество: о борьбе негритянского народа за свободу и равноправие, о «прелестях» жизни темнокожих в капиталистических странах.

А потом говорили о героизме, смелости, подвигах. По горящим глазам наших юных друзей мы видели, как глубоко волнует их эта тема. Пришлось выступить и мне. Снова в памяти ожили незабываемые дни боев, бессмертные дела и подвиги моих друзей — Михаила Антипова и Георгия Дорохова... Последнее пике Петра Орлова, отчаянная операция над Будапештом, когда мы разбрасывали листовки...

После выступлений нас обступили пионеры, и началась непринужденная беседа. Во время разговора один из пионеров озадачил меня неожиданным вопросом:

— Скажите, а где можно прочитать о подвигах летчиков, про которых вы рассказывали?

В первый момент у меня сложилось впечатление, что пионер принял рассказы о подвигах моих товарищей как нечто надуманное, литературный вымысел. Я невольно смутился. Но ответил, что все рассказанное мною о боевых друзьях — истинная правда.

Опустив голову, мальчик тихо произнес:

— Я хотел бы... хотел прочитать книгу о ваших замечательных товарищах.

Тут я понял, что думал сказать этот застенчивый пионер. И мне стало стыдно. В самом деле, разве можно похоронить в своей памяти, в тайниках сердца великие события минувшей войны и образы ее замечательных героев!

...Вспоминается и другой эпизод. Во время встречи молодежи столицы с воинами Московского гарнизона одна из девушек задала мне такой же вопрос, как и пионер, только в более категоричной форме

— Почему вы до сих пор не написали книгу о подвигах своих товарищей. И о себе? — И снова мне пришлось смутиться. Но теперь я ответил, что уже работаю над такой книгой.

Люди, наши замечательные советские люди, побудили меня взяться за перо и в меру своих способностей воссоздать образы дорогих моему сердцу друзей и боевых товарищей.

...Описанные в книге события — всего лишь малая часть большого и славного пути 707-го Краснознаменного Дунайского штурмового ордена Кутузова III степени авиационного полка. Давно прошли грозовые дни, но мы, боевые друзья и товарищи, поддерживаем и теперь тесную связь, пишем друг другу письма. Боевая дружба не умирает. Поэтому я многое знаю и о дальнейшей судьбе своих героев.

Так, полковник Василий Семенович Сувид, которого мы так любили и уважали, сейчас в отставке, пенсионер. Живет он недалеко от Ногинска. А вот наш командир полка, подполковник Михаил Иванович Шевригин, умер.

Летчик-истребитель Александр Иванович Колдунов, генерал-майор авиации, дважды Герой Советского Союза, и по сей день служит в истребительной авиации. Продолжают службу в рядах советских ВВС и Герои Советского Союза Д. В. Супонин и И В. Пащенко.

Герой Советского Союза капитан Антипов Михаил Николаевич погиб 1 июня 1947 года при исполнении служебных обязанностей.

Герой Советского Союза Н. И. Сербиненко демобилизовался из рядов военной авиации по состоянию здоровья. А Володя Романцов работает в одном из аэропортов Прибалтики. Михаил Скочеляс демобилизовался и живет в Минске. Алексей Зайцев работает в Новороссийском порту. А. А. Воеводин и Г. И. Белицкий — пенсионеры и живут в Москве. Ю. Сорокин и Н. Пахомов тоже живут и работают в столице.

С душевной болью вынужден сообщить вам, дорогие читатели, о Георгии Дорохове и Павле Ивакине. Не довелось им увидеть радостный день великой победы. Оба они погибли в марте 1945 года, выполняя в паре боевое задание на разведку.

Эта книга, может быть, и не была бы написана, если бы не большая помощь моих боевых товарищей и командиров. Приношу глубокую благодарность маршалу авиации В. А. Судец, М. И. Шевригину, В. С. Сувиду, А. И Колдунову, Д. В. Супонину, И. В Пащенко, Н И Сербиненко, М П. Скочелясу и А. Д. Зайцеву. Их дружеские советы и помощь в воссоздании некоторых эпизодов боевой жизни нашего полка позволили сделать книгу более достоверной.



Обновлен 23 сен 2018. Создан 17 сен 2018



SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!
SOCPUBLIC.COM - заработок в интернете!
+++ Flag Counter Яндекс.Метрика

виртуальный фотомузей бердянска, фотомузей брд, фотомузей brd, старые фото бердянска, фотографии Бердянска, старые фотки бердянска, фото музей бердянска.

кнопка вверх